Коротко


Подробно

Фото: Redferns / Getty Images

«Нет правильного или неправильного способа писать песни»

Ноэл Галлахер о новом альбоме, инстинкте и футболе

Лидер и основной автор песен группы Oasis Ноэл Галлахер приедет в Россию с концертами в поддержку нового альбома своей группы High Flying Birds «Who Built the Moon?». 1 июня он выступит в санкт-петербургском клубе «А2 Green», а 2 июня — в столичном «Adrenaline-Stadium». Борис Барабанов расспросил Ноэла Галлахера о его взаимоотношениях с Деймоном Албарном, о том, как он пишет песни и что делает, если его концерт совпадает по времени с матчем любимой команды.


— Вы приезжаете в Россию вскоре после дня рождения, как планируете отмечать?

— Отмечу здесь, в Лондоне, с женой и друзьями, и вполне возможно продолжу в России с моей группой, это отличное место, чтобы что-то праздновать. Вот в Санкт-Петербурге я буду в первый раз, так что почему бы и не там? Как там погода, в Петербурге?

— Никогда не угадаешь.

— Логично. Возьму одежду на все случаи жизни. Снег возможен?

— Снег — это слишком, но в Москве в прошлом мае был. Нет, прогноз отличный, не переживайте… В прошлом году вам исполнилось 50. Как это было?

— Это была большая вечеринка. Большая-большая-большая вечеринка за городом, в красивом старом доме. У меня вообще за всю жизнь было две такие вечеринки — на 40-летие и на 50-летие. И мне кажется, то, что я сделал на свое 50-летие, вообще лучшая вечеринка из всех, на которых мне довелось побывать. Всем занималась моя жена, она просто золото. Мы гуляли три дня и три ночи. Люди до сих пор вспоминают.

— В прошлом году случился ваш сенсационный альянс c Gorillaz — вы записали песню «We Got The Power» с Деймоном Албарном. В 1990-е ваши группы, Oasis и Blur, серьезно конфликтовали. Кто сделал первый шаг?

— Деймон. Мы были на одной вечеринке, на которой у нас было много общих друзей. Он собрался уходить, я планировал остаться. Я говорю: «Ты как, в порядке?» Он: «Да, сейчас в студии работаю. О, кстати, заскакивай, кажется, для тебя есть одно дело!» Я говорю: «Давай!» Помню, мне еще кто-то позвонил и спросил: «Ты точно этого хочешь?» Я сказал: «Да!» Много времени это не заняло, а результат был замечательный. Мы даже спели вместе несколько раз, с удовольствием.

— Gorillaz тоже скоро приезжают в Россию. У вас с ними о совместных гастролях разговора не было?

— Нет. Gorillaz — это одна из самых больших штуковин в мире. То, что я делаю, все же немного поменьше, вот на столько. (Показывает руками.) Лично я был бы не против с ними поехать, это было бы круто, но у меня еще есть другие обязательства.

— Среди авторов этой песни Gorillaz, «We Got The Power», помимо вас указан Жан-Мишель Жарр. Что он делал?

— Э-э-э… Наверное, играл на клавишных? Я встретил его один-единственный раз на выступлении Gorillaz, он очень веселый! Помню, что бы он ни говорил, мы смеялись постоянно.

— Деймону Албарну недавно тоже исполнилось 50. Как вы его поздравили?

— О черт, а я и не знал, что у него день рождения.

— Когда вы составляете сет-лист для концертов High Flying Birds, как вы подходите к выбору песен Oasis для них? Есть ли желание показать какие-то песни, которым в свое время не уделили достаточно внимания?

— Можно сказать, я руководствуюсь инстинктом в выборе песен. Потом я смотрю, что из Oasis мы играли в предыдущем туре, и в том, который был до него, чтобы не повторяться. Ну и есть три песни, без которых я не могу обойтись: «Don’t Look Back in Anger», «Wonderwall» и «Half the World Away». Если я их не сыграю, живым меня не отпустят. В концертах нынешнего турне песен Oasis не так уж много, 6 из 22. Я прекрасно понимаю, что «Don’t Look Back in Anger» уже давно больше меня. Когда я только начинал сольную карьеру, у меня едва ли набралось бы своего материала на 40 минут. Но теперь у меня три альбома, там есть из чего выбирать! Поймите правильно, я не думаю, что когда-нибудь смогу обойтись вообще без песен Oasis. Более того, когда-нибудь я сыграю концерт, в котором будут только песни Oasis. Но пока приходится действовать инстинктивно.

— Давайте представим себе человека, который никогда не слышал ни High Flying Birds, ни Oasis. Как объяснить ему, почему он обязан послушать альбом «Who Built the Moon?»

— Обязан? Вы меня поставили в тупик… Смотрите, у того, что мы делаем сейчас, нет одной конкретной основы, как у Oasis, назовите ее хоть брит-попом, хоть чертовыми The Beatles. Мы обращаемся к разным жанрам. Мы играем рок-музыку в самом широком смысле, понимаете? В нашей музыке есть поп, есть спейс-джаз, есть танцевальная музыка, много всего.

— Есть два типа сонграйтеров. Одни пользуются только своей фантазией. Другим для того, чтобы творить, обязательно нужен реальный конфликт. К какому типу относитесь вы?

— Конечно, к первому. Но вообще, нет какого-то правильного или неправильного способа писать песни. У каждого из сонграйтеров, которых я знаю, свой подход. Я, например, никогда не делаю никаких записей в блокноте, все держу в голове. Если песня удерживается в памяти, значит, она хороша. При этом я восхищаюсь тем же Деймоном, который творит, сидя в студии с 12 музыкантами. Я восхищаюсь тем, что 12 человек пишут одну песню и при этом остаются друзьями. Не понимаю, как это у него получается.

— Нам всем предстоит большое футбольное лето. Вы же болельщик, вам удается смотреть футбол, когда матчи совпадают по времени с вашими концертами? Например, Роберт Плант ставит телевизор прямо за кулисами и бегает его смотреть между песнями.

— Если играет «Манчестер Сити», весь мир должен остановиться. Вообще, если есть Wi-Fi, есть и футбол. Если мое шоу совпадает по времени с матчами, мой гитарный техник докладывает мне обстановку, когда меняет мне гитары. А иногда кто-то из-за кулис просто показывает мне счет на пальцах. А у меня зрение уже не очень, мне нужно надеть очки, и я такой: «В чем там дело, мужик?» Но некоторые коллеги доходят до того, что ставят iPad с трансляцией футбола прямо на сцену. Вот это, я считаю, уже слишком.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение