Коротко

Новости

Подробно

Обрыв связи

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 11

  
  
       1 февраля в небе над США сгорел шаттл Columbia с семью астронавтами на борту. За какие-то три четверти часа исчезла иллюзия безопасности космических полетов, которую не могли развеять ни гибель Challenger, ни регулярные сообщения о переносе старта или посадки американских шаттлов.

Экипаж
       Каждое утро на Columbia звучала музыка, которую на шаттл передавали из хьюстонского центра управления полетами имени Джонсона (ЦУПа). Каждый член экипажа выбрал себе песню, и в день его дежурства именно она служила сигналом к подъему. 1 февраля дежурным была Лорел Кларк, врач. Она не забывала о своих шотландских корнях, а потому в свой последний день жизни экипаж проснулся под гимн "Храбрая Шотландия": "Встречают тебя грозные ветра, ждут тебя верные друзья..." Дежурная первой откликнулась на приветствие ЦУПа: "Доброе утро, Хьюстон! Мы тут уже собираемся! Спасибо за песню!"
       За более чем 20-летнюю историю полетов космических челноков процедура подготовки к возвращению на Землю была отработана до автоматизма. "Эта подготовка, наверное, самое скучное занятие в небе,— говорит один из астронавтов, который совершил несколько полетов на шаттлах.— Укладываться приходится в состоянии невесомости. Занимать это может пять часов. Работа нудная, и если бы не мысль о том, что скоро ты окажешься с друзьями, на Земле, то можно умереть с тоски".
       К 8.00 утра по вашингтонскому времени приготовления были закончены. "Пристегните ремни и воздержитесь от курения",— дежурно пошутил командир корабля Рик Хазбенд. В 8.15, когда Columbia пролетала над Индийским океаном, командир начал плановый сход с орбиты. Через полчаса на высоте 122 тыс. метров шаттл вошел в атмосферу Земли.
       "На самом деле это необыкновенно красиво,— говорит астронавт Генри Хартсфилд, тоже когда-то управлявший Columbia.— Когда корабль входит в атмосферу, начинается шоу: шаттл светится. Цвета меняются от светло-розового до плазменно-белого. Правда, изнутри этого почти не видно, все происходит плавно. Вход в атмосферу просто не замечаешь".
       Переговоров между ЦУПом и экипажем почти не было: всю информацию о состоянии корабля Хьюстон получал самостоятельно. Главной темой обсуждения была погода на мысе Канаверал. От нее зависело, произойдет посадка там или на запасном аэродроме — военно-воздушной базе "Эдвардс" в Калифорнии. Погода во Флориде была прекрасной, поэтому план посадки решили не менять. "Слушайте, а может, нам вернуться? В космосе так здорово!" — обратился к специалистам ЦУПа Дэвид Браун. Шестеро астронавтов зашикали на него, и он тут же дал задний ход: "Ладно, ладно, так и быть, возвращаемся".
До катастрофы оставалось 12 минут.
       
Земля
       Космический центр имени Кеннеди на мысе Канаверал готовился к встрече Columbia. Члены семей астронавтов уже вышли к взлетно-посадочной полосе: мало кто из родственников астронавтов отказывался от привилегии вблизи наблюдать за тем, как шасси челнока касаются земли.
       "Проблемы возникли в 8.53,— говорит один из сотрудников НАСА.— Челнок как раз проходил над Сан-Франциско, когда мы перестали получать информацию о температуре в гидравлической системе левого крыла Columbia. Такое иногда бывает. Через три минуты датчики показали повышение температуры в левой тормозной системе. А еще через две минуты прекратили работу три температурных датчика, расположенных на левом борту". Информацию инженеры докладывали руководителю полета. В 8.59 Чарли Хобо, отвечавший за связь ЦУПа с Columbia, решил сообщить экипажу о проблемах с получением информации.
       "Columbia, это Хьюстон. Мы получаем данные о давлении в шасси..." — "Хорошо",— прервал его командир корабля Рик Хазбенд. Хобо собирался продолжить, но связь прервалась. Были слышны лишь разряды статического электричества. Все приборы шаттла прекратили передавать данные.
       "Columbia, ответьте Хьюстону. Проверка связи",— повторял Хобо. Тишина. Сменив канал, Хобо снова начал говорить в микрофон: "Columbia, это Хьюстон. Проверка высокочастотного диапазона связи". Ответом снова была тишина.
       "Парень продолжал переключать частоты, но я-то уже понимал, что дело тухлое. Ответа не будет. Мы потеряли все каналы связи, молчали все датчики. Тут и ребенок бы догадался, что у нас проблемы",— говорит один из дежуривших в тот момент в ЦУПе специалистов. Несколько минут сотрудники ЦУПа пытались наладить связь с экипажем пропавшего шаттла. В 9.10 руководитель полета распорядился сообщить о проблеме по громкой связи. Прерывающимся от волнения голосом диспетчер НАСА произнес: "Объявляется экстренная ситуация с шаттлом".
       "Мне сразу вспомнилось первое объявление диспетчера НАСА о взрыве Challenger,— вспоминает ветеран НАСА.— Тогда тоже была выбрана фантастически обтекаемая формулировка. Кажется, диспетчер сообщил: 'В работе шаттла явно произошел серьезный сбой'". Людей, занимавших трибуну с надписью "Только для родственников", начали спешно увозить в здание ЦУПа. Впрочем, о том, что происходило с кораблем, на мысе Канаверал узнавали из экстренных выпусков новостей.
       
Очевидцы и родственники
       "Мы только что видели что-то жуткое в небе, прямо над городом. Кажется, взорвался самолет, только очень высоко" — таким было первое сообщение, полученное службой 911 в техасском городке Накогдочес. Позвонившая вслед за этим женщина дала более точную информацию, хотя от волнения и перепутала название космического корабля: "Это 911? Слушайте, я знаю, что вы вряд ли чем-нибудь поможете, но сейчас над нами взорвался Challenger. Я точно знаю, они всегда пролетают прямо над нашим домом, когда летят на посадку... Так вот, он взоврался. Только я не знаю, почему".
       "Я проснулся от страшного взрыва,— вспоминает 17-летний житель Накодочес Хит Друири.— Казалось, взрыв произошел прямо рядом с домом. Потом мы с братом услышали скрежет, ну и, знаете, такой звук, как будто поезд сошел с рельсов". Когда братья садились в машину, чтобы поехать в центр города, главная улица уже была забросана обломками "челнока".
       "Я не видел самого шаттла,— говорит житель Сан-Антонио Джеб Коулмен.— Услышал страшный грохот, осмотрелся, но ничего не увидел. А потом услышал, как меня зовет жена. Она стояла во дворе дома как громом пораженная. А рядом с ней на земле лежал кусок обугленного тела".
       Похожие сообщения поступали из разных районов Техаса.
       Родственники погибших тоже узнали о трагедии из новостей. "По иронии судьбы те из них, кто приехал во Флориду на встречу Columbia, узнали о гибели родных позже тех, кто оставался дома",— говорит один из американских журналистов.
       "Меня разбудил телефонный звонок,— рассказывает Гириш Чавла, брат члена экипажа челнока Калпаны Чавлы.— Звонили родственники из Индии: 'Включи телевизор, наша девочка не вернулась!' Жена и сын еще спали, когда я включил телевизор. Там было все о ней и о Columbia. Как она взорвалась".
       Элиезеру Вольферману, отцу израильского астронавта Илана Рамона, судьба приготовила еще более страшное испытание. Он в прямом эфире увидел, как погиб его сын. Вольферман не смог поехать в США встретить сына из-за болезни жены. Поэтому одна из израильских телекомпаний, планировавшая показать возвращение Илана в прямом эфире, пригласила его в студию. Он как раз рассказывал о том, как во время последнего телемоста его внуки просили Илана покувыркаться в невесомости. "Я бы тоже не отказался сделать что-то такое",— начал говорить Элиезер. В этот момент корреспондент во Флориде передал, что с Columbia пропала связь. В студии воцарилась гробовая тишина. Когда на экране показали последние секунды полета Columbia, которые сейчас известны всему миру, Вольферман покинул студию, по дороге к выходу сказав журналистам: "У меня больше нет сына".
       Пятилетняя Ноа Рамон, когда ее мать, жена израильского астронавта, сказала ей о смерти отца, спросила: "Мама, ну как же папа может умереть на небе? Люди на земле должны умирать".
       Только после того, как из разных районов Техаса начали поступать сообщения о найденных обломках шаттла, НАСА признала гибель Columbia. Глава агентства Шон О`Кифи поспешил доложить о катастрофе президенту, но тот уже все знал. Тоже из новостей. "Энди (шеф администрации президента Эндрю Кард.—'Власть') дома переключал каналы и наткнулся на экстренный выпуск новостей,— говорит один из сотрудников Белого дома.— Он позвонил в Кэмп-Дэвид президенту, и тот сразу решил вернуться в Вашингтон". К 12 часам дня всем родственникам экипажа уже было объявлено о гибели Columbia.
       "Казалось, президент просто сломлен этим событием,— говорит один из клерков Белого дома.— На час дня был назначен его селекторный разговор с родными погибших. Он сидел в Овальном кабинете, перебирал листки с биографиями членов экипажа и повторял: 'Ну и день сегодня'. А после разговора с родственниками членов экипажа он ушел в комнату отдыха, чтобы взять себя в руки".
       После разговора с президентом родственники членов экипажа Columbia выступили с заявлением: "16-дневная научно-исследовательская миссия Columbia была потрясающим успехом, который не смогут перечеркнуть несколько минут... Несмотря на нашу скорбь... исследования космоса должны продолжаться". Впрочем, общественное мнение, кажется, уже поставило крест на космической программе США, по крайней мере пилотируемой. "Погибший шаттл был назван в честь американского корабля, который первым совершил кругосветное плавание,— говорит учитель Рон Хансен, который, по его собственным словам, не может прийти в себя после того, что видел на улицах родного Сан-Антонио.— Члены экипажа той Columbia были первыми из американцев, обошедших вокруг Земли. Наверное, члены экипажа этой Columbia станут последними американцами, которые облетели Землю в космосе".
ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ
       


Как устроен и летает шаттл
       
  
  


Columbia Orbiter Vehicle-102 (OV-102)
       Космический корабль многоразового использования Columbia OV-102 стал первым построенным в США шаттлом (челноком). Он получил свое название в честь первого американского корабля, совершившего в XVIII веке кругосветное путешествие.
       Контракт на изготовление Columbia с фирмой Rockwell International был подписан 26 июля 1972 года, строительство длилось с 1972 по 1979 год.
       Первый полет (продолжительностью 54,5 часа) начался 12 апреля 1981 года, ровно через 20 лет после полета Юрия Гагарина. Всего Columbia совершил 28 полетов общей продолжительностью 304 дня.
       За время эксплуатации Columbia прошел три крупных реконструкции. С августа 1991 года по февраль 1992 года на шаттле проведено в общей сложности 50 модификаций, в числе которых замена систем термоизоляции и торможения. С октября по январь 1994 года — первый капитальный ремонт: проведено около 90 модификаций (основные — замена системы контроля давления и прохождения температурного барьера). С сентября 1999 года 9 месяцев находился на втором капитальном ремонте, в ходе которого проведено более 100 модификаций, основной из которых была замена систем навигации и контроля.
       Основные научные эксперименты, выполнявшиеся на борту Columbia: фотоспектрометрия Солнца, анализ динамики атмосферы Земли, изучение изменений физиологии человека, исследование генетической изменчивости в невесомости, выращивание кристаллов в условиях микрогравитации (в частности, кристаллов протеина), исследования изменения структуры твердых тел в космических условиях.



       Стоимость — $1 млрд.
       Взлетная масса — 80 тонн (самый тяжелый из пяти построенных кораблей).
       Грузоподъемность — 29,5 тонны
       Размах крыльев — 23,79 метра.
             Длина — 37,24 метра.
       


       1. Подготовка в старту. В космическом центре имени Кеннеди шаттл устанавливают в вертикальную позицию, закрепляют топливный бак (диаметром 8,5 м и длиной 47 м) и два твердотопливных ускорителя (каждый диаметром 3,7 м).
       
       2. Транспортировка к пусковой площадке. Платформа с собранным комплексом двигается к пусковой площадке со скоростью 1 км/ч. Общий вес конструкции 2721 т, мощность двигателей платформы 2750 л/с.
       
       3. Старт. Начало обратного отсчета дается за 40 ч до пуска. В момент старта приводятся в действие твердотопливные ускорители и три жидкостных ракетных криогенных двигателя орбитальной ступени.
       
       4. Отделение ускорителей от орбитальной ступени. Происходит на второй минуте полета на высоте 70-90 км. Ускорители спускаются на парашютах в океан и буксируются к берегу; после ремонта и зарядки топливом они будут использованы повторно.
       
       5. Выход на орбиту. На восьмой-девятой минуте полета шаттл выходит на околоземную орбиту. Топливный бак сбрасывается и сгорает в плотных слоях атмосферы. Для торможения и выхода на расчетную орбиту используются двигатели малой тяги.
       
             6. Полет и выполнение исследовательской миссии.
       
       7. Сход с орбиты. Примерно за час до посадки шаттл начинает торможение двигателем, снижается и разворачивается брюхом вперед, чтобы войти в атмосферу наиболее защищенной теплоизолированной частью корпуса.
       
       8. Полет в атмосфере. За 30 мин до посадки шаттл входит в атмосферу. Начинается торможение за счет воздействия плотных атмосферных слоев. Скорость падает с 24 тыс. км/ч (высота 120 км) до 680 км/ч (высота 4,3 км).
       
       9. Заход на посадку. За 4 мин до посадки экипаж берет управление на себя. Шаттл выбрасывает парашют (высота 750 м), выпускает шасси (высота 30 м) и касается полосы на скорости около 340 км/ч.
       
       10. Посадка. Шаттл садится на полосу длиной 5 км и тормозит до полной остановки. К шаттлу пристыковывают закрытый трап, через который экипаж выходит в специальный автомобиль.
       
       11. Подготовка к новому старту. Шаттл буксируют на пункт полетной подготовки, где в течение 60-80 дней проводятся проверка и обслуживание всех систем.
       
       Взрыв. Шаттл Columbia взорвался за 16 мин до посадки на высоте 61 км при скорости 20 тыс. км/ч.
       


Американская программа Space Shuttle
       Разработка программы Space Shuttle по созданию многоразовой транспортной космической системы началась в США в сентябре 1969 года, через два месяца после высадки человека на Луну. 5 января 1972 года президент США Ричард Никсон утвердил эту программу НАСА, согласованную с министерством обороны. Были построены стартово-посадочные комплексы во Флориде (центр Кеннеди) и Калифорнии (авиабаза Ванденберг). На создание комплексов и разработку кораблей в общей сложности было потрачено свыше $11 млрд. В 1990-е годы ежегодные совокупные затраты на программу составили около $3 млрд. Стоимость одного пуска оценивается в $240 млн.
       К настоящему времени произведено 113 запусков шаттлов. Стоимость одного килограмма груза, выводимого в космос на борту челнока, составляет $25 тыс. С февраля 1995 года многоразовые корабли осуществили одно сближение и 9 стыковок с российской орбитальной станцией "Мир", а затем 16 стыковок с Международной космической станцией (МКС). Они обеспечивали 80% пассажиропотока и более 90% грузопотока на станции. В ходе экспедиций к МКС астронавты совершили 25 выходов в открытый космос общей продолжительностью 312 часов 11 минут.
       К моменту первого старта считалось, что шаттлы заменят все американские носители, выводя на коммерческих условиях грузы правительственных ведомств США, частных фирм и зарубежных заказчиков. В общей сложности с шаттлов вывели 43 крупных гражданских космических аппарата, причем 27 из них были запущены в 1982-1986 годах. После гибели Challenger система практически не применялась для коммерческих запусков.
       Помимо Columbia, старейшего из космических кораблей серии, парк шаттлов в разное время составляли:
  
  
Challenger (имел серийные номера STA-099, OV-99). Сдан в эксплуатацию в апреле 1982 года. Совершил 9 полетов. 28 января 1986 года взорвался в начале десятой миссии через 73 секунды после старта с семью астронавтами на борту.










  
  
Discovery (OV-103). Сдан в эксплуатацию в 1983 году. Совершил 30 полетов. В 1996 году прошел капремонт. В ходе последних двух миссий доставлял экипаж к МКС.
 










  
  
Atlantis (OV-104). Сдан в эксплуатацию в октябре 1985 года. Совершил 27 полетов. В частности, использовался в 1989 году в программе запуска американского межпланетного зонда Galileo, отправленного на орбиту Юпитера.










  
  
Endeavour (OV-105). Построен в качестве замены шаттла Challenger в 1991 году. Совершил 19 миссий.
       













Почему погибла Columbia

       "Власть" анализирует восемь версий гибели Columbia — шесть технических и две конспирологические.

Сбой автоматики при выведении шаттла на посадку
       За. При снижении по ошибочной траектории резко увеличиваются нагрузки на корабль и сопротивление воздуха, что может привести к нагреву и разрушению челнока. В первые 10 минут выхода на посадочную траекторию аномалии в аэродинамическом поведении шаттла действительно наблюдались. По предварительным данным НАСА, возросло трение на левом крыле, из-за чего корабль начал разворачиваться в левую сторону. Автоматическая система управления полетом пыталась компенсировать этот незапланированный маневр, затем связь прервалась.
       Против. Программа спуска многократно проверена в предыдущих полетах. Шаттл спускался по знакомой траектории. Сигналов о критическом изменении траектории не поступало.
       
Разрушение элементов конструкции из-за старения
       За. Шаттл Columbia был самым старым (1979 года постройки) и занимал второе месте по количеству полетов (28). Поэтому разрушение плиток теплозащиты или элементов конструкции левого крыла возможно. Кроме того, в 2001 году на шаттле было обнаружено более 3,5 тыс. дефектов в электропроводке, а также микротрещины в корпусе и двигателях.
       Против. Многочисленные предстартовые тесты не выявили никаких неполадок. В 1994 и 1999 годах шаттл модернизировали на фирмах Rockwell и United Space Alliance.
       
Повреждение корабля при старте
       За. При запуске Columbia 16 января отлетевший кусок теплоизолирующей пены внешнего топливного бака задел шаттл. По одному сценарию, он разрушил несколько плиток теплозащиты левого крыла. При спуске отвалились соседние плитки, что привело к повышению температуры внутри корабля, деформации конструкции и катастрофе. По другому сценарию, при старте оказалась повреждена не теплозащита, а крышка блока шасси. При посадке образовавшаяся там трещина увеличилась, загорелась проводка, узлы шасси и механизмы.
       Против. В ходе полета все системы корабля работали нормально. Конструкция челнока рассчитана с большим запасом прочности, для ее разрушения необходим сильный внешний удар.
       
Столкновение с космическим мусором или метеоритом
       За. Микрометеорит или обломок искусственного спутника крайне сложно отследить радарами. Разрушение крыла могло произойти внезапно и привести к катастрофе.
       Против. Космического мусора на высоте 60 км почти нет — он сгорает в гораздо более высоких слоях атмосферы. Экипаж почти наверняка заметил бы столкновение корабля с другим объектом на орбите. Метеоритных потоков в момент приземления шаттла не наблюдалось. А вероятность столкновения с отдельно летящим метеоритом крайне низка.
       
Проникновение хакеров в системы корабля
       За. Полет Columbia был первым, когда корабль был подключен к интернету. Сбой в бортовых компьютерах теоретически мог быть вызван внешним воздействием.
       Против. Способности хакеров сильно преувеличены СМИ. Для целенаправленного воздействия на бортовые компьютеры необходимо не только уметь подбирать пароли, но и досконально знать устройство корабля.
       
Взрыв на борту
       За. Среди ряда работ, проведенных экипажем Columbia, было три эксперимента по горению материалов. Следовательно, на борту имелись взрывоопасные вещества, которые могли взорваться и уничтожить корабль.
       Против. Существует инструкция по хранению опасных материалов, направленная на предотвращение подобных ситуаций. Астронавты ей следовали.
       
Теракт, организованный Ираком и/или "Аль-Каидой"
       За. Теракт стал бы символическим ударом и по США, и по Израилю. Для уничтожения шаттла террористы могли использовать хакеров или неизвестное до сих пор оружие (анонимный астроном-любитель утверждает в газете San Francisco Chronicle, что ему удалось сфотографировать рядом с шаттлом вспышку, похожую на молнию).
       Против. О способностях хакеров см. выше. Нет никаких данных о том, что "Аль-Каида" располагает высокотехнологичным оружием. В Ираке инспектора ООН пока не нашли даже химического оружия, не говоря о более сложных технологиях.
       
Теракт, организованный американскими властями
       За. Гибель шаттла можно списать на арабских террористов, что стало бы достойным поводом для войны в Ираке. Катастрофа сплотила американцев и вызвала к ним сочувствие мирового сообщества. Похожий сценарий рассматривался в 1962 году при подготовке нападения на Кубу. Он известен как "Нортвудский меморандум".
       Против. США первыми отвергли возможность теракта. Организация подобной операции потребовала бы участия представителей сразу нескольких спецслужб. Их взаимная неприязнь известна и наверняка привела бы к огласке.
       



 Фото: AP 
   Несмотря на увещевания НАСА о том, что обломки Columbia могут быть опасны для здоровья, их разбирают на сувениры. В Техасе властям пришлось арестовать десятки человек по обвинению в присвоении федеральной собственности и попытке препятствовать расследованию 
Полеты с летальным исходом
       За почти полвека освоения космоса погибли 22 астронавта и космонавта.
       23 марта 1961 года в ходе предполетной тренировки в барокамере погиб советский космонавт Валентин Бондаренко. Вспыхнувший в камере пожар быстро поглотил весь кислород, и космонавт задохнулся.
       27 января 1967 года на борту космического корабля Apollo-1, который, как предполагалось, первым должен был долететь до Луны, погибли астронавты Гас Гриссом, Роджер Чаффи и Эдмунд Уайт. Трагедия произошла на стадии подготовки к полету — экипаж корабля отрабатывал технологию взлета на космодроме имени Кеннеди во Флориде. Причина катастрофы — короткое замыкание, вызвавшее пожар на борту. Инцидент заставил американцев внести изменения в конструкцию космического корабля и отменить практику использования чистого кислорода для дыхания астронавтов.
       24 апреля 1967 года первый полет советского корабля типа "Союз" закончился гибелью космонавта Виктора Комарова: при посадке не сработал парашют спускаемого аппарата "Союза-1".
       29 июня 1971 года при посадке космического корабля "Союз-11" погибли советские космонавты Владимир Волков, Георгий Добровольский и Виктор Пацаев, завершившие рекордное 24-суточное пребывание на космической станции "Салют-1": из-за неисправности одного из клапанов произошла разгерметизация спускаемого аппарата. Космонавты погибли за 30 минут до приземления.
       28 января 1986 года через 73 секунды после старта с космодрома имени Кеннеди во Флориде взорвался шаттл Challenger. Погибли все члены экипажа, находившиеся на борту: Грегори Джарвис, Криста Макалистер, Рональд Макнейр, Эллисон Онизука, Джудит Резник, Френсис Скоби и Майкл Смит. Окончательного заключения о причинах катастрофы сделано не было.
       1 февраля 2003 года за 16 минут до посадки взорвался космический челнок Columbia с семью астронавтами на борту.
       



 Фото: AP 
 1986 год. Стартует Challenger. Он взорвется через 73 секунды 
"Безопасность астронавтов не должна игнорироваться"
       "Необходимо Ваше вмешательство, чтобы не допустить новой катастрофы шаттла. Безопасность наших астронавтов и судьба космической программы не должны игнорироваться". Сотрудник НАСА Дон Нельсон написал это в письме Джорджу Бушу несколько месяцев назад. И получил стандартный ответ от научного советника президента с благодарностью и сообщением, что обеспокоенность мистера Нельсона доведена до сведения НАСА. Теперь в Белом доме говорят, что сам Буш не видел письма.
       После трагедии Challenger НАСА обещало сделать все, чтобы подобное не повторилось. Но все предложения по повышению безопасности полетов (создание капсул для экипажа, строительство кораблей) отвергались или клались под сукно. Похоже, в последние годы одним из основных видов деятельности агентства была борьба со своими сотрудниками, которые предупреждали об опасности, грозящей астронавтам на шаттлах. Главным возмутителем спокойствия был председатель комитета по космической безопасности при НАСА Ричард Бломберг. Год назад, выступая в конгрессе, он говорил, что "никогда еще не был так обеспокоен за безопасность шаттлов. Бюджетных ассигнований не хватает не только на то, чтобы повышать, но даже но то, чтобы поддерживать на существующем уровне безопасность полетов".
       Кульминацией скандала стало увольнение в прошлом году пяти из девяти сотрудников комитета. Все были уволены после того, как раскритиковали руководство НАСА за неспособность или нежелание заниматься проблемами безопасности полетов. Правда, по официальной версии, речь не шла о наказании: "Мы просто решили, что в комитет давно пора ввести новых людей, новых специалистов",— говорили тогда представители НАСА. Новые члены комитета стали глядеть на проблему безопасности шире, причем настолько, что в отставку подал новый глава комитета, отставной адмирал Бернард Кодерер. Он заявил, что не намерен участвовать в попытках скрыть правду о растущей опасности гибели шаттлов.
       
Погибший экипаж

  
  
 Командир: я умею быть в нужном месте в нужное время
       Для 45-летнего техассца Рика Хазбенда это был второй полет на шаттле. "Я с четырех лет знал, что обязательно стану космонавтом,— вспоминал полковник ВВС Хазбенд незадолго до своего последнего полета.— Я вырос в то время, когда все парни грезили этим. Только они об этом мечтали, а я точно знал, что стану астронавтом".
       В состав астронавтов НАСА он попал в 1994 году, до этого сделав великолепную карьеру военного летчика-испытателя. "Он успел полетать на полусотне типов самолетов,— говорит один из его бывших коллег по ВВС.— Слава о Рике была такой, что его на пару лет забирали англичане, чтобы он испытывал их самолеты". Тем не менее в отряд астронавтов его долго не брали. Причем всякий раз с единственным объяснением: "не прошел тесты". "Я так и не знаю, что мне там удалось сделать, чтобы в пятый раз пройти этот экзамен",— вспоминал Хазбенд. После зачисления в НАСА Хазбенд тренировался еще пять лет, прежде чем впервые отправился в космос на Discovery. И тут же стал героем — именно он был пилотом первого корабля, состыковавшимся с Международной космической станцией. Это было летом 1999 года. Когда перед полетом на Columbia его спросили, как за такой короткий срок ему удалось добиться назначения командиром корабля, он ответил: "Я умею быть в нужном месте в нужное время. В этом мое счастье".
       
  
  
Пилот: я всегда боюсь сделать кому-нибудь больно
       Капитан второго ранга ВМС США Уильям Маккул о космосе не мечтал. Его отец был младшим морским офицером, и парень, детство которого прошло в Сан-Диего, на одной из крупнейших американских военно-морских баз, поначалу грезил только морем. Правда, потом семья Маккулов переехала в Техас, Вилли увлекся авиацией и решил совместить оба своих увлечения, отправившись служить в военно-морскую авиацию. Как и его старший напарник, Рик Хазбенд, Уильям Маккул стал классным пилотом-испытателем, одним из лучших на флоте. В 1996 году он служил на авианосце Enterprise, там-то его и заметили представители НАСА. Вилли долго колебался. "Я точно знаю, что решение было принято всей семьей",— вспоминает один из товарищей Маккула по Enterprise.
       Полет на Columbia был его первым космическим полетом. За 16 дней он стал известен в каждой американской семье, чаще других появляясь на экранах телевизоров и охотно отвечая на вопросы через интернет. Один из знакомых вспоминает, что самым сложным Маккул считал забор крови у своих товарищей по экипажу. "Я всегда боюсь, что во время этой жуткой операции сделаю кому-нибудь больно",— жаловался Маккул.
       
  
  
Научный руководитель: я рискую, потому что мы делаем важное дело
       Когда чернокожие жители города Спокан (одного из самых "белых" городов "белого" штата Вашингтон) пытались что-то доказать своим детям, они ставили в пример подполковника ВВС США Майкла Андерсона, одного из немногих чернокожих астронавтов и к тому же уроженца Спокана. Майкл родился в Рождество 1959 года. Сын военного летчика, он с детства мечтал быть астронавтом. "У меня и в мыслях не было, что я стану кем-то другим,— вспоминал он в одном из своих интервью.— Вопрос стоял не 'стану ли я', а 'когда я стану'". Его любимым занятием в детстве была постройка "лунных домиков" для кукол его сестры. В НАСА он попал в 1994 году дипломированным астрофизиком и блестящим военным летчиком, одним из лучших на военно-воздушной базе Плэттсбург. Свой первый полет в космос Андерсон совершил в 1998 году на борту шаттла Endeavour. Полет этот вошел в историю как первая стыковка американского челнока с российской станцией "Мир".
       Андерсон был единственным членом экипажа Columbia, который прямо признавался, что чувствует страх, отправляясь в космос. "Я рискую, потому что я думаю, что мы делаем очень важное дело. Те эксперименты, которые мы будем проводить, могут оказать огромное влияние на жизнь всех людей",— заявил подполковник Андерсон перед самой отправкой в космос.
       
  
  
Первый астронавт-специалист: в детстве я хотел быть астронавтом
       46-летний капитан первого ранга ВМС США Дэвид Браун перепробовал много профессий. Сначала был циркачом в родной Вирджинии. Затем стал врачом, поступил на флот и некоторое время служил по специальности в военной авиации. Затем он сам научился управлять самолетами и стал едва ли не первым в современной американской истории "летающим врачом". Однажды его приятель-астронавт предложил Брауну отправить документы в НАСА. "В детстве я, как и всякий парень, хотел быть астронавтом, но даже и думать забыл об этом",— вспоминал Браун. В первый раз кандидатуру Брауна в НАСА отвергли, но он подал документы снова и был принят в отряд астронавтов. Полет на Columbia был его первым заданием, во время которого он отвечал за медицинские эксперименты. Перед полетом его спросили, остановится ли он на карьере астронавта. Дэвид подумал и ответил: "Наверное, нет. Но моя следующая специальность наверняка будет такой же интересной и такой же ответственной. Я просто не могу стоять на месте".
       
