Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Остальные страны, в том числе и союзники США по НАТО, находятся в шоке»

Максим Юсин в эфире “Ъ FM” — о последствиях решения Дональда Трампа

США могут ввести санкции против европейских компаний за сотрудничество с Ираном, заявил советник американского президента по национальной безопасности Джон Болтон. В интервью телеканалу CNN он сказал, что такое развитие событий не исключено и выразил надежду, что теперь европейцы согласятся принять позицию Вашингтона. Ранее США вышли из сделки по иранской ядерной программе и заявили о введении против Ирана санкций, которые существовали до соглашения. Между тем, другие участники сделки — Европа, Россия и Китай — пообещали продолжать соблюдать ее условия и призвали сохранять договоренности. Каковы шансы, что Штаты начнут вводить ограничения против европейского бизнеса? Ведущая Дарья Надина обсудила это с обозревателем отдела внешней политики “Ъ” Максимом Юсиным.


— Давайте сначала просто разберемся, какая сейчас расстановка сил: с одной стороны США, с другой — европейские страны?

— Соединенные Штаты не одни. Америка активно поддерживается региональными игроками, для которых Тегеран — это основной ключевой противник. Соединенные Штаты поддерживаются с одной стороны Израилем, с другой — суннитской коалицией во главе с Саудовской Аравией. Я смотрел, что пишет на эту тему европейская пресса. Мне запомнилась такая мысль — американцы, принимая решение о выходе из ядерной сделки с Ираном, абсолютно не обращали внимание на интересы своих европейских союзников и партнеров и в то же время четко, последовательно претворяли в жизнь повестку дня своих ближневосточных партнеров — в первую очередь Израиля и Саудовской Аравии.

То есть Соединенные Штаты не одни, но, конечно, они в явном меньшинстве. Остальные страны, в том числе и их союзники по НАТО, в целом по Трансатлантическому блоку, находятся просто в шоке.



Такой реакции не было почти за полтора года, прошедших после избрания Трампа президентом. Ни одно из его решений не вызывало столь однозначной негативной реакции в европейских столицах.

— Это было решение исключительно Трампа? Или кто-то давил на президента?

— На него в данном случае не надавишь. Это его собственное решение, импульсивное, фактически каприз. В ходе избирательной кампании он много таких вот импульсивных, в чем-то провокационных идей выдвигал. К счастью, не все они доведены до исполнения, но вот эту довели. Почему? Я не думаю, что в результате давления. Полагаю, это произошло в результате его целенаправленного курса, в частности, на то, чтобы защищать интересы Израиля в регионе, как минимум, так же настойчиво, как это делает сам Израиль.

Другая причина — Трампу надо было дождаться смены лиц в своей команде. Сейчас ему гораздо сподручнее принимать подобные решения, опираясь на таких «ястребов», как упомянутый нами Болтон, как еще не упомянутый новый госсекретарь Помпео. То есть эти люди, конечно, сторонники максимально жесткого давления на Тегеран, и если бы Рекс Тиллерсон оставался на посту госсекретаря, думаю, он бы это решение не поддержал. Но сейчас у Трампа вполне комфортное окружение, с которым он может работать в данном случае рука об руку.

— Интересно, что с одной стороны Джон Болтон заявил, что США могут оказывать давление на европейские страны и вводить санкции, с другой — Майк Помпео отметил, что нельзя исключать заключения новой сделки с Евросоюзом по Ирану, которая сможет сдержать Тегеран «от всех плохих действий». Примерно так и звучит эта цитата. Как это расценивать?

— Это замечательное заявление, я его изучил, и можно было бы продолжить цитату: «в течение ближайших дней или недель». Я стараюсь избегать резких недипломатических эпитетов, но в данном случае это показатель идиотизма нынешней администрации США. Ведь предыдущая сделка по Ирану вырабатывалась годами десятками международных организаций, в результате серьезнейших исследований были подготовлены документы с сотнями страниц, с параметрами обогащения, четкими пунктами, что делать с теми или иными центрифугами. Были привлечены сотни экспертов из десятков государств. Также проходили многочасовые переговоры, например, Сергея Лаврова и госсекретаря Джона Керри, которые затягивались до поздней ночи.

То есть годами готовится некое соглашение, которое подписывают все участники, в том числе антагонисты — Тегеран и Вашингтон, и в какой-то момент одна из стран-подписантов решает, что нет, ей это не нравится, она выходит из соглашения, но при этом госсекретарь США полагает, что в течение нескольких дней или недель можно новое соглашение подготовить. Разве это серьезно? А Тегеран кто-то спросил?

С какой стати Иран, который с таким трудом пошел на предыдущее соглашение, вдруг сейчас будет выполнять все требования Соединенных Штатов?



Ведь среди новых требований — не только сдвинуть действие соглашения с 2025 года на более поздний срок. Кроме того, в него хотят включить и все ракетные программы Ирана, и пункт о том, что любой региональный конфликт, — это деструктивная роль Тегерана в регионе, на всем Ближнем Востоке.

— Тегеран не согласится на новый вариант соглашения?

— Это абсолютно исключено.

— Каким видится самый радикальный сценарий, который может быть реализован в дальнейшем? Возможно ли, например, какое-то военное вмешательство со стороны США без поддержки европейских союзников?

— А им абсолютно не нужна поддержка европейских союзников. Вместе с Израилем они эту операцию, если, не дай бог, будет принято подобное решение, прекрасно осуществят. Другое дело, что последствия будут катастрофическими для всего региона. Но за те полтора года, что господин Трамп ассоциируется с верховной властью в Соединенных Штатах, мы уже привыкли, что никаких радикальных сценариев исключать нельзя. Слава богу, в Сирии мы это пережили относительно безболезненно, но теперь вот и с Ираном может такое произойти. Так что давайте ждать, запасемся терпением. Нас с этим замечательным президентом ждет еще много-много таких вот сюрпризов.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение