Коротко


Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ   |  купить фото

Теневые миллиарды

Криптовалюты

"Экономический форум". Приложение от , стр. 66

Рынок криптовалют в России только начинает развиваться. Между тем его теневой оборот, по самым скромным подсчетам, уже оценивается в сотни миллиардов рублей в год. Эксперты считают, что принятие отраслевого закона позволит вывести часть средств из тени, что позитивно скажется на состоянии российской экономики.


Алена Шереметьева


Согласно данным портала bitcoinity.org, которые приводит Дарья Генералова, сооснователь компании ICOBox, еженедельный объем сделок с биткоинами в России составляет около 2,4 млрд рублей. "Учитывая, что в среднем мировые объемы торгов биткоином составляют приблизительно 30% от всей торговли криптовалютой, можно говорить об общем объеме сделок с криптовалютой в России на сумму около 7 млрд рублей",— констатирует эксперт.

По оценкам Леонида Делицына, аналитика ГК "Финам", мировой объем торгов криптовалютами составляет $50 млрд в сутки (1% мирового валютного рынка), из которых на россиян приходится $200-300 млн. Несмотря на небольшую долю рубля в торговле криптовалютами, Россия входит в число стран-лидеров по числу и объемам проектов ICO (первичное размещение токенов).

"Каждое десятое ICO мира имеет российские корни. Российские ICO в прошлом году привлекли около $300 млн, но половина этих средств пришлась на всевозможные финансовые пирамиды и прочие мошеннические схемы,— рассказывает Ольга Прохорова, эксперт "Международного финансового центра".— Сейчас сделки покупки-продажи криптовалют за рубли и доллары имеют характер полулегальных, когда, к примеру, продавец и покупатель встречаются в кафе. В связи с этим нередко случаются кражи довольно крупных сумм".

По ее словам, в России действует около 70 криптовалютных обменников, из них 16 работают в Москве. Эти организации не имеют никакой лицензии и действуют полулегально, в условиях отсутствия необходимых норм закона, утверждает госпожа Прохорова.

Если рассматривать рынок криптовалют по количеству специалистов, причастных к его развитию, то Россия однозначно входит в тройку лидеров, считает Александр Дужников сооснователь компании HOQU. По оценкам Российской ассоциации криптовалют и блокчейна, только в процесс майнинга в нашей стране вовлечено около 250 тыс. человек.

Юрий Гугнин, заместитель председателя комиссии по цифровой экономике при Госдуме РФ, считает, что крипторынок обеспечивает импорт капитала в Россию. "Только в рамках проекта "Карма" мы привлекли $10 млн, и эти деньги в основном направляются на аренду офиса и выплату зарплат в России, а также на кредитование российского малого и среднего бизнеса",— рассказывает эксперт.

Вне закона


Отсутствие законодательного регулирования рынка криптовалют стимулирует появление теневых схем. "Лидерами по покупке и предложению криптовалют в Москве становятся граждане Китая, работающие на рынках столицы. Заработанные средства переводятся в биткоины и отправляются на родину. Таким образом, наблюдается отток средств из России. По оценкам ЦБ РФ, ежемесячный оборот данного бизнеса составляет около 600 млрд рублей и большая часть этих средств выводится из России в Китай",— сетует Ольга Прохорова.

Государство стремится к созданию нормативно-правовой базы для крипторынка, но этот процесс идет очень медленно. В этому году появилось несколько законодательных инициатив, направленных на регулирование рынка криптовалют и ICO в России.

Как рассказала Екатерина Смирнова, руководитель практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям юрфирмы "Качкин и партнеры", основным законопроектом в этой области является проект закона "О цифровых финансовых активах", который изначально был представлен в двух редакциях: Минфина и ЦБ РФ. Впоследствии законопроект, объединяющий положения обоих ведомств, был внесен в Государственную думу рядом депутатов.

Эксперты рынка считают этот документ "сырым". "Создается впечатление, что его составители до конца не понимают, как функционируют криптобиржи, как осуществляется майнинг, куда вообще уходят ресурсы",— сокрушается Анна Кокорева, заместитель директора аналитического департамента компании "Альпари". Чтобы легализовать операции с криптовалютой, правительство должно понимать, кто находится по каждую сторону сделки и какова цель платежа.

"Основной аргумент против легализации крипторынка заключается в том, что невозможно отследить, куда и зачем уходят деньги. Но в анонимности заключается весь смысл криптовалюты. Поскольку рынок децентрализованный, установить тотальный контроль за сделками все равно не получится. Правительство может принять закон, но по факту поймать майнера-нелегала или отследить несанкционированную сделку будет невозможно",— поясняет госпожа Кокорева.

В частности, критике подверглось установление ограничения суммы, которую могут вкладывать в ICO неквалифицированные инвесторы. По мнению Екатерины Смирновой, такое ограничение бессмысленно в силу экстерриториальности рынка криптовалют. Потенциальные инвесторы просто будут участвовать в ICO в других юрисдикциях.

Странным решением эксперты считают и признание майнинга предпринимательской деятельностью, если лицо, которое его осуществляет, превышает лимиты энергопотребления. "Такое положение противоречит критериям предпринимательской деятельности, установленным Гражданским кодексом,— указывает госпожа Смирнова.— Кроме того, при квалификации майнинга как предпринимательской деятельности возникает множество налоговых вопросов, не урегулированных законопроектом".

Критике подвергается признание смарт-контракта некоей электронной формой договора, что, по словам Екатерины Смирновой, не соответствует его технической сути и вступает в противоречие с существующим регулированием договорных обязательств.

Основная проблема в предлагаемой схеме регулирования рынка криптовалют заключается в том, что совершенно не учитывается специфика технологий, которые предлагается регулировать.

"Технология блокчейна, на основе которой построены все существующие продукты на рынке криптовалют, отличается несколькими важными аспектами: децентрализацией, экстерриториальностью и используемой криптографией, которая защищает систему от внесения изменений неуполномоченными лицами. То есть любые третьи лица, включая государство, лишены технической возможности влиять на движение криптовалют либо давать какие-либо обязательные указания владельцам криптовалюты",— поясняет эксперт.

Екатерина Смирнова считает, что единственный аспект в технологии криптовалюты, на который может и должно влиять государство,— это процесс обмена реальных денежных средств на криптовалюту (в том числе и в ходе ICO), а также обратный обмен криптовалюты на реальные денежные средства.

Дмитрий Корнилов, академик РАЕН, предлагает упростить законотворцам задачу и ввести налогообложение криптобирж и "обменников", создать для них благоприятные условия и экономические зоны (в том числе в дотационных регионах). "Чем раньше государство легализует крипторынок, определит условия его функционирования, тем быстрее российская экономика получит новый источник получения доходов. Полный запрет приведет лишь к уходу крипторынка в тень",— уверяет господин Корнилов.

Мария Андрианова, руководитель юридического департамента финтех-компании DeHedge, считает, что если следовать логике пакета отечественных законопроектов по криптоиндустрии, то основная задача государства сейчас — понять и максимально быстро закрепить в законодательстве эффективный метод заработка на новой сфере бизнеса и контроль за ее развитием.

Зарубежный опыт


Сейчас в мире существует три основных подхода к регулированию рынка криптовалют. Первый предполагает отсутствие какого-либо контроля. Такой подход существует в Бразилии, Гонконге, а до апреля 2018 года существовал в Евросоюзе. "При этом государственные органы информируют граждан и организации о риске того, что криптовалюты могут использоваться в целях легализации денежных средств, полученных преступным путем и финансирования терроризма, а также о том, что в силу высокой волатильности криптовалют и отсутствия регулирования, возникают высокие риски потери вложенных денежных средств",— говорит Екатерина Смирнова.

Второй подход заключается в запрете на использование криптовалют и проведение ICO. Подобный запрет принят в Китае, Южной Корее, Вьетнаме, Египте, Исландии. При этом граждане и организации данных стран активно участвуют на рынке криптовалют в других юрисдикциях, пользуясь тем, что многие криптовалюты могут использоваться анонимно. Третий подход подразумевает введение частичного регулирования рынка криптовалют. "Как правило, вводится требование о лицензировании обменных площадок, идентификации лиц, осуществляющих покупку криптовалюты либо продажу криптовалюты за реальные деньги. В отношении ICO принимается решение о распространении на него регулирования для финансовых инструментов (которое подразумевает, в частности, идентификацию участников, обязательное раскрытие эмитентом сведений о рисках)",— отмечает госпожа Смирнова. Этот подход применяется в США, Австралии, ОАЭ, Швейцарии, Канаде, Японии и в других странах. Частично данное регулирование применяется в Европейском союзе и Белоруссии.

В целях налогообложения ряд стран законодательно закрепили определение криптовалют. "В США они рассматриваются как имущество, в Швейцарии как валюта, в Японии и Канаде как товар, в Великобритании как активы, в то время как Нидерланды предложили их определение в качестве "продуктов бартера". В соответствии с этими определениями и будет выстраиваться налогообложение в этих странах. Во многих юрисдикциях НДС на операции с криптовалютами не распространяется",— рассказывает Ольга Прохорова.

Намайнить перспективы


По прогнозам Леонида Делицына, после того, как в России начнет действовать закон о цифровых активах, сформируются рейтинги ICO и их начнут продвигать в том числе и традиционные финансовые организации, которые пока ждут закона. В результате рынок быстро вырастет в 2-4 раза.

Но есть и обратная сторона медали. Легализация будет означать, что государство начинает отвечать за рынок криптовалют, защищать криптобизнес, суды должны будут принимать иски, жалобы обманутых вкладчиков (например, вложившихся в ICO), разрешать тяжбы между участниками хозяйственных споров.

"Безусловно, от легализации выиграют биржи, банки, финансовые организации — они смогут зарабатывать на новом рынке. Но ведь и государство должно ясно понять, что оно получит с этого праздничного стола, кроме дополнительных расходов и головной боли,— рассуждает господин Делицын.— Среди звучавших идей — развитие телемедицины, привлечение инвестиций в дотационные регионы и другие высокорисковые проекты, которые вряд ли окупятся в самые ближайшие годы". Беда в том, что пока нет громких историй успеха, за которыми можно было бы с уверенностью следовать".

Анна Кокорева полагает, что рынок криптовалют в долгосрочной перспективе может составить серьезную конкуренцию фиатным деньгам. "Система проведения транзакций на базе блокчейна может дискредитировать деятельность SWIFT, VISA и MasterCard. Это вряд ли понравится международным финансовым институтам и правительствам разных стран, поэтому еще длительное время рынок криптовалют будет испытывать давление",— резюмирует госпожа Кокорева. Однако те, кто первым возьмет на вооружение криптовалюту в масштабах государства, в долгосрочной перспективе могут выиграть.

Комментарии

Наглядно

в регионе

обсуждение

Профиль пользователя