Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Сурмачев

«Механизм автоследования устроен продуманно»

Элвис Марламов, владелец компании «Аленка Капитал»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

Можно ли избежать инсайда при использовании стратегий, как реализуется защита в автоследовании и откуда возникают фронтраннеры, “Ъ” рассказал владелец компании «Аленка Капитал» Элвис Марламов.


— Так что же произошло? Вы совершали те операции, которые описаны в релизе ЦБ? Занимались фронтраннингом?

— Нет, нет. Я не фронтраннер. И вообще считаю, что плохо, когда аналитик что-то рекомендует к покупке, а сам не покупает. Я инвестор, но иногда спекулятивно торгую на небольшой капитал: покупаю на важных новостях и отчетах, потом могу продать в плюс или минус. Но очень важно понимать, что в таких сделках не было никакой закономерности и системности, как было указано. Я покупал на разных счетах по принципу «где успею», так как время идет на секунды. Причем сделок, в ходе которых я покупал сначала на стратегию, а потом на себя, было даже больше. Очень важно, что таких «пересекающихся» сделок было меньшинство в общем количестве сделок на другом, личном счете, который был, кстати, оформлен на меня в том же брокере. Я его ни от кого не прятал, и он был относительно небольшим по размеру.

Движение цены происходило не из-за «массовых покупок стратегии». Все почему-то подумали, что я нажимаю кнопку и следом за мной весь пул покупает разом. Но это работает не так. Было бы глупо делать такой механизм — он тогда был бы по своей природе нечестным и приводил к неравномерным ценам входа у разных подписчиков. Механизм же автоследования устроен продуманно: сделки могут размазываться на 20–30 минут.

Ну и подумайте сами, зачем мне было продавать почти сразу, если я был якобы намерен подождать, пока мы своими небольшими силами двинем акции какого-нибудь «Норильского никеля»? До уровня Владимира Потанина мне еще далеко. Речь же идет о «голубых фишках», не о втором-третьем эшелоне. Голубые фишки двигаются на новостях, на событиях!

— ЦБ считает, что вы использовали инсайдерскую информацию об объемах и направлении сделок своих последователей. Что вы можете сказать об этом?

— Закон четко определяет перечень инсайдерской информации. Я вместе с юристами много раз его перечитал. В нем не содержится ничего из того, что мне предъявили. Мне не известны ни объем сделок, ни размеры счетов подписчиков, ни их коэффициент участия. А «инсайд», который подписчики получают через секунду после сделки, это уже не инсайд.

Есть еще один нюанс. А именно существование фронтраннеров стратегий. Допустим, человек подключился к стратегии со своими 100 тыс. руб. и получает сигналы мгновенно. При этом у него есть другой счет — на 10 млн руб., который к стратегии не подключен. Поскольку сама стратегия заходит в рынок равномерно, как подписчик, он получает преимущество в скорости. Но делает сделки со своего отдельного, большого счета. И не потому, что стратегия сдвинула акции и он получает несправедливые цены. А просто из-за экономии. Потому что он не хочет платить 3% от стоимости своих чистых активов на большом счете брокеру и автору стратегии.

— Почему вы решили открыть свою стратегию для подписчиков?

— Считаю, что сама идея автоследования прорывная. Она может привести на рынок новых талантливых управляющих, может изменить многое в лучшую сторону. Добавляет ликвидность. Я узнал о том, что создано эффективно работающее автоследование, в начале 2016 года. И решил сделать публичный эксперимент. Написал, что инвестирую в акции горнодобывающих компаний. Назвал стратегию Alenka Mining — тогда майнинг еще не ассоциировался с криптовалютами. За год этот счет вырос в 15 раз. Результат подписчиков был сопоставим.

Я никогда не рекламировал свои стратегии, не советовал подключаться. Там в описании был дисклеймер «Только для крепких и опытных парней, новичкам подписка запрещена». Когда Alenka Mining стала популярной, я закрыл подписку на эту стратегию. По просьбам подписчиков (а не из-за желания их фронтраннить) были созданы две консервативные стратегии — Alenka Bond и Alenka Dividend, основанные на инвестировании в дивидендные бумаги и отыгрывающие снижение ставки. Они также вышли успешными. В целом это был не трейдинг, а инвестирование, сделки были очень редкими.

— С вами связывался «Финам» после всего, что случилось?

— Да, мы связывались. Я просил проанализировать мой счет, поскольку у меня к нему нет доступа через личный кабинет. Так вот на том моем «изолированном» счете было заработано 6 млн руб., а не 8 млн руб., как было указано. Причем большая часть из них — на непересекающихся сделках.

— Как реагирует на вас трейдерское сообщество? На «Смарт-лабе» появилось очень много противоположных по смыслу комментариев...

— Люди меня в основном поддержали. Да, по сообщениям некоторых СМИ, я выглядел злодеем. Писали, что я занимался чем-то вроде «систематической инсайдерской торговли с изолированного счета». Перелив денег на тайные счета и заговор! Но, по сути, далекие от темы люди не разобрались. Я же просто торговал, как мог, и подписчики были довольны. Объективно результаты были высокими. И это был не инсайд, а идеи, которые я подробно расписывал на сайте (по привилегированным акциям «Лензолота», «Россетей», «Ленэнерго», «Мечела», а также обыкновенным акциям «Протека»).

— А что у вас происходит в жизни сейчас, после происшедшего скандала?

— Я пришел в себя, настроение боевое. Продолжаю развивать свой проект «Аленка Капитал», занимаюсь аналитикой, ищу идеи, езжу по собраниям акционеров. И автоследование не является главным направлением моей деятельности. При этом мы в компании специально ничего не рекламируем, так как финансовые рынки сложны для большинства людей и инвестирование на длительный срок — это не для всех.

Интервью взяла Мария Сарычева


Комментарии
Профиль пользователя