Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Коряков / Коммерсантъ   |  купить фото

В поисках новой парадигмы

Образование

"Экономический форум". Приложение от , стр. 62

Российский рынок образования растет стремительными темпами и к 2021 году достигнет 2 трлн рублей. Однако на глобальном рынке образования Россия все еще проигрывает конкуренцию. Эксперты уверены, что необходимо изменить подход к обучению и сделать ставку на новые образовательные технологии и онлайн-продукты.


Алена Шереметьева


Объем российского рынка образования, по оценкам операционного директора образовательного холдинга "Нетология-групп" Алексея Полехина, на конец 2016 года составил 1,8 трлн рублей. Эксперт прогнозирует, что к 2021 году он достигнет 2 трлн рублей. "Доля негосударственного сектора в российском образовании по итогам 2016 года составила 19,2%, или 351,7 млрд рублей. К 2021 году она незначительно изменится в процентном отношении, зато в абсолютном значении вырастет до 385,4 млрд рублей,— делится данными господин Полехин.— На текущий момент проникновение онлаи?н-технологий в российское образование находится на уровне 1,1%. За ближайшие пять лет показатель вырастет до 2,6%. В денежном выражении цифровая часть отрасли увеличится с нынешних 20,7 до 53,3 млрд рублей".

Российский EdTech, по оценкам отраслевых аналитиков и игроков рынка, ежегодно прибавляет 17-25%, а в пятилетней перспективе его ждет рост как минимум на 20% год к году. Мировой EdTech, по данным господина Полехина, сегодня достигает $165 млрд и в ближайшие пять лет будет расти более чем по 5% в год. В Восточной Европе именно Россия является драйвером роста рынка онлаи?н-образования. При самом консервативном сценарии среднегодовой рост российского онлайн-образования в ближайшие пять лет будет находиться на уровне 20%, прогнозирует эксперт.

Но несмотря на стремительный рост, Россия пока проигрывает конкуренцию на мировом образовательном рынке. По словам Алексея Долинского, основателя компании Coursalytics, в рейтинге систем высшего образования QS Россия находится на 26-м месте из 50 стран. Положительным фактором эксперт называет появление все большего количества англоязычных программ. "Сейчас в российских университетах их уже несколько сотен. Усилия по продвижению российских вузов в мировых рейтингах, упрощение правил пребывания для иностранных студентов в России, внедрение Минобрнауки методики по развитию экспорта образования — все это также положительные факторы для продвижения российского образования",— отмечает господин Долинский.

По его оценкам, Россия находится на седьмом месте в мире по количеству иностранных студентов с долей мирового рынка около 6%. При этом большинство иностранных студентов, приезжающих в Россию, составляют представители стран бывшего СССР. Это значимый для России рынок, но не глобальный. Также значимы Китай, Индия, Вьетнам и страны Африки.

Смена стратегии


Для того чтобы российский рынок образования стал конкурентоспособным, необходимо поменять образовательную парадигму, уверены эксперты. Александр Ларьяновский, управляющий партнер онлайн-школы английского языка Skyeng, считает, что в первую очередь должна смениться модель образования, которая сегодня есть в школах и вузах. "Во всем мире модель образования представляет из себя перевернутый треугольник, высота которого равна шкале времени: то есть, чем старше человек становится, тем больше знаний он получает. В России же так исторически сложилось, что с начальных классов дети изучают очень много информации, которая с возрастом забывается, рассказывает господин Ларьяновский.— Среднестатистический одиннадцатиклассник вряд ли вспомнит то, что учил в пятом классе, например, решение квадратичных уравнений, без которых невозможно усвоить знания в последних классах школы. Также должна поменяться скорость актуализации тех данных, которые заложены в образовательном процессе. Сейчас она практически отсутствует".

По мнению Елены Аксеновой, научного руководителя образовательных программ фонда Олега Дерипаски "Вольное дело", Россия нуждается в разработке и импорте эффективных методик образования и использовании современных инструментов в образовании. Важным трендом, на ее взгляд, являются синтетичность и практичность образовательного процесса, развитие связанности контента с жизненными ситуациями и повышение применимости получаемых знаний. Эксперт считает, что необходим "экосистемный подход" к образованию, который подразумевает динамизм и постоянное обновление содержания образовательных программ. Также необходимо учитывать требования полипрофессиональности и метапрофессиональности, что возможно лишь при организации сложных индивидуальных и групповых образовательных маршрутов. "Такие маршруты невозможны в одной образовательной организации или в бюрократической образовательной системе. Нужна гибкая частно-государственная экосистема местных, национальных, глобальных образовательных форматов и площадок на основе кооперации и партнерства",— отмечает госпожа Аксенова.

Если сейчас зайти на любой сайт поиска работы и посмотреть на десять самых востребованных профессий, то мы увидим, что им в нашей стране нигде не учат, сокрушается господин Ларьяновский. Рынок образования и рынок труда, по его словам, существуют в России абсолютно изолированно друг от друга.

"Работая с российскими студентами, мы часто отмечаем их блестящую теоретическую подготовку, но большинство из них не до конца понимает, каким образом применить огромный пласт научного знания в практической деятельности",— отмечает Джейми Битон, основатель и генеральный директор компании Crimson Education. Вероятно, это связано с тем, что в российских университетах доля практических занятий в образовательных программах невелика, полагает эксперт. "В британских и американских вузах практическая работа занимает до 50% занятий в учебном плане. Такие занятия подразумевают как обучение в игровом формате, так и реализацию полноценных проектов в рамках университета и за его пределами",— делится опытом господин Битон.

Эксперты уверены, что расширение совместных программ с ведущими университетами мира позволит повысить престиж собственных российских программ. Кроме того, необходимо создавать программы профессионального образования в тех сферах, где Россия сохраняет международное лидерство. "Например, в финской бизнес-школе Aalto есть программа для топ-менеджеров в сфере игровой индустрии, потому что Финляндия является одним из лидеров в этой сфере, и на эту программу приезжает бизнес со всего мира. Россия могла бы создавать такие программы в сфере нефтедобычи, атомной промышленности, управления в сфере космоса",— говорит Алексей Долинский.

По мнению Алексея Полехина, в мировом масштабе максимальныи? потенциал роста — у сегментов дошкольного и школьного образования, корпоративного образования, изучения иностранных языков и репетиторства. Те же направления, по его словам, на подъеме в России, и именно к ним относятся компании с максимально высокой рыночной стоимостью и с наиболее удачно выстроенной монетизацией.

Участники рынка уверены, что будущее — за непрерывным образованием на протяжении всей жизни. По мнению Роберта Уразова, генерального директора союза "Молодые профессионалы (Ворлдскиллс Россия)", стране нужны массовые программы, которые бы позволяли людям независимо от возраста быстро получать и обновлять свои умения и навыки на протяжении всей жизни. "Сейчас технологические циклы меняются гораздо быстрее, чем раньше. И скорость этих изменений будет только нарастать. Работникам придется постоянно учиться, чтобы оставаться востребованными. Многие уже сейчас столкнулись с тем, что имеющийся багаж знаний и умений не позволяет успешно продвигаться по карьерной лестнице",— отмечает господин Уразов.

"В сознании потребителей укореняется идея непрерывного обучения. В России эту концепцию пока разделяет и претворяет в жизнь сравнительно малая часть аудитории. В массе своей россияне привержены традиционной модели образования, которая предполагает конечность учебного процесса по достижении утилитарной цели (освоение профессии, получение диплома)",— отмечает господин Полехин.

Учеба уходит в онлайн


На глобальном рынке Россия сейчас берет на вооружение построение онлайновых образовательных платформ, активно развивает массовые открытые онлайн-курсы, дистанционное и онлайн-образование, говорит Татьяна Клячко, директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС.

Потенциал этого рынка огромен, и выиграет тот, кто первым займет эту нишу. Интерес к онлайн-образованию растет и со стороны государства, и со стороны частного бизнеса. "Ведущие российские университеты переводят свои программы в онлайн-формат и на такие международные платформы, как Cousera. Государство принимает закон, который позволяет студентам обучаться на программах другого вуза и затем засчитывать это обучение в зачетку. Пока эта система взаимодействия между вузами не отработана, и сложно говорить даже о первых результатах, но формально она уже разрешена",— рассказывает господин Полехин.

Юлия Купцова, проректор Института МИРБИС, говорит, что, перенимая опыт зарубежных вузов по реализации дистанционного обучения, российские образовательные организации маскируют дистанционную форму под определение "заочная форма с использованием дистанционных образовательных технологий". По ее наблюдениям, зачастую руководители учебных заведений, просто боятся начинать многолетний и дорогостоящий проект внедрения электронного обучения, который завязан на массе рисков, связанных и с возможным ужесточением лицензионных или аккредитационных требований к таким программам и к платформе системы дистанционного обучения.

Между тем Александр Ларьяновский считает, что люди стали больше доверять онлайн-образованию. "Это заметно по скорости роста рынка: если несколько лет назад специалистами прогнозировалось его увеличение на 15-20% в год, то сейчас мы наблюдаем рост на 50-100% в зависимости от ниши",— констатирует эксперт.

Кадровые проблемы


Участники рынка считают, что развитие онлайн-образования тормозят в том числе и педагоги. По словам Елены Пономаревой, доцента кафедры менеджмента БГТУ "Военмех", в сфере высшего профессионального образования продолжает наблюдаться разрыв между уровнем владения информационными технологиями студентами и профессорско-преподавательским составом, средний возраст которого часто превышает 60 лет.

Для того чтобы решить кадровую проблему, необходимо привлекать в отрасль специалистов-практиков и заниматься "омоложением" кадров. Роберт Уразов считает, что необходимо снимать ограничения в отношении людей, которые могут готовить специалистов. "Сегодня обязательное требование для преподавателя — педагогическое образование. Но, скажем, у продвинутого специалиста-практика в сфере IT такого диплома может и не быть, хотя по всем прочим параметрам он идеальный кандидат в преподаватели, потому что знает, как все работает на практике, и знаком со всеми последними тенденциями в своей сфере",— поясняет эксперт.

По мнению Наталии Закхайм, основателя бизнес-школы "Личность и капитал", даже если специалист-практик сможет работать со студентами, возникнет еще одна проблема: отсутствие учебно-методических пособий и внятных программ. "Образовательный продукт в лучшем случае предлагается слушателям в виде разрозненных лекций-рекомендаций, не объединенных содержательной и методологической концепцией. Нехватка новых, современных, при этом профессионально поданных, "упакованных" образовательных программ, на мой взгляд, сегодня просто колоссальная",— сетует госпожа Закхайм.

Одной из основных проблем с кадрами эксперты считают отсутствие клиентоориентированности и шаблонный подход к обучению. "Учителя все еще живут по принципу "вас много — я одна" и "ты никуда не денешься, все равно придешь на мой урок". Но ведь образование — сервисная функция, поэтому такой подход должен обязательно меняться,— делится наблюдениями Александр Ларьяновский.— В нашей стране всегда существовал культ наработанного годами опыта и устоявшихся методик. Но мир вокруг очень быстро меняется, поэтому в идеале учитель должен самостоятельно непрерывно себя развивать. Конечно, способных на это специалистов очень мало, поэтому постоянное повышение квалификации педагогов — одна из основных задач".

Комментарии

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя