Коротко


Подробно

Фото: Stefan Wermuth / Reuters

«России не выгоден сильный Иран в Сирии»

Экс-глава МИД Израиля рассказала “Ъ”, ждать ли большой войны в регионе

После обмена ракетными ударами между Израилем и иранскими вооруженными силами в Сирии Ближний Восток, по мнению многих, оказался на шаг ближе к большой войне. Открытие в Иерусалиме посольства США, сопровождающееся массовыми выступлениями палестинцев, только усугубило напряженность. Тем не менее, как считает бывший глава МИД Израиля, депутат Кнессета Ципи Ливни, до войны дело не дойдет. В интервью корреспонденту “Ъ” Марианне Беленькой она рассказала, почему для Израиля важно бороться с Ираном и как пересекаются российские и израильские интересы в Сирии.


— Что вы думаете об израильской стратегии в Сирии? Почему Израиль волнует иранское присутствие там, а не присутствие «Исламского государства» (ИГ; террористическая организация, запрещена в РФ) у границ Израиля?

— Разумеется, нас беспокоит ИГ — это жестокая террористическая организация, которая рубит людям головы, но мы считаем, что Иран — это не решение проблемы ИГ. Идея о том, что мир должен поддержать террористическое государство — Иран, чтобы противостоять террористической организации, не работает. Это две разные проблемы. ИГ — это одна проблема, а Иран — другая.

— При этом Израиль никогда не атаковал базы ИГ в Сирии, в отличие от иранских…

— Причина в том, что мир и так борется с ИГ и делает это очень успешно. Иран же получил международную легитимность после того, как был подписан Совместный всеобъемлющий план действий. С нашей точки зрения, международное сообщество посылает Ирану послание: до тех пор пока вы не разрабатываете ядерное оружие, вы можете делать все, что хотите, включая спонсирование террористов, отправку оружия «Хезболле», размещение военных баз на границе с Израилем. Все это мы не приемлем. И поэтому нам приходится действовать.

— Но все же базы ИГ тоже находятся у границы с Израилем.

— Мы противостоим тому, что угрожает нам. Иран решил создать в регионе халифат, закрепиться в Ираке, Сирии, Ливане. Он отрицает право Израиля на существование, стремится получить ядерное оружие. И это угроза.

— В 2007 году вы были среди тех израильских политиков, кто принял решение нанести удар по ядерному реактору в Сирии. Возможно ли повторение ситуации в Иране и насколько это необходимо?

— Сейчас США вышли из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Международное сообщество полагает, что можно достичь лучшего соглашения. Проблема в том, что СВПД лишь откладывал создание Ираном ядерного оружия и не затрагивал вопрос терроризма. Посмотрим, каким будет следующий шаг международного сообщества.

— То есть в ближайшем будущем не предвидится большой войны между Ираном и Израилем?

— Я надеюсь, что нет. Израиль не ищет войны с Ираном. Это не в наших интересах.  Я уверена, что это ни в чьих интересах — ни Ирана, ни «Хезболлы», ни Сирии, ни России. Никто не заинтересован в большой войне между Израилем и Ираном. Но должно быть понятно: мы не собираемся терпеть ситуацию, когда на следующий день после окончания гражданской войны в Сирии, мы можем обнаружить, что мы граничим на севере уже не с Сирией, а Ираном.

— Вы упомянули Россию. Как вы оцениваете ее роль в регионе?

— Когда несколько лет назад США самоустранились от дел в регионе, Россия стала здесь более влиятельной. И мне кажется, наши интересы в Сирии не противоречат российским интересам в этой стране. Россия сфокусирована на Сирии, Асаде. Мы не работаем против российских интересов в Сирии. Мы отстаиваем свои интересы. Но в долгосрочной перспективе наличие в регионе сильного Ирана не в интересах России. С точки зрения всех перспектив: экономических, военных, стратегических. Сейчас стоит задача не просто время от времени наносить удары по целям в этой стране — нужно сформировать здесь основу для лучшего будущего. Сирия зависит от воли и вовлеченности России, США, других игроков и их взаимопонимания по поводу того, как это будущее должно выглядеть. Чем быстрее такое взаимопонимание будет достигнуто, тем лучше.

— В понедельник глава МИД РФ Сергей Лавров встречался в Москве со своим иранским коллегой Мохаммадом Джавадом Зарифом. Они говорили в том числе о Сирии. Может ли Москва играть роль успешного посредника между Ираном и Израилем?

— Понятно, что Россия имеет влияние на Иран. После решения США Россия необходима Ирану, как никогда раньше. Кроме того, повторю, России не нужен сильный Иран в Сирии и то, что Тегеран делает в Сирии, не в интересах иранского народа. У них много экономических проблем, им предстоит столкнуться с новыми санкциями. То, что они тратят столько денег на конфликты — не только в Сирии, но и в Йемене, не служит интересам иранского народа, это служит интересам экстремистов. И если Россия выступит в качестве рычага давления на Иран, то от этого всем будет только лучше.

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение