Коротко


Подробно

Фото: Александр Скифский / Коммерсантъ

Инвестиции на ветер

В Нижегородской области будут производить оборудование для альтернативной энергетики

Датская Vestas открыла в Нижегородской области первое в России локальное производство оборудования для ветряных электростанций (ВЭС), инвестировав в проект €5 млн. На площадке Liebherr в Дзержинске будут собирать гондолы генераторов, а в 2019 году при участии Фонда развития ветроэнергетики стартует выпуск башен и лопастей ветряков в Ростовской и Ульяновской областях. К 2024 году в ряде регионов страны планируется ввести электростанции на энергии ветра суммарной мощностью 3,35 ГВт. Эксперты полагают, что помешать реализации «зеленых» проектов может лобби действующих участников регионального энергетического рынка, а также отсутствие драйвера экологической и климатической ­повестки.


В Нижегородской области стартовало первое в России локальное производство оборудования для ветроэлектростанций. В сборку гондол ветрогенераторов на площадке германской Liebherr в Дзержинске один из крупнейших мировых производителей ветряков датская Vestas вложила €5 млн. На сборочной линии годовой мощностью 250 МВт будут работать 50 сотрудников. Как рассказал исполнительный вице-президент Vestas Жан-Марк Личен, продукция предназначена, в частности, для расширения ветряного парка около села Красный Яр в Ульяновской области до 50 МВт (сейчас 35 МВТ — „Ъ“). Окупаемость проекта возможна в среднесрочной перспективе, полагает господин Личен. Одновременно компания ищет локальных поставщиков компонентов, чтобы снизить издержки. В частности, это касается изготовления лопастей для турбин мощностью 3,6 МВт (производство Vestas и «Роснано» при участии ульяновских инвесторов, которое планируется запустить в 2019 году, — „Ъ“) с объемом инвестиций в 1 млрд руб. «Сегодня ветроэнергетика рассматривается как одно из приоритетных направлений. Мы исследуем этот рынок, и нам необходимо время, чтобы найти надежных поставщиков. Уже сейчас значительная часть турбин производится локальными поставщиками, и естественно, мы будем расширять сеть», — заявил господин Личен. По его словам, компания пришла в Россию «всерьез и надолго» и рассчитывает на господдержку.

Напомним, ульяновский и ростовский (производство башен ветряков в Таганроге с объемом инвестиций в 3 млрд руб. планируется запустить в 2019 году, — „Ъ“) проекты Vestas направлены на развитие ветропарков в России с участием фонда «Роснано» и финской Fortum. В июне 2017 года созданный ими Фонд развития ветроэнергетики объемом 30 млрд руб. (по 15 млрд с каждой стороны — „Ъ“) получил максимальную квоту на строительство в 2018–2022 годах ветровой генерации мощностью 1 ГВт в Ростовской, Ульяновской и Мурманской областях, Краснодарском и Ставропольском краях, а также в Республике Татарстан. Объем инвестиций в проект оценивается в 100 млрд руб. Мощности ветропарков на 360 МВт в Адыгее, Краснодарском крае, Курганской и Мурманской областях достались АО «ВетроОГК», «дочке» структуры «Росатома» по управлению неатомными активами АО ОТЭК. Право построить два ветропарка суммарной мощностью 291 МВт в Мурманской и Ростовской областях получил ключевой российский актив международной энергетической группы Enel.

В конце мая правительство планирует распределить квоты еще на 800 МВт ветрогенеранции, рассказал руководитель блока развития перспективных проектов «Роснано» в области ТЭК Алишер Каланов во время запуска производства гондол в Дзержинске. «Интерес проявили много российских и зарубежных компаний. Модель рынка, которая будет создана по итогам конкурса, зафиксирует количество игроков и портфель заказов до 2024 года», — сообщил господин Каланов и не исключил, что Фонд развития ветроэнергетики в качестве потенциального для инвестиций региона рассмотрит и Нижегородскую область.

Заместитель директора департамента инвестиционного машиностроения Минпромторга РФ Олег Токарев предположил, что до 2035 года будут введены мощности, которые позволят получать до 20 ГВт возобновляемой энергии, и министерство выступает за продление господдержки «зеленого» направления минимум до 2030 года. Потенциальную емкость рынка возобновляемой энергетики до 2024 года господин Каланов оценивает в 6 ГВт, из которых больше половины — 3,3ГВт — придется на ВЭС, остальные мощности перспективны для солнечной— и гидрогенерации, а также переработки ТБО. По данным системного оператора Единой энергетической системы, на 1 января 2018 года с учётом Крымской энергосистемы суммарная мощность ВЭС России составляла 134,36 МВт (0,06% мощностей российской энергосистемы).

Управляющий партнер Агентства энергетического анализа Алексей Преснов полагает, что перспективы развития ВЭС в России и господдержки пока не ясны. «Что будет после 2024 года неизвестно, и инвесторы могут оказаться в подвешенном состоянии. Понятно, что „Роснано“ с партнерами и другие лоббисты хотят продолжать развивать это направление, но энергетический рынок выступает против. Кроме того, возникает вопрос к формированию договоров о предоставлении мощностей (ДПМ) — работа таких станций зависит от ветра и при заявленных, например, 100 МВт мощности реальный коэффициент загрузки может составить лишь 20 МВт. Кроме того, в России нет драйвера экологической и климатической повестки, как, например, в Европе, где к 2030 году доля возобновляемых источников должна составлять 49%», — считает господин Преснов. По его словам, принцип «у всех есть и нам надо» вряд ли сработает на долгосрочную перспективу.

Роман Рыскаль


Коммерсантъ (Н.Новгород) от 22.05.2018, стр. 8
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение