Коротко


Подробно

Фото: Wong Maye-E / AP

Корейская интрига

Чего ждать от встречи Ким Чен Ына с Дональдом Трампом? Особый взгляд Акио Кавато

Северная Корея еще недавно воспринималась в мире как большой курьез. Но сегодня уже никто не говорит о ней как о нелепом и жалком игроке


Сюжет с проведением саммита между США и КНДР возник неожиданно, и в этом Южная Корея сыграла самую заметную роль. Это объяснимо: для Сеула задача номер один — предотвратить вооруженное нападение США на Северную Корею, потому что это повлечет за собой массовый ответный удар по югу. И вот Сеул сначала создает теплую атмосферу между двумя Кореями, пользуясь Олимпиадой в феврале, а вскоре после этого направляет своего специального посланника Чон Ый Ёна, руководителя Управления национальной безопасности Южной Кореи, в КНДР. На встрече спецпосланника с Ким Чен Ыном северокорейский лидер, отвечая на заданный гостем вопрос, говорит, что был бы не против того, чтобы (когда-нибудь) встретиться с Трампом и напрямую переговорить по самым острым вопросам, включая проблему ядерного разоружения.

Это и был шанс, которого добивался Сеул: получив нужную цитату, посланник Чон срочно летит в Вашингтон и докладывает Трампу о «новой позиции» Пхеньяна, хотя это и было явным преувеличением. Дальше сценарий повторился: сообщив рукотворную новость американскому президенту, посланник Чон поинтересовался реакцией на нее (вероятно, диалог был примерно такой: «Господин Ким очень хочет в любой момент встретиться с вами. Господин президент, вы готовы на это?»). Трамп, вероятно, ответил что-то вроде: «Мм, да… Почему нет?», но этого было достаточно: представитель Южной Кореи мгновенно известил мир о том, что американо-северокорейский саммит не просто возможен, а состоится в ближайшее время.

От такого поворота наверняка вздрогнул господин Ким. В опере Моцарта «Дон Жуан» есть такая сцена, где заглавный герой в шутку обращается к каменной статуе командора, которого он в свое время убил, и спрашивает, готов ли каменный истукан прийти на ужин с ним. А тот адским голосом гласит: «Да, готов…» Полагаю, господин Ким испытал нечто похожее и поначалу долго молчал, перебирая возможные варианты действий. Потом решение было принято, и в один прекрасный день лидер КНДР внезапно появился в Пекине: камеры засвидетельствовали, как он, напряженно улыбаясь, внимал китайскому руководителю Си Цзиньпину, записывая его слова во время переговоров.

Гарантии в ассортименте


На эту поездку мировые СМИ обратили мало внимания, рассматривая ее как «проходную», а стоило бы оценить ее значение иначе. Дело в том, что товарищ Си не доверяет товарищу Киму. Ведь последний жестоким образом казнил своего дядю Чан Сон Тхэка, через которого долгое время шла вся коммуникация между Китаем и Северной Кореей, и вел себя с точки зрения Пекина не самым подобающим образом в чувствительных ситуациях (частенько, например, Северная Корея портила широкомасштабные международные мероприятия Китая, запуская очередной ракетный «салют»). Раздражение, словом, копилось, и председатель Си долго демонстративно не хотел принимать Кима как гостя. Теперь это сделать пришлось: Си был вынужден говорить с ним, чтобы не терять «корейский козырь» и проинструктировать Кима перед встречей с Трампом. Смысл таких инструкций представить несложно: даже если Трамп предложит заключение мирного договора (Корейская война официально не закончена, потому что мирный договор еще не заключен), не стоит с легкостью соглашаться, китайская поддержка и защита и в дальнейшем необходимы Пхеньяну, поэтому без нашего согласия не сближайтесь к США.

Пхеньян, иными словами, получил в Пекине гарантии безопасности. Но «сувенир» был с изъяном: перспектива утраты суверенитета в отношениях с Поднебесной становилась очевидной. Поэтому Ким купил себе «вторую страховку», пойдя на встречу в верхах двух Корей (саммит состоялся в конце апреля на линии перемирия в пограничном Пханмунджоме). Эту встречу венчало совместное заявление, в котором стороны выражали готовность к окончательному решению всех накопившихся вопросов (включая проблему объединения) в двух возможных форматах: либо трехстороннем (обе Кореи и США, то есть без Китая), либо четырехстороннем (с Китаем). Си Цзиньпин тут же заподозрил «измену» и оперативно организовал новый раунд наставлений непоседливому Киму. Второй раз подряд на своей территории — в Даляне…

На отшибе


Все это напоминает захватывающий дипломатический триллер, но есть одно печальное обстоятельство: во всех нынешних корейских раскладах мы не видим и тени ни России, ни Японии. А ведь они являются членами шестисторонней группы, которая долгие годы активно занималась корейским «пасьянсом», в том числе и проблематикой, связанной с северокорейской ядерной программой. Как же так получилось?

Для России Корея издавна была небезразлична, особенно в период экспансии на восток (напомню, во многом и ради Кореи Россия воевала с Японией в 1904–1905 годах).

После окончания Второй мировой войны Сталин попробовал снова расширить восточную сферу влияния, подтолкнув своего ставленника Ким Ир Сена на войну против Южной Кореи в 1950-м. Когда США в конфликт на Корейском полуострове вмешались, Сталин заставил своего союзника, Китай, направить туда свои войска. После войны, впрочем, Ким Ир Сен, дед нынешнего лидера страны, вычистил прокитайские элементы в рядах своей партии, а Советский Союз на долгие годы стал самым важным союзником для КНДР. И даже после окончания холодной войны российские эксперты (в том числе в сфере ядерной и ракетной технологии) продолжали оказывать существенное содействие Северной Корее. Но сегодня ситуация другая: именно Китай монополизировал «особые отношения» с Пхеньяном.

Что касается Японии, дело не лучше. До окончания Второй мировой войны Корея была частью Японии, и даже после становления Северной Кореи много выходцев из этого региона оставались в Японии. Связи поддерживались устойчивые, в КНДР постоянно переводились из Японии большие суммы денег, хотя имелись и проблемы. Одна из них — похищения десятков японских граждан, из которых только пятеро пока возвращены. Без возврата остальных Токио не может вступить в новую фазу отношений, хотя в средневековье Япония часто заключала фактическое союзничество с королевствами Когурё и Бохай, которые находились в регионе нынешней КНДР (в те времена такие союзы поддерживали баланс сил и противостояли блоку китайской династии и корейских королевств, которые находились в регионе сегодняшней Южной Кореи).

Грядут перемены?


На этом фоне и ведется подготовка саммита Кима и Трампа. Что выйдет от встречи двух самых непредсказуемых сегодня лидеров?

Над организацией мероприятия работают чиновники и эксперты с обеих сторон, и, если их боссы поведут себя по подготовленному чиновниками сценарию, особенного сюрприза не будет. Однако не исключен и такой вариант: дело может дойти до торопливого заключения мирного договора, что приведет к кардинальному изменению геополитического положения в Восточной Азии.

Ну вот, например, вероятная при таком повороте развилка: если Северная Корея перестанет быть врагом в результате мирного договора, зачем держать американские войска в Южной Корее? Такой вопрос неизбежно возникнет и в Южной Корее, и в США. И мало кто сомневается, что импульсивный Трамп с легкостью может пойти на это, если сочтет сделку выгодной. А если это случится, исчезнет препятствие для соединения с Северной Кореей и возникнет перспектива — держава с объемом ВВП, равным российскому, и с ядерными ракетами, которые могут достигнуть Японии, Китая и России. Гипотетический вывод американских войск из Южной Кореи обязательно приведет к дискуссии о выводе и из Японии. Последствия очевидны: ей придется усиливать свою обороноспособность в качестве средства сдерживания…

В конце мая намечается приезд в Россию японского премьера Синдзо Абэ. И в повестке дня помимо традиционной взаимной тематики о размежевании послевоенных границ неизбежно возникнет и «корейский кейс». В нем, как представляется, заключены не только тревоги, но и возможности — для Москвы и Токио он может стать настоящим стартом обоюдного взаимодействия в международной игре баланса сил на Дальнем Востоке. Например, Япония могла бы взять инициативу в деле реконструкции северокорейской экономики, предложив создание международного инвестиционного фонда (пусть он будет расположен в третьей стране), а Россия, пользуясь его возможностями, могла бы осуществить свою давнюю идею по модернизации железнодорожных дорог через Корейский полуостров и строительству в этом регионе нового газопровода. Расклад сил во всем мире меняется. И ядерное разоружение Северной Кореи, если оно действительно случится, для японо-российского взаимодействия в международной политике может открыть новый горизонт. Разумеется, это личное мнение автора, не согласованное с правительством Японии.

Акио Кавато


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение