Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Новое правительство в старых торосах

Владимир Дзагуто о перспективах борьбы за Арктику

Предыдущее правительство ушло в историю, так и не закончив «арктическую реформу». Почти целый год чиновники и госкомпании вели затяжную борьбу за то, кто будет курировать развитие Арктики. В общих чертах выбор в итоге свелся к следующему: оставить ли Северный морской путь (СМП), экспорт арктических ресурсов, северный завоз и примкнувшие к ним военные программы Минтрансу и ФГКУ «Администрация СМП» или отдать их «Росатому» и его «Атомфлоту». Прошлой зимой уже показалось, что атомщики, поддержанные вице-премьером Дмитрием Рогозиным, Минтранс успешно задавили, и в госкорпорации о создании арктического дивизиона говорили хоть и неофициально, но вполне уверенно. Ждали только документов — указа президента, поправок в закон о «Росатоме». Но не успели: решение осталось новому кабинету.

Что по поводу управления Арктикой думают новые министры и вице-премьеры, до последнего времени оставалось неясным. Господин Рогозин, которого считали ключевым лоббистом передачи вопросов СМП «Росатому», правительство покинул. Еще в конце прошлой недели казалось, что с пути не свернуть: новый глава Минприроды Дмитрий Кобылкин на ПМЭФ-2018 публично попросил гендиректора «Росатома» Алексея Лихачева «взять работу на себя». Но это не удивительно: экс-глава Ямало-Ненецкого АО долго пробыл в регионе, где ключевым инвестором остается НОВАТЭК — основной грузоотправитель СМП и клиент «Атомфлота», считающийся естественным союзником «Росатома».

Но состоявшееся 28 мая распределение полномочий между вице-премьерами добавило интриги: за Арктику, как и за Дальний Восток, теперь отвечает Юрий Трутнев. Собеседник “Ъ”, знакомый с раскладом сил, полагает, что статус-кво может сохраниться и в этом варианте: до сих пор от вице-премьера (в его Дальний Восток входит больше половины Севморпути) возражений против «атомного сценария» не поступало. С другой стороны, совершенно не ясно, интересна ли «война за Арктику» новому министру транспорта Евгению Дитриху. До сих пор он свою позицию на тему Севморпути и Арктики не высказывал.

Вызывает интерес в новом раскладе и сама фигура Юрия Трутнева, который достаточно влиятелен и имеет нестандартные взгляды на развитие подведомственных регионов и структур. Позицию по Арктике Дмитрия Рогозина можно было трактовать как «надо купировать эту головную боль», в «Росатоме» умеют вытаскивать что угодно из любой трясины. Подход Юрия Трутнева к Дальнему Востоку выглядит как создание «внутреннего офшора» — ТОР, энергольготы, госсубсидии и т. д. — с перехватом кураторства над ключевыми госкомпаниями, работающими в регионе. Но с «Росатомом» сделать это будет затруднительно. Госкорпорация формально подотчетна Белому дому, но в реальности это сводится скорее к исполнению положенных по этикету реверансов.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение