Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Петросян / Коммерсантъ   |  купить фото

«То, что законы исполняются не так, как написаны — это не беда законов»

Вице-спикер Госдумы Александр Жуков — в интервью “Ъ FM”

от

Законопроект об уголовной ответственности за призывы к антироссийским санкциям не будут смягчать, сообщил в интервью «Коммерсантъ FM» вице-спикер Госдумы Александр Жуков. В специальной студии радиостанции на Петербургском международном экономическом форуме он рассказал обозревателю Дмитрию Дризе о подготовке этого документа. По словам Жукова, депутаты готовы смягчить наказание за исполнение санкций для российских компаний и физлиц, однако вторая часть законопроекта будет принята без изменений.


— Сейчас активно обсуждается прорыв, который России необходимо совершить. В то же время в Думе принимаются законы, которые этому прорыву, по оценкам многих экпертов, явно противоречат. Например, принятый практически единогласно документ об антисанкциях. Как вы считаете, такие законы способствуют прорыву или нет?

— Закон об антисанкциях — это ответ на санкции, абсолютно адекватный, я считаю, ответ. Конечно, санкции, которые применяются в отношении страны, не способствуют росту ее экономики. Но, безусловно, все это должно строиться на взаимной основе.

Я думаю, что влияние санкций на нашу экономику хотя и негативно, но не так велико, как многие думают.



И принятие закона об ответных санкциях не должно, безусловно, наносить ущерб нашей собственной экономике. В документе речь идет об ответных мерах на санкции — даны большие полномочия президенту и правительству вводить ограничения на поставку товаров на экспорт или на импорт из тех стран, которые применяют в отношении нас санкции.

— А другой законопроект — об ответственности за исполнение санкций? Вот он, конечно, пугает своим смыслом…

— Он пока не принят. Он прошел пока только первое чтение. Мы провели заседание с бизнесом. Этот закон из двух частей состоит. Первая часть касается наказания тех, кто наносит ущерб российским предприятиям и гражданам в связи с санкциями, выполняя санкции другой страны. Аналогичные законы есть во всех странах. Скажем, в Америке, если кто-то будет выполнять санкции другой страны, введенные против Соединенных Штатов, для этих компаний и граждан существует очень серьезное уголовное наказание.

— Но мы же часть глобального мира. Все приводят в пример Сбербанк и ВТБ — они не приходят в Крым.

— Речь не об этом идет. Действительно наш бизнес высказал большие опасения, что этот закон очень расширительно может трактоваться, и отказ по каким-то нормальным экономическим соображениям может привести к уголовному наказанию для предпринимателей. Мы будем очень серьезно прислушиваться к этим замечаниям бизнеса. А что касается наказания для тех, кто едет на Запад, условно говоря, и там призывает к тому, чтобы ввести санкции против наших компаний…

— Здесь у вас рука не дрогнет?

— Эта позиция не вызвала ни у кого из обсуждавших этот закон замечаний. Я думаю, что, конечно, редакция будет взвешенная.

— Я, например, журналист, могу просто выступить на семинаре в Америке и что-то сказать, какое-то критическое замечание отпустить, а потом приеду домой — и меня в наручниках с самолета снимут?

— Да не о критических замечаниях речь идет.

— А как тогда?

— Если вы приедете туда и скажете, что надо немедленно ввести санкции против Сбербанка.

— Но широко можно трактовать такие нормы.

— Вот чтобы не было широкой трактовки, нужны более ясные, четкие формулы.

— Следователи уже не будут разбираться, что я сказал так, а что — не так.

— Я думаю, что будут. Если вам предъявят обвинения, будут разбираться внимательно с этим.

— Вы же знаете нашу систему, это действительно очень серьезно, большая проблема. Это просто перекрывает вообще возможность для наших российских граждан выступать и говорить что-то откровенно о России за границей. Вы же сами ездите и выступаете.

— Вот чтобы не было таких широких трактовок, нужно совершенно ясно и четко написать, за что наступает ответственность — за призывы конкретные к введению санкций против конкретных российских предприятий или граждан.

Вы говорите, что законы исполняются не так, как они написаны, или, скажем, расширительно трактуются — это не беда законов, которые приняты, это беда исполнения законов. Вот здесь у нас есть проблемы.



Но для того, чтобы сократить возможности извращенного трактования законов, нужно, чтобы они были более ясно, четко написаны, были законами прямого действия. Именно в этом смысле и надо дорабатывать принятый в первом чтении закон.

Комментарии
Профиль пользователя