Судебная реформа: переразгрузка

Подведение итогов

Объединение высших судов в 2014 году стало только началом реформы, набирающей обороты сейчас. Структура судов общей юрисдикции и арбитражных судов сближается, судебный процесс оптимизируется. Это должно снизить нагрузку на судей. Партнер юридической фирмы "Инфралекс" Артем Кукин и аналитик Ольга Плешанова, однако, считают, что современные дела требуют других подходов.

Разгрузка судов все отчетливее требует нестандартных решений и более глубоких изменений, затрагивающих не только судебную систему

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ  /  купить фото

В начале года Верховный суд РФ (ВС) внес в Госдуму два законопроекта. Один предусматривает создание кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции (в первом чтении принят 16 февраля), второй вносит изменения в Гражданский процессуальный кодекс (ГПК), Арбитражный процессуальный кодекс (АПК) и Кодекс административного судопроизводства (КАС). Реформа затрагивает и судоустройство, и судопроизводство. ВС объясняет ее необходимостью "сближения подсистем судов общей юрисдикции и арбитражных судов посредством унификации и оптимизации процедур и правил, применяемых при разрешении споров". Не забыты единообразие судебной практики, ради которого объединили высшие суды, и, конечно, "оптимизация судебной нагрузки".

Структурное сближение

Разобраться в системе российских судов общей юрисдикции сложно. Один и тот же суд может выступать и первой, и апелляционной, и кассационной инстанцией. Роль апелляционной инстанции может играть даже районный суд — в него обжалуются решения мировых судей, появившихся в конце 1990-х годов. Пристройка снизу потребовалась для разгрузки системы, продолжавшей жить по закону "О судоустройстве в РСФСР" 1981 года.

Современный закон "О судах общей юрисдикции в Российской Федерации" был принят только 7 февраля 2011 года. Названия судебных инстанций изменились: появилась апелляция, ранее называвшаяся кассацией, а кассацией стала надзорная инстанция первого уровня, действовавшая в судах субъектов РФ (до принятия закона было три уровня надзора). Надзор остался только в ВС, а кассация стала двухуровневой — и в регионах, и в ВС.

Иначе развивались арбитражные суды, закон о которых был принят в 1995 году. Появились 10 самостоятельных кассационных судов, созданных по экстерриториальному принципу вне границ субъектов РФ. Апелляционная инстанция первоначально работала под одной крышей с арбитражными судами первой инстанции, но в 2003 году решено было сделать апелляционные суды самостоятельными по образцу кассационных. Сейчас в России 21 арбитражный апелляционный суд.

Законопроект ВС предусматривает сейчас создание по экстерриториальному принципу самостоятельных судов общей юрисдикции — девяти кассационных и пяти апелляционных. Многие суды предполагается разместить в одних зданиях с арбитражными, что внешне демонстрирует сближение систем. Но простой и понятной структуры, в которой один суд выступал бы только одной инстанцией, все равно не выстраивается.

Кассационных судов общей юрисдикции будет больше, чем апелляционных, хотя в арбитражных судах наоборот. Причина в том, что в судах общей юрисдикции существенно меняется только кассация: вместо президиумов судов субъектов РФ, как сейчас, кассационные жалобы будут рассматривать самостоятельные суды. Например, кассационная жалоба на апелляционное определение Мосгорсуда пойдет не в президиум того же Мосгорсуда, а в специальный кассационный суд.

Апелляционные инстанции для большинства дел сохранятся в нынешнем виде: жалобу на решение или приговор районного суда по-прежнему будет рассматривать суд субъекта РФ. Пять самостоятельных апелляционных судов создаются для более сложных дел, рассмотрением которых по первой инстанции занимаются суды субъектов РФ (например, гражданские дела, связанные с гостайной, дела о защите авторских прав в интернете). Сейчас апелляционные жалобы по таким делам рассматривает ВС либо сами суды, вынесшие решение (одна коллегия проверяет решение другой).

Принятие закона сблизит суды общей юрисдикции с арбитражными только на уровне самостоятельных кассационных судов. Апелляция сохранит специфику. Кассационных инстанций по-прежнему будет две: кассационный суд и судебная коллегия ВС. Реформа отчасти позволит разгрузить ВС: он будет избавлен от части апелляционных жалоб, а решения мировых судей будет пересматривать в исключительных случаях и только после кассационных судов.

Процессуальное упрощение

Более важным может оказаться проект изменений в процессуальные законы — ГПК, АПК (оба приняты в 2002 году) и КАС (принят в 2015 году). Из пояснительной записки следует: нужно снизить нагрузку на суды. Она существенно растет — вопреки многолетним усилиям по ее снижению.

В 1990-е годы в гражданском процессе появился судебный приказ: по простейшим делам, в которых сторонам не о чем спорить (например, о начисленной, но не выплаченной зарплате), судья без разбирательства выдавал приказ, имеющий силу исполнительного листа. Позже в арбитражном процессе появилось упрощенное производство (без судебного заседания, только по документам сторон спора). В 2016 году процессы унифицировали: в АПК включили судебный приказ, в ГПК — упрощенное производство. Пленум ВС в постановлении N 10 от 18 апреля 2017 года разъяснил, что упрощенные формы имеют приоритет: полноценