Коротко


Подробно

2

Фото: РИА Новости

"Северный поток-2": быть или не сбыть?

перспективы

Новый газопровод противопоставил трезвую часть Европы обозленной Америке. Постоянный автор "Д" Владислав Белов, замдиректора Института Европы РАН, руководитель Центра германских исследований, пытается спрогнозировать, удастся ли российскому газу прорваться сквозь частокол санкций.


Проекту "Северный поток" более 20 лет: подготовительные работы начались в 1997 году. Компания по управлению будущим самым протяженным в мире газопроводом Nord Stream AG была создана в Швейцарии в 2005 году. Когда Россия и Германия заявили об идее реализации мегапроекта, мало кто из участников европейского энергетического рынка (он был открыт для всех, включая Польшу) восприняли ее всерьез, считая это начинание маниловщиной. После успешного завершения строительства было получено согласие на дополнительные третью и четвертую нитки газопровода ("Северный поток-2"). Именно они стали яблоком раздора — сначала для чиновников Брюсселя и политиков ряда стран ЕС, затем для Украины и США.

Первый проект подпал под ограничения Третьего энергетического пакета ЕС: "Газпром" до середины 2017 года имел право использовать только половину мощности своего наземного газопровода Opal. Судьба второго "Северного потока" оказалась под вопросом. С одной стороны, антироссийское лобби во главе с Польшей и прибалтийскими странами пытались запретить его реализацию в рамках действующих правовых норм Евросоюза. С другой стороны, США с лета 2017 года оказывают беспрецедентное давление на руководство ЕС с целью остановить строительство или сделать его технически невозможным (через отлучение российского монополиста от кооперации со своими партнерами), пытаясь убедить чиновников в крайне высоких рисках для европейской энергетической безопасности.

Каково противодействие?


И противники в ЕС, и американцы во многом добились своих целей. Польше удалось заставить партнеров "Газпрома" покинуть второй консорциум: из него вышли Engie, OMV, Shell, Uniper и Wintershall. Тем не менее они остались основными финансовыми инвесторами проекта. На этом польская сторона не остановилась и сегодня пытается запретить любую кооперацию с российским концерном. Она также инициировала дискуссию о проекте как политическом оружии, используемом Россией против Украины, рискующей с 2020 года лишиться $2 млрд, получаемых от транзита российского газа. Этот тезис был поддержан и другими странами. США, согласно своему закону CAATSA от 2 августа 2017 года, определили проект как угрозу энергетической безопасности Европы и обозначили запреты для американских компаний на сотрудничество с российскими, а также оставили за собой право введения экстерриториальных санкций против фирм из третьих стран, осуществляющих кооперацию в рамках энергетических проектов с Россией.

Возможен ли успех?


Бесперебойно функционируют первые две нитки и связывающие их с потребителями наземные газопроводы. "Северный поток-1" подтвердил свою эффективность и надежность. Более того, Еврокомиссия дала добро на превышение 50-процентной квоты загрузки Opal. Получены разрешения от Германии и Финляндии на прокладку третьей и четвертой ниток по морскому дну. Ожидается добро властей Швеции и Дании. Обоснована экологическая безопасность. Технически все готово к прокладке труб и завершению проекта не позднее 2020 года. Сооружается дополнительный наземный газопровод EUGAL мощностью 55 млрд куб. м. Экономически доказано, что "Северный поток-2" и современная транспортная инфраструктура, связывающая его с основной ресурсной базой — Бованенковским нефтегазоконденсатным месторождением в Ямало-Ненецком АО, обеспечивают минимальные издержки по транспортировке газа (по сравнению с сухопутными магистралями). При полной загрузке всех четырех подводных ниток и продолжающих их наземных газопроводов в Германии Европа может получать 110 млрд куб. м газа — это более половины планируемых российских поставок в 2018 году. Теоретически вкупе с южными газопроводами, идущими через Турцию, это даст возможность "Газпрому" избегать существующих рисков транзита через украинскую газопроводную систему (плохое техническое состояние, несанкционированный отбор газа и пр.). Невысокие издержки (ориентировочно $2,1 за транспортировку 1 тыс. куб. м газа на 100 км) позволяют договариваться о более низких ценах для европейских потребителей. По экспертным оценкам, потребность Европы в газе в среднесрочной перспективе сохранится на высоком уровне. Одновременно прогнозируется сокращение добычи у других (нероссийских) традиционных поставщиков. В этой связи даже появилась идея о возможном строительстве в будущем пятой и шестой ниток подводного газопровода. В последовательном расширении "Северного потока" объективно заинтересованы Германия и Австрия — это усилит их позиции как крупнейших газораспределительных хабов в Европе.

Надежду на изменение позиции чиновников Евросоюза к проекту дает официальное признание правовой комиссией ЕС недопустимости применения требований Третьего энергопакета к морским участкам Nord Stream 2. Кроме того, в конце мая завершился процесс антимонопольного расследования Еврокомиссии в отношении "Газпрома", запущенный еще в 2012 году. Европейский комиссар по вопросам конкуренции Маргрете Вестагер заявила, что российский концерн имеет право сохранить доминирующее положение на рынке газа Евросоюза, однако не должен злоупотреблять им. "Газпром" не будет оштрафован, но на него накладывается ряд обязательств. В случае нарушения этих обязательств Еврокомиссия может применить штраф в размере до 10% глобального оборота концерна.

Куда идем?


"Северный поток-2" был и остается коммерческим проектом. Все стороны признали, что он не должен использоваться в политических целях. Однако западные партнеры все-таки привнесли их в проект. Одна из причин — Украина. Ее государственные бюджетные поступления, а также оптовые и розничные цены на газ существенно зависят от транзита. Без поставок российского голубого топлива в Европу Украина не сможет реализовывать нынешнюю формальную реверсную схему, при которой она забирает часть газа, предназначенного для Европы, например для Словакии, и потом ей оплачивает его. Поэтому Украина хотела бы получить гарантии минимального транзита в 45 млрд куб. м.

Сейчас основным лоббистом украинских интересов стала Германия. Министр экономики и энергетики ФРГ Петер Альтмайер занялся челночной дипломатией, по очереди посещая Киев и Москву, помогая искать некий общий знаменатель. На встрече в Сочи канцлер Германии Ангела Меркель напрямую обратилась к Владимиру Путину с просьбой сохранить часть украинского транзита. Российский президент с пониманием отнесся к просьбе федерального канцлера и выразил готовность поддержать ее, но только в том случае, если параметры сделки будут соответствовать коммерческим условиям, а не политическим. Одновременно он с иронией отозвался о лоббистских усилиях Дональда Трампа по продвижению крупных американских компаний на европейский рынок энергоносителей. Контекст иронии ясен: негоже использовать политические инструменты для достижения экономических целей. Американская сторона отрицает такую связь, но она очевидна и ее невозможно скрыть заявлениями. Напомню, закон CAATSA также направлен на сокращение ресурсной нефтегазовой базы России.

Украинский транзит стал геополитическим инструментом давления на Кремль: "Газпром" де-факто принуждают к поставкам через Украину. Однако с экономической точки зрения сегодня (и завтра) ее газотранспортная система неконкурентоспособна. Одновременно вынужденный транзит ограничивает Россию в поставках через свои газопроводы, что существенно снижает их окупаемость и эффективность. Тем не менее Москва вполне может достичь компромисса в этом вопросе и с Брюсселем, и с Киевом.

Можно ли остудить Трампа?


Существенным (и основным) риском остается неадекватность поведения Дональда Трампа, угрожающего задействовать санкционный механизм против участников второго "Северного потока". Особенно активно такие угрозы звучали в конце мая, накануне и во время проведения Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ), участники которого выступили против такого поведения США. Некоторые американские СМИ выдвинули предположение, что господин Трамп якобы предложил Ангеле Меркель сделку: продлить мораторий на заградительные пошлины на сталь и алюминий в обмен на заморозку проекта "Северный поток-2". Естественно, это неприемлемо для ФРГ.

О рисках введения американских ограничений "Д" уже писал в ноябре 2017 года, призывая отечественное и немецкое экспертное сообщество обсудить, как же противодействовать давлению США. Актуальность такого обсуждения за прошедшие месяцы возросла. Приемлемых результатов пока нет.

Повод для дискуссии дает активизация в соответствии с решением встречи глав государств и правительств Евросоюза в Софии так называемого блокирующего статута ЕС от 1996 года, направленного на защиту от последствий "внетерриториального применения законодательства, принятого третьей страной". Готовится российский закон о противодействии санкциям (на ПМЭФ господин Путин пообещал, что закон не заденет интересы кооперации российских и европейских компаний). Интересно, насколько это может остудить "санкционный пыл" администрации Дональда Трампа?

На сегодня адекватного ответа на американские угрозы ни у Германии, ни у РФ нет. Вряд ли немецкие и другие европейские партнеры откажутся от продолжения проекта "Северный поток". Более того, "Газпром" способен реализовать его самостоятельно, хотя это будет непросто. Но без немецких, австрийских и других партнеров он не сможет эффективно продать газ в европейских странах.

И последнее: в Брюсселе постепенно растет понимание того, что усилия России по дальнейшей диверсификации газотранспортной инфраструктуры укрепляют, а не ослабляют энергетическую безопасность Европы. Немецкие партнеры вносят здесь свой позитивный вклад. Но до перелома в настроениях чиновников и многих политиков пока далеко.

"Петербургский диалог". Приложение от 08.06.2018, стр. 4
Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение