Коротко

Новости

Подробно

Фото: Reuters

Возвращение из Сирии пошло не по плану

Россиянин, участвовавший в войне на Ближнем Востоке, вторично предстанет перед судом

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

В Ростове-на-Дону начинается рассмотрение дела уроженца Кабардино-Балкарии Ислама Гугова, добровольно вернувшегося из зоны боевых действий в Сирии, где он выступал на стороне противников президента Башара Асада. Власти и силовики обещали ему амнистию, однако сразу после возвращения он был осужден за участие в незаконных вооруженных формированиях (НВФ). Недавно приговор был отменен, но господин Гугов остается под стражей и теперь обвиняется в обучении и участии в террористической деятельности. Мэр города Баксана в КБР Хачим Мамхегов, убедивший Ислама Гугова вернуться, сказал “Ъ”, что первый приговор оборвал переговоры с другими баксанцами в Сирии.


Сегодня Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону начинает рассмотрение уголовного дела в отношении 23-летнего жителя Баксана в КБР Ислама Гугова. В 19 лет он уехал в Сирию, чтобы, по его словам, защищать там «черкесов и других мирных людей». По его словам, там он водил машину, перевозя раненых, и работал на кухне. Спустя полгода, весной 2015-го, он решил вернуться домой и выехал в Турцию, а оттуда связался с родителями. Его отец провел переговоры с мэром Баксана и с начальником городского отдела УФСБ по КБР. Оба заверили, что на родине к молодому человеку не будут применяться пытки, с ним обойдутся «в рамках закона» и даже «отпустят под домашний арест». 18 июня 2015 года в отношении Ислама Гугова было возбуждено уголовное дело. Переговоры шли до весны 2016 года, и в итоге молодой человек сообщил о дате своего прилета. В аэропорту Нальчика его задержали, забрали написанную явку с повинной и поместили под арест в СИЗО. В октябре 2016 года он был осужден на три года колонии по ч. 2 ст. 208 УК РФ (участие в незаконном вооруженном формировании на территории иностранного государства). Этот срок значительно меньше минимального наказания по ч. 2 ст. 208 УК РФ, которая предусматривает от 8 до 15 лет лишения свободы. Вместе с тем статья УК содержит уточнение: «Лицо, впервые совершившее преступление, добровольно прекратившее участие в НВФ и сдавшее оружие, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления». Заявление Ислама Гугова о явке с повинной исчезло из материалов дела, а его задержание было представлено как удачная спецоперация. Но в апреле этого года Верховный суд КБР пересмотрел решение, постановив отменить приговор и прекратить уголовное дело.

Тем не менее господин Гугов пока находится под стражей. Параллельно шло следствие по второму уголовному делу по ст. 205.3 и ч. 2 ст. 205.5 УК РФ (обучение и участие в деятельности террористической организации), которое и будет рассматриваться сегодня. «Я уже ознакомилась с материалами. Там все очень непонятно»,— заявила “Ъ” адвокат господина Гугова Ева Чаниева, юрист правозащитного центра «Мемориал».

«Я убедил этого молодого человека вернуться с тем условием, чтобы его потом амнистировали»,— сказал “Ъ” мэр Баксана Хачим Мамхегов, занимающий эту должность с 2014 года. Он добавил, что пытался уже после задержания Ислама Гугова повлиять на обвинение, убеждая комиссию по адаптации к мирной жизни при главе КБР, что молодой человек не участвовал в Сирии в боевых действиях, вернулся добровольно и достоин снисхождения. «Члены комиссии полностью меня поддержали. Я выступил как свидетель и на судебном процессе»,— пояснил господин Мамхегов, отметив, что не одобряет вынесенный приговор. Он рассказал, что сам является ветераном спецподразделений и отдал 15 лет борьбе с терроризмом. «Из 25 ликвидированных в 2013 году в республике (боевиков.— “Ъ”) 19 были из нашего городского округа. Можно было бы показать, что не следует идти по пути этих заблудших ребят»,— говорит господин Мамхегов. По его словам, сейчас в Сирии и Турции находятся другие уроженцы Баксана. Мэр также вел с ними переговоры о возвращении, «но после приговора они уже не выходят на связь напрямую, к сожалению». «Они поняли, что возвращение им ничего хорошего не сулит»,— отметил он. Тем не менее мэр продолжает вести переговоры уже через их родственников. По его словам, даже если человек уже взял в руки оружие и на родине его ждет судебное преследование, то у него все равно одна дорога из Сирии — домой: «У них там какая перспектива? Чтобы после очередной бомбежки их собирали по частям? А тут отбудут наказание и вернутся к мирной жизни, к своим родным, в конце концов. У многих ведь есть и жены, и дети».

23 февраля 2017 года на встрече с офицерами Северного флота президент РФ Владимир Путин заявил, что на территории Сирии находятся до 4 тыс. россиян, примкнувших к боевикам. Директор ФСБ Александр Бортников сообщил в конце прошлого года, что возвращение боевиков из Сирии представляет реальную опасность для России. Власти республик Северного Кавказа пытаются найти решение проблемы. Например, прокуратура Ингушетии разработала досудебное соглашение, по которому гражданину, участвовавшему в НВФ или бывшему их пособником, смягчается наказание, если он приходит с повинной. В начале этого года власти Ингушетии передали в администрацию президента Сирии пакет документов, который поможет работать с россиянами, решившими вернуться домой.

Анастасия Курилова


Комментарии
Профиль пользователя