  
  
Второй астронавт-специалист: нас ждет Марс
       Доктору Калпане Чауле был 41 год, когда она отправилась в космос на челноке Columbia. А в 1997 году она стала первой индианкой в космосе. "Когда она полетела в космос, многие у нас и думать не могли, что женщине можно такое доверить",— говорят жители неприметного городка Карнал на севере Индии, где родилась доктор Чаула. В Штатах первый полет популярности ей не прибавил. Специалист по космической технике, она отвечала за управление манипулятором, который должен был вывести на орбиту спутник. Калпана совершила ошибку, потеряла спутник, и ее коллегам пришлось выходить в открытый космос и ловить его. Американские газеты назвали этот случай примером того, к чему может привести политкорректность в космонавтике.
       С тех пор главной целью Калпаны было реабилитировать себя. НАСА встало на ее защиту и предоставило возможность как можно скорее снова отправиться в космос, чтобы доказать свою профпригодность. Во время своего последнего полета она блестяще справлялась со своими обязанностями. Незадолго до отправки в космос Калпана сказала своему брату, что хотела бы погибнуть быстро и безболезненно, "в катастрофе, например".
       В Индии ее и после смерти считают национальной героиней, хотя сама она с родиной давно не связана, как, впрочем, и ни с одной из стран мира. "Земля для нас — привал, нас ждет Марс",— любила говорить она.
       
  
  
Третий астронавт-специалист: полет в космос — естественное движение вперед
       Полет на Columbia был первым для 41-летней Лорел Кларк, капитана второго ранга ВМС США. "Полет в космос для меня — естественное движение вперед",— говорила она перед стартом, вспоминая свою карьеру. Сначала Кларк хотела быть ветеринаром, но потом передумала и поступила на медицинский факультет университета в Висконсине. Став дипломированным военным врачом, она тренировалась вместе с подразделением "морских котиков" на военно-морской базе в Шотландии, которую нежно любила — именно оттуда в Америку приехали ее предки.
       После десяти лет службы на флоте она подала документы в НАСА и тут же была принята в астронавты. Ее сын Иэн был самым ярым противником полета Лорел в космос. Но восьмилетнему мальчику пришлось согласиться с решением матери. "Мы испытали жуткий шок, когда корабль Лорел отправился в космос. У меня перед глазами была картина взрывающегося Challenger. Вы не представляете, какое облегчение я испытал, когда Columbia оказалась в космосе. Я тогда подумал, что худшее позади",— вспоминает ее младший брат Дэвид Солтон. За день до гибели Лорел отправила родным электронное письмо: "Привет всем на нашей прекрасной Земле!.. Мы тут очень заняты все, занимаемся наукой. Но вот у меня нашлось время написать всем тем, кого я люблю... Попыталась сделать несколько фотографий Земли, стучу по дереву, чтобы все они оказались в фокусе..." Теперь многие говорят, что конец письма очень напоминал прощание с живыми: "Спасибо всем, кто меня поддерживал во всех моих начинаниях. Это последнее побило все рекорды. Надеюсь, вы почувствовали ту позитивную энергию, которую мы излучали на Землю..."
       
  
  
Астронавт-исследователь: мне было во сто крат страшнее лететь в Ирак
       Полковник израильских ВВС Илан Рамон был, пожалуй, самым известным членом экипажа Columbia. Своего первого астронавта Израиль выбирал тщательно, и Илан был идеальным кандидатом. 48-летний летчик участвовал в нескольких войнах с арабами, а в 1981 году атаковал иракский ядерный центр "Осирак". Отец и мать Илана пережили ужасы Освенцима. "Илан действительно имеет полное право представлять весь израильский народ",— писала перед стартом Columbia одна из израильских газет.
       В отличие от коллег по экипажу, Илан никогда не хотел быть астронавтом. "Однажды мне просто позвонили от начальства и спросили, как насчет того, чтобы полететь в космос,— вспоминал Рамон.— Я сначала подумал, что это шутка". Тем не менее он серьезно отнесся к той исторической роли, которую ему выпало играть: "Я чувствую ответственность за то, что как бы представляю всех израильтян и всех евреев в космосе". Полета он ждал четыре года: его отправка в космос постоянно откладывалась. Участие израильтянина в экспедиции Columbia прибавило работы спецслужбам, которые опасались арабских террористов. Сам полковник Рамон полета не боялся. "Мне было во сто крат страшнее лететь в Ирак,— говорил он.— Вероятность катастрофы в космосе невероятно мала. Что касается безопасности полета, должен огорчить тех, кто ждет от меня другого ответа. Мне совершенно не страшно".
       В космос Рамон взял один из экспонатов израильского Музея холокоста — рисунок 14-летнего узника Освенцима Петера Гинца. В концлагере Петер мечтал о полетах в космос. Рисунок, который взял с собой Рамон, изображал, как выглядела бы Земля с Луны. "Отправляясь в космос, я думаю, что тем самым исполняю и мечту Петера Гинца",— говорил Рамон. Петер Гинц погиб в газовой камере в 1944 году. Его рисунок погиб вместе с полковником Рамоном 1 февраля 2003 года.
       

Комментарии
Профиль пользователя