Коротко



 

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ

«Куда приведет меня политика, пока не знаю»

Спикер горсовета Липецка Игорь Тиньков объяснил „Ъ“, почему не вернется в бизнес

Бывший топ-менеджер ГК «Росинка», председатель Липецкого городского совета Игорь Тиньков не планирует в третий раз возглавлять представительный орган власти в облцентре, но и не намерен возвращаться в бизнес. Господин Тиньков рассказал „Ъ“, что предприниматели региона «не всегда довольны» сложившимся взаимоотношением с чиновниками, но пока для критики используют лишь формат «кухонных посиделок».


— Какие взаимоотношения сегодня у горсовета с мэрией Липецка? Чем работа главы администрации города Сергея Иванова отличается от подходов его предшественника Михаила Гулевского?
— С командой Сергея Иванова мы работаем, а значит, понимаем друг друга. Естественно, споры возникают, но без них мы бы не были разными ветвями власти. Конечно, мы прежде всего отстаиваем интересы горожан, здравый смысл, как нам кажется. Но отдаем себе отчет и в том, что поменялась команда в мэрии, поменялись и подходы. И не всегда в лучшую сторону. Работа администрации в целом стала выстраиваться иначе. Во-первых, денег стало больше в бюджете города. А с ними работать всегда веселее. У власти появились средства отремонтировать Петровский мост (на него собираются потратить более 630 млн руб.) и построить, возможно, новый мостовой переход в поселке Новая Жизнь. Он фактически будет выходом на особую экономическую зону «Липецк».

То есть у городских властей есть с чем работать. И теперь особенно важны их профессионализм и эффективность при расходовании средств. Если этого не обеспечить, то деньги потратим бездарно. А столь существенные средства в бюджете выделяются на инфраструктурные проекты всего второй год, поэтому мы очень внимательно смотрим за ними. Поэтому и споров больше между уровнями власти. А новый мост очень важен, так как число перемещений между частями города растет, необходимо разгрузить дороги Липецка от большегрузного транспорта, иначе их не будет все равно. Этот мост может быть разным по полосности, с трамвайным полотном или без него, начинать надо с суммы порядка 6 млрд руб. Последнее слово за проектировщиками, но было бы логично именно там пустить скоростной городской трамвай.

— Вы упомянули именно трамвай. Хотя одним из наиболее амбициозных инфраструктурных проектов Липецка мог стать проект ГК «Мортон» за 20 млрд руб. по возведению в городе линий легкого метро с помощью кредитных средств Сбербанка. Летом прошлого года стало известно, что концепция изменилась: вместо наземного метро городская администрация решила вложиться в модернизацию трамвайной сети.
— Не использовать для развития общественного транспорта в городе имеющуюся трамвайную инфраструктуру — по меньшей мере, странно. Тем более у нас все полосы выделенные, они не мешают автомобильному транспорту. Во главе любого проекта, на мой взгляд, всегда стоит экономика. Нельзя просто так взять и построить монорельс за огромные деньги. Надо же его будет содержать, а затем и окупать. Поэтому лучше отталкиваться от того, что уже есть. Правда, городские службы пока не научились сохранять примыкание трамвайных путей с асфальтом, эти места зачастую разбиты. Но их и эстетически, и практически можно сделать другими. В город уже приезжали специалисты, оценивали имеющуюся инфраструктуру для электротранспорта. Сейчас ведутся переговоры с несколькими инвесторами, которые готовы вложиться в проект скоростного трамвая. Уже ясно, что это будет отечественная компания.

— Ранее заявлялось, что для развития скоростного трамвая потребуется около 8 млрд руб.
— Это близкая к реальности сумма. Хотя опять же рассматривалось несколько путей развития электротранспорта с учетом новых микрорайонов и территории ОЭЗ «Липецк», куда должен доходить трамвай. То есть мы начинаем реализовывать проект с того, что есть, и потом продолжаем развивать сеть.

— Для Липецка сегодня актуальна оказалась проблема обманутых дольщиков. Разбирали ли причины случившегося депутаты горсовета?
— Есть термин в экономике — кризис перепроизводства. Вот его воплощение вы сейчас видите на территории Липецка на примере строительного комплекса. Мы иногда в погоне за статистикой, красивыми цифрами приходим к такой ситуации. То есть вроде бы делаем благое дело — ставим рекорды отрасли, рассказываем, как много по сравнению с другими регионами возводим жилья, а с другой — выходим на ситуацию с недостроями. Но здесь не только проблема с управленческими решениями власти. Проблема и бизнеса. Существовавший механизм работы с дольщиками имел массу недостатков, сейчас на федеральном уровне решено полностью его изменить. Шаг совершенно правильный, но, даже когда прошлая система работала, непонятно, почему дольщики были не застрахованы?

Просто так оставлять взаимоотношения покупателя и продавца в таком деле было нельзя. Да, была неплохая идея страховки за счет взносов в профильные СРО. Но где они? Мы все считали, что эти взносы должны будут пойти на достройку объектов, если что-то у застройщика пойдет не так. Но механизм не включился. Поэтому здесь несколько участников процесса виноваты, в том числе и сами застройщики. Эта проблема уже никуда не уйдет, и ее необходимо только решать с помощью законодательства, взаимодействия власти и бизнеса. Чиновникам (на всех уровнях) придется участвовать в решении проблем дольщиков, которые оказались заложниками ситуации. Мы должны помочь людям, а уже потом судиться с компаниями, их СРО и так далее. Дольщикам надо помочь как можно скорее.

Игорь Тиньков: «Реализовываться человеку нужно не только ради денег. Хочется что-то после себя оставить»

Игорь Тиньков: «Реализовываться человеку нужно не только ради денег. Хочется что-то после себя оставить»

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— Решение проблемы есть?
— Оно на поверхности. Во-первых, муниципалитет должен выделить для инвесторов, готовых достроить дома, льготные участки. Во-вторых, у нас много обязательств перед очередниками разного уровня — дети-сироты, собственники аварийных квартир. Соответственно, нам за бюджетный счет надо приобрести для них жилье и тем самым запустить механизм достройки. При этом городу надо выполнить обязательство по проведению технологических присоединений к новостройкам, проконтролировать эти процессы. Кроме того, муниципалитет может поучаствовать в процессе своими залоговыми фондами. Вообще мы очень много говорим о механизме решения проблемы, а фактически сделали всего ничего: город выделил один участок, а регион предоставил 80 млн руб. субсидий. Это чистой воды популизм! Но принят областной закон, который говорит о том, что мы по обозначенному выше пути все-таки идем. Значит, теперь надо по нему пойти, а не имитировать. Мы каждую сессию об этом говорим. Но прорывного пока у нас ничего не происходит. Люди не могут сказать, что они знают новые даты заселения в достраиваемые дома.

— По официальным данным, в Липецке сегодня порядка 200 граждан признаны обманутыми дольщиками. По вашим оценкам, сколько таких соинвесторов на самом деле?
— В моем понимании, как минимум в три-четыре раза больше официальных цифр. Вот плата за перепроизводство. И для решения проблемы надо правильно расставлять приоритеты — дотировать некоторые сферы АПК, где уже есть перепроизводство свое, например по той же свекле, или выделить больше денег из региональной казны для приобретения льготного жилья?

— Ваши предложения слышат на региональном уровне?
— Мне кажется, не совсем. Может, и я виноват. Говорить ведь можно по-разному. Но есть язык универсальный, понятный всем, — это язык цифр. Давайте посчитаем вместе с экономическим блоком, что нам приносит прибыль и сколько. Только надо отделить статистику (это другая наука) от финансового результата по определенному рынку.

— Насколько эффективно сегодня выстроена работа Липецкой городской энергетической компании? Как вы сами охарактеризуете ситуацию, при которой в прошлом году пост руководителя ЛГЭК перешел от Сергея Коваля к Александру Конаныхину.
— Считаю, что скандальная история вокруг ЛГЭК закончится, как только предприятие выйдет в какую-то

горизонталь. Когда в прошлом году городские власти меняли эффективного менеджера на специалиста с судебными перспективами, я напоминал, что у нас оставались обязательства перед Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР). Скандал ведь происходил в тот момент, когда нас никакие финансовые институты европейские не хотели финансировать, а ЕБРР оставался. Представляете, какие взаимоотношения были? Поэтому я предлагал не менять руководителя, сначала закончить кредитный договор с ЕБРР, продлить его, а потом уже проводить кадровые перестановки. Что сегодня происходит с предприятием? Оно, прежде всего, несет имиджевые риски, которые еще более сложны, чем финансовые. Восстановление репутации будет идти очень долго. Но надеюсь, что процесс рецессии на ЛГЭКе закончился. Горсовет в этом вопросе решил вести себя сдержанно и посмотреть сначала на результат работы. Сам новый управленец, который раньше разбирался больше в тепловом хозяйстве, показал себя взвешенным человеком.

— Не жалеете, что ушли из ГК «Росинка» и стали служащим?
— Когда я пришел в «Росинку» в 1999 году, она была в предбанкротном состоянии, на предприятии работало около 300 человек, 56 млн руб. были должны во все уровни бюджетов, и 14 млн руб. составлял ежегодный оборот компании. Когда уходил — оборот был уже около 9 млрд руб., на предприятии трудились более 3 тыс. рабочих. Но это был определенный этап жизни и я не жалею, что решился на этот шаг. Реализовываться человеку нужно не только ради денег. Хочется что-то после себя оставить. У меня для того, чтобы жить нормально — все есть. А вот чтобы получить какой-то новый смысл в жизни — другое дело. Известный русский предприниматель Никита Демидов об одном жалел — он стал богатейшим человеком с дворянством, пожалованным Петром Великим, но «не смог послужить Родине». Вот мне хочется послужить Родине. Поэтому я намерен заниматься политикой и дальше, для возвращения в бизнес причин нет. Куда приведет меня политика — в исполнительную или законодательную власть, пока не знаю. Но согласен с теми, кто говорит, что в России нужно заниматься политикой, или она займется вами.

Игорь Тиньков: «Во главе любого проекта, на мой взгляд, всегда стоит экономика»

Игорь Тиньков: «Во главе любого проекта, на мой взгляд, всегда стоит экономика»

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— Розничную сеть «Росинки» своевременно продали Х5 Retail group?
— Любой бизнес создается тогда хорошо, когда он кому-то нужен и его кто-то может купить. «Росинка» входила в топ-100 продуктовых ритейлов, и поглощение было неизбежно, но лучше это было сделать на пике, чем на спаде. «Росинка» после продажи своей сети осталась как производственная компания и заключила контракт с Nestle — самым крупным пищевым предприятием в мире. Nestle ушла в странах СНГ от Coca-Cola и заключила контракт с «Росинкой», которая теперь для нее занимается дистрибуцией. То есть после продажи сети акционеры «Росинки» не проели вырученные деньги, а с их помощью получили новые технологии. Теперь это самое технологическое предприятие по питьевым продуктам в РФ. Оно имеет механические склады в 16 этажей.

— Как вы оцениваете активность местного бизнеса? Есть ли в Липецке региональные сети, которым по силам повторить путь «Росинки»?
— Думаю, таких «Росинок» больше не будет. И время не то, и, как мне кажется, немного иначе бизнес сегодня выстраивается. Когда появляются региональные сети, их работа кажется сумбурной — не знают, как и для чего они работают. Нет внутренней организации должной. Почему Х5 пришла к «Росинке»? Мы понимали, сколько зарабатываем, на сколько нас хватит, какие финансовые нагрузки способны нести. Следующий этап развития этого рынка — покупка федеральных сетей транснациональными игроками. Вы его увидите очень скоро. И скорее всего, активы будут раздроблены. «Росинку» продали в определенный момент еще и потому, что потом она могла стать уже слишком большой, чтобы ее купили. И это была последняя подобная сделка Х5, вошедшая в историю их покупок, больше они ничего не покупают.

Какие форматы работают сейчас с точки зрения регионального бизнеса? Магазин у дома. Там маржинальность не имеет значения. У вас всегда тот свежий продукт, за которым придут знакомые вам покупатели, и с соответствующей ценой. Все остальное — покупки выходного дня. И одна из задач муниципальной власти — контролировать в том числе квадратные метры, выделяемые для розницы. Чтобы одни игроки не душили других, а дополняли. Контрольные функции управлению потребительского рынка как раз и нужны для того, чтобы рынок торговли стал цивилизованным. Липецку надо причесаться с теми торговыми площадями, которые у него есть.

— В Липецке когда-то было достаточно мощное противостояние НЛМК (в том числе в лице Александра Соколова, который сейчас ушел в ВГУ) и мэрии в лице Михаила Гулевского. Сейчас такого нет, в этом плюс или минус для города?
— Любое противостояние — не самое лучшее мероприятие. В адрес любой из сторон можно высказать что-то критическое, поверьте, и меня за это никто за язык не схватит. Но необязательно садиться за баррикады и друг друга лупцевать компроматами, лучше собрать экспертные мнения по конкретному вопросу. Открытая война не нужна. Хотя и согласительная позиция по каждому вопросу тоже неприемлема.

— Вы характеризуете горсовет как дискуссионную площадку. На ваш взгляд, эта площадка встроена в вертикаль власти в регионе и столь же монолитна?
— Новые лица необходимы в горсовете, как и в любой другой ветви власти. Замыливание и засиживание никогда в жизни не даст положительного результата. Каждый человек на конкретном месте, на мой взгляд, должен находиться определенное время. Я вот точно знаю, что больше не буду претендовать на пост председателя городского совета. Я на этой должности уже второй созыв, полагаю, этого достаточно. Есть областной совет, есть Госдума, есть исполнительная власть. Если я где-то буду интересен, то меня пригласят или я сам заявлю о своем участии в чем-либо. Надо что-то менять, ведь здесь, в горсовете, тоже должны быть новые лица.

Игорь Тиньков: «Окружение, которое сегодня рядом с губернатором, хотело бы сохраниться как можно дольше»

Игорь Тиньков: «Окружение, которое сегодня рядом с губернатором, хотело бы сохраниться как можно дольше»

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— Как считаете, команда губернатора Олега Королева уже отработала свой ресурс?
— Команда — это живой организм. Обновление необходимо в любой команде, и ресурс человеческий достаточно короток. Так один специалист спустя несколько лет на определенной должности остается на прежнем уровне, а другой начинает расти или стагнировать. Надо изучать ситуацию по каждому конкретному управленцу, надеюсь, для этого есть механизмы на федеральном уровне. Но могу точно сказать, что среди бизнесменов региона довольство властью имеет разную степень.

Так, есть ряд вопросов, которые задаются обращающимися ко мне предпринимателями, с разными эмоциями. У нас сегодня пока, образно говоря, кухонные посиделки. Помните, к чему они привели в СССР? Мне бы хотелось, чтобы в нашем регионе такие разговоры не доросли до эффекта 1991 года, а остались в цивилизованном поле. У нас же есть для этого союз промышленников, реготделение «Опоры России» — те организации, которые объединяют бизнес-сообщество. Пока же у нас вообще ситуация со средним классом не очень хорошая, вы, наверное, это на себе ощущаете. А задача любого государства — вырастить нормальный средний класс, который мог бы потянуть за собой другие слои общества. Понятно, что окружение, которое сегодня рядом с губернатором, хотело бы сохраниться как можно дольше. Но есть высшие интересы, есть целая Липецкая область с населением более миллиона человек.

Интервью взял Андрей Цветков


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

в регионе

Коммерческие проекты

спецпроект

обсуждение