Сделка с прокурором оказалась выгодней

Участника незаконной продажи особняка в центре Москвы выпустили из СИЗО

Как стало известно “Ъ”, Тверской райсуд перевел из СИЗО под домашний арест экс-руководителя ФГУП «Дирекция международных фотовыставок» Виталия Страшнова, обвиняемого в хищении исторического здания в центре Москвы, оцениваемого в 882 млн руб. Заключив сделку с прокурором, господин Страшнов полностью признал вину, дав показания на своих предполагаемых подельников, которые за попытку хищения 120 объектов недвижимости находятся под следствием уже шесть лет.

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Заседание суда, на котором рассматривалось ходатайство следователя столичного главка МВД о переводе Виталия Страшнова под домашний арест, уложилось в 15 минут. Больше сторонам и не требовалось, поскольку они уже согласовали все вопросы. В частности, еще в коридоре суда следователь Кирилл Краснов получил от адвоката обвиняемого Александра Лупашко заверения в том, что его подзащитный будет последователен при даче показаний в рамках заключенного между ним и прокурором досудебного соглашения о сотрудничестве. Адвокат, кивая головой, утверждал, что «все остается в силе».

Собственно, подтвердить Виталию Страшнову надо было махинации, связанные с продажей в 2011 году исторического здания №30 на Смоленской-Сенной площади.

Речь идет о трехэтажном особняке 1820 года постройки общей площадью более 3 тыс. кв. м.

Отметим, что данную сделку в Арбитражном суде Москвы пыталось оспорить Росимущество, однако в марте этого года она была признана законной.

Следствие же полагает, что получить это здание и еще 27 исторических особняков (а всего 120 объектов недвижимости) пыталась организованная группа, в которую входили экс-глава московского управления Росимущества Анатолий Шестерюк, бывший председатель правления банка «Московский капитал» Виктор Крестин и связанные с ними коммерсанты. Следствие считает, что они уговаривали руководителей различных ФГУПов, которые занимали особняки, подписывать бумаги о поручительстве их организаций по невозвратным кредитам. А после, получив недвижимость, продавали ее сторонним фирмам. Таким образом, по версии следствия, предполагаемые злоумышленники пытались получить под свой контроль, например, ансамбль Рогожской ямской слободы XIX века (18 зданий на Школьной улице); палаты XVII–XVIII веков (Кожевническая улица, д. 19, стр. 6 и д. 21, стр. 1); дом Долгоруковых середины XVIII века (Колпачный переулок, д. 6, стр. 2) и усадьбу Снегирева первой четверти XIX века (улица Плющиха, д. 62, стр. 2). Однако поскольку большинство участников масштабной аферы скрылись за границу, до суда дошла только часть уголовного дела, в которой говорилось лишь о хищении трех небольших земельных участков на МКАД с находящимися на них АЗС. Симоновский райсуд, впрочем, результаты и этого расследования не устроили, и он еще в 2014 году вернул дело прокурору, а тот — в ГСУ ГУ МВД. С тех пор расследование по делу продолжается. Его основным фигурантам инкриминировали организацию преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК), однако брать под стражу их не стали.

В свою очередь, Виталия Страшнова арестовали в декабре 2017 года, обвинив в мошенничестве и в участии в ОПС, а после заключения с ним соглашения его дело выделили в отдельное производство. Более того, самое тяжкое обвинение по ч. 2 ст. 210 УК с него сняли.

Следователь Краснов поддержал в суде ходатайство о переводе обвиняемого из СИЗО домой. При этом свою просьбу он мотивировал тем, что подследственный полностью признал вину в мошенничестве и дал показания на своих бывших подельников.

«Поэтому считаю, что у Страшнова нет намерения помешать расследованию,— резюмировал господин Краснов.— Но чтобы исключить побег, а нам дать возможность довести до конца все следственные действия, считаю необходимым, чтобы Виталий Страшнов находился под домашним арестом».

Прокурор против этого не возражал.

Больше времени у сторон ушло на согласование условий ареста, когда судья Ольга Затомская поинтересовалась у Виталия Страшнова, нужны ли ему «пешие прогулки».

— На усмотрение суда,— ответил обвиняемый.

— А кто же вам будет еду покупать? — спросила тогда судья.— Жена или родители?

— Я разведен, а родители уже не могут, старые очень,— недоуменно ответил Виталий Страшнов.

— Значит, вам нужны прогулки до магазина?

— Ну конечно! — сообразил обвиняемый, закивав головой.

Однако следователь и прокурор с этим не согласились. В итоге судья, удовлетворив ходатайство о переводе Виталия Страшнова под домашний арест, разрешила тому часовые прогулки, но с письменного разрешения следователя.

После оглашения решения суда конвоиры выпустили из клетки Виталия Страшнова, чтобы тот подписал бумаги об ознакомлении с условиями назначенной ему меры пресечения, а его адвокат деловито заметил: «Плохая примета — снова возвращаться в тюрьму, поэтому за вещами мы после заедем, а сейчас — домой».

Алексей Соковнин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...