Коротко


Подробно

Фото: с личной страницы Владислава Шульги

Инженер отказался от таллия

Обвиняемый в массовом отравлении на авиазаводе заявил, что писал явку с повинной под диктовку

Обвиняемый в отравлении таллием около 30 работников авиазавода в Таганроге Владислав Шульга отказался от признательных показаний, которые дал вскоре после задержания. Он заявил, что явку с повинной написал под диктовку замначальника УМВД по Таганрогу и прокурора города, находясь в состоянии «психологического шока». Примечательно, что в виновности Владислава Шульги сомневается даже адвокат потерпевших. Впрочем, юристы говорят, что отказ от ранее данных показаний не поможет обвиняемому.


Адвокат обвиняемого в организации массового отравления таллием сотрудников Таганрогского авиационного научно-технического комплекса (ТАНТК) имени Бериева Иван Зайцев сообщил “Ъ”, что его подзащитный Владислав Шульга в ходе одного из допросов отказался от признательных показаний, которые дал 3 апреля после задержания сотрудниками правоохранительных органов. Свой отказ он объяснил тем, что признание написал под давлением.

Напомним, о массовом отравлении таллием на ТАНТК имени Бериева в Таганроге стало известно в начале марта. Пострадали больше 30 сотрудников закрытого авиапредприятия. В апреле по подозрению в совершении этого преступления полицейские задержали инженера предприятия Владислава Шульгу (“Ъ” рассказывал об этом 5 апреля).

«Показания и явку с повинной Шульга дал по принуждению со стороны сотрудников оперативно-следственных органов. В ИВС Шульгу содержали в камере, где был, скорее всего, "подсадной" задержанный Идрисов. Он запугивал Шульгу ужасами о жизни СИЗО и советовал слушать оперов, бояться их и соглашаться с ними. Потом он пытался выяснить, где и что из запрещенного Шульга мог хранить: предложил написать матери записку с указанием, что и откуда нужно выбросить и обещал передать лично, так как на днях освобождался. Шульга никаких сведений ему не передал»,— рассказал “Ъ” господин Зайцев.

Адвокат добавил, что после этого его подзащитного стал ежедневно посещать оперуполномоченный Кочаргин, который угрозами требовал у Владислава Шульги взять вину на себя и написать явку с повинной. По его словам, оперуполномоченный неоднократно угрожал задержанному, что подбросит его матери наркотики.

После семи суток давления господин Шульга, со слов адвоката, оговорил себя.

«Явку с повинной я писал в кабинете Станислава Тихонова (заместитель начальника управления МВД России по Таганрогу.— “Ъ”) в его присутствии, а также в присутствии прокурора города Таганрога Константина Фролова, которые диктовали мне текст явки с повинной. В этот момент адвокат отсутствовал.

Явку с повинной я в состоянии психологического шока писал измененным почерком и подписал не своей подписью, так как имел твердое намерение отказаться от показаний, данных под воздействием давления и угроз»,— сообщает Владислав Шульга, его слова есть в протоколе дополнительного допроса (копия документа имеется в распоряжении “Ъ”).



По словам господина Зайцева, у его подзащитного отсутствовал мотив для отравления главы конструкторского бюро господина Зубковского, юриста Сагиля Махмудова и других сотрудников предприятия. В частности, судебный спор между господином Шульгой и юристом, из-за которого обвиняемого осенью лишили водительских прав, должен был продолжиться в апелляционной инстанции по инициативе Владислава Шульги. Как следует из протокола дополнительного допроса обвиняемого, он не мог испытывать каких-либо стойких негативных эмоций и к своему начальнику Зубковскому, так как, вопреки полицейской версии, тот никогда не лишал господина Шульгу премии.

Из материалов уголовного дела также следует, что в квартире обвиняемого не нашли следов таллия, их не нашли и в бутылках с водой, помпах и чайниках, изъятых в кабинетах потерпевших на заводе.

Адвокат потерпевших по этому делу Александр Попков сказал “Ъ”, что сомневается в виновности Владислава Шульги. «На мой взгляд, его признание выглядит сомнительно, а отказ, напротив, убедителен. Для того чтобы понять, виновен Шульга или нет, нужно привлечь специалистов в области химии, чтобы они объяснили, можно ли выделить из припоя таллий так, как это описано в признательных показаниях Шульги, или нет»,— отметил господин Попков.

Глава юридической фирмы «Центр специальных программ» Ростислав Рычанов говорит, что попытка обвиняемого отказаться от признательных показаний обречена на провал. «Суд однозначно не примет позицию обвиняемого касательно того, что он дал показания под давлением. Это заявление ничем невозможно подтвердить. Моральное давление доказать практически невозможно»,— считает господин Рычанов.

Никита Королев, Ростов-на-Дону


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение