Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Преступно соблюдать санкции, направленные против своей страны, на ее территории»

Депутат Госдумы Михаил Емельянов — об ответе на ограничения со стороны США

Госдума получит на рассмотрение резонансный законопроект об ответственности за антироссийские санкции. Тем, кто будет соблюдать ограничительные меры, депутаты пригрозили штрафом в 600 тыс. руб. или четырьмя годами тюрьмы. А если гражданин или организация помогают составлению черных списков, их ждет три года заключения или 0,5 млн руб. штрафа. Авторы инициативы — спикеры верхней и нижней палаты, а также представители всех думских фракций. Один из соавторов законопроекта, депутат Госдумы от партии «Справедливая Россия» Михаил Емельянов рассказал «Коммерсантъ FM» некоторые подробности документа — наказать могут любую компанию или ее руководителя, но применяться санкции будут не ко всем.


— Насколько подробным будет законопроект? Потому что возникают большие опасения в связи с тем, как будет толковаться вся эта история.

— Я последних деталей не знаю, его же эксперты прорабатывают. Там было много вариантов, поэтому я не хотел бы что-то говорить, пока не увижу окончательный текст.

— Но судя по тому, что фракция готова поставить подпись под этим законом, его дух вас устраивает?

— Устраивает.

Логика простая — преступно соблюдать санкции, направленные против своей страны, на ее территории.

Это со всех точек зрения, по меньшей мере, нелогично и, наверное, безнравственно. Видимо, и должно быть уголовно наказуемо.

— На ваш взгляд, на кого направлен будет этот закон?

— Предполагается административная и уголовная ответственности. К административной могут привлекаться как юридические, так и физические лица, прежде всего, должностные лица компаний, которые соблюдают американские санкции. С точки зрения уголовного права у нас нет уголовной ответственности юридических лиц, в отличие от некоторых западных стран, поэтому к ней могут привлекаться руководители, скажем, менеджеры и сотрудники, принимающие решения в тех компаниях, которые такие санкции соблюдают внутри Российской Федерации.

— Речь идет в основном о российском или иностранном бизнесе, работающем в России?

— Предполагается, что это распространяется на все компании, которые работают на территории Российской Федерации, и на все российские компании, независимо от территории, где они действуют.



— Нет ли в этой связи опасения, что иностранный бизнес просто уйдет из страны, потому что он окажется между молотом и наковальней — должен либо американские, либо российские исполнять?

— Учитывая, что мы взяли курс на импортозамещение, думаю, что эта норма будет разумна. И в тех отраслях, где мы в состоянии импортозаместить товары и услуги, потери будут небольшими. В тех же отраслях, в которых мы не готовы пока к импортозамещению, этот закон будет действовать мягко.

— То есть немного избирательной получается норма?

— Понимаете, американцы же тоже избирательно налагают санкции.

— Много вопросов возникает к тому, как доказывать, что та или иная сделка не осуществлена именно из-за санкций, а не потому что, например, ее условия какую-то из сторон не устроили.

— Существуют методики расследования экономических преступлений. Думаю, что они вполне могут быть применены и к данным сделкам.

— Что за люди могут попасть под действие этой нормы?

— Это, прежде всего, российские граждане. Ведь широко известно, что, начиная с так называемого «списка Магнитского» и в последующих подготовках санкционных законов в Соединенных Штатах, участвовали наши сограждане, которые действовали практически вопреки интересам России. Наверное, они должны нести ответственность.

— Не может ли тогда действие нового закона распространится и на журналистов, которые проводят то или иное расследование?

— Да нет, при чем здесь журналисты? Речь идет об экспертах, которые выезжали в Соединенные Штаты, участвовали в работе соответствующих комиссий, давали показания, рекомендации, это юридически зафиксировано. Я бы не хотел называть имена, они широко освещались, и при желании можно их назвать, они известны.

— А какие-нибудь правозащитные организации или международные организации, занимающиеся тоже расследовательской деятельностью, могут стать субъектом этого закона?

— Речь идет только о физических лицах.

— Но там штраф в 0,5 млн руб. предусмотрен для юридических лиц.

— Это в случае административной ответственности.

— То есть по этой норме юридические лица не будут привлекаться?

— Да, к уголовной ответственности они привлекаться не будут.

— Хочется уточнить, не может ли получится так, что какая-то деятельность, например, по раскрытию коррупционных схем, будет приравнена к административному преступлению или правонарушению?

— Это трудно сопрягаемые понятия, их очень сложно перепутать. Если какая-то организация, скажем, национальный центр по борьбе с коррупцией борется с коррупцией внутри Российской Федерации и не дает эту информацию целенаправленно на Запад, не участвует в работе соответствующих экспертных групп, которые формируются при западных органах власти, то вряд ли такая общественная организация может попасть под действие этого закона. Это очень гипотетическая ситуация.

— То есть если какое-то расследование опубликовано, и на его основе американцы выпустят какой-то новый санкционный список, то автору расследования ничего не грозит?

— Наказание последует только, если будет доказано, что при этом он работал на деньги США и в Америке сотрудничал с теми структурами, которые готовили соответствующие списки.

— А бремя доказывания будет возложено на Следственный комитет?

— Конечно, на государственные правоохранительные органы, это общая норма уголовного права.

Беседовал Григорий Колганов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение