Коротко


Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

С коллегами на ножах

Обвиняемый в убийствах на ГАЗе Сергей Барахов признал вину

Бывший формовщик литейного цеха Горьковского автозавода Сергей Барахов, обвиняемый в убийстве троих коллег и изготовлении взрывных устройств, воспользовался ст. 51 Конституции и отказался давать показания суду. Свою вину за исключением эпизода с броском «петарды» в сторону полицейских он признал полностью. Показания свидетелей отчасти подтвердили начальную версию следствия о мотиве убийства — Сергей Барахов ревновал одну из жертв, лаборантку Людмилу Богатову. Защита обвиняемого отрицает личные мотивы и объясняет случившееся подтвержденным экспертами психическим расстройством.


Вчера в Автозаводском райсуде обвиняемый в убийстве троих сотрудников Горьковского автозавода Сергей Барахов по совету своего адвоката Александра Кириченко признал вину и отказался давать показания согласно конституционному праву не свидетельствовать против себя. Не согласился он лишь с обвинением в том, что бросал самодельное взрывное устройство в сторону задерживавших его полицейских (в ответ они открыли огонь и ранили Барахова). «Цели не было никакой», — заявил подсудимый на вопрос о применении насилия к представителям власти. Изготовленную из баллончика для сифона и гвоздей гранату его защитник назвал «ерундой» и детскими игрушками. «Обычная маленькая коробочка с серой от спичек была нужна, чтобы отпугивать животных в пруду рядом с цехом», — убеждал адвокат Кириченко журналистов и ссылался на психическое расстройство своего подзащитного, подтвержденное специалистами Центра психиатрии имени Сербского.

О кровавых событиях 23 августа 2017 года суду рассказали свидетели: работники третьего формовочного цеха ГАЗа. Придя на работу в полседьмого утра, они готовились к трудовому дню, распределяли задания и пили чай, когда услышали крики лаборантки Людмилы Богатовой, доносившиеся из лаборатории. Женщина погибла от ножа первой. Затем обвиняемый подбежал к сотруднику цеха Андрею Курину и, трижды ударив его заточкой в грудь и шею, пошел к выходу. Мужчина умер на месте, а цех наполнился криками крановщицы Валентины Лариной: «Серега, что ты делаешь?!» С высоты женщина увидела, как начальник цеха Александр Агушкин пытался руками отбиться от нападавшего, бьющего его заточкой. Александр Агушкин скончался на месте. В нескольких метрах от него формовщик напал на мастера цеха Александра Королева. Получив семь ножевых ранений, тот сумел вырваться, убежать и спрятался в раздевалке. После мастер выскочил на улицу, где встретил коллегу Сергея Базина, раненого заточкой в плечо. Другие работники вызвали скорую помощь, перевязывали раненых, заглядывали в окна лаборатории и звонили Ларисе Богатовой, пытаясь выяснить, что с ней, а позже нашли женщину мертвой. Прятавшегося на пустыре с бетонными плитами Сергея Барахова искали прибывшие сотрудники полиции.

Из оглашенных в суде показаний свидетелей следовало, что Сергея Барахова и погибшую от его рук Людмилу Богатову часто видели вместе: они приходили и уходили с работы, обедали, но в последние несколько месяцев их общение прекратилось. Некоторые коллеги предполагали, что их связывали близкие отношения, несмотря на то, что подсудимый был женат и имел двоих детей. Отчасти работники цеха подтвердили первоначальную версию следствия о том, что Сергей Барахов напал на коллег, приревновав Ларису Богатову к коллеге Андрею Курину. Один из свидетелей сообщил, что когда формовщика спросили о причине нападения на Андрея Курина, тот ответил: «Он знает, за что». Сергея Барахова считали человеком замкнутым, но крепким профессионалом без вредных привычек. В 1990-е годы он воевал мотострелком в Чечне (один из медиков, лечивший раненых, рассказал „Ъ“, что заточкой обвиняемый орудовал профессионально). Адвокат Александр Кириченко настаивает на том, что причиной произошедшего стало психическое расстройство подзащитного, которое прежде не наблюдалось, и никакие личные отношения с убитой женщиной его не связывали.

19 июня в райсуде начнутся прения по этому уголовному делу. Вероятно, подсудимого Барахова, невменяемость которого доказана экспертизой, отправят на принудительное лечение.

Роман Рыскаль


Коммерсантъ (Н.Новгород) от 18.05.2018, стр. 12
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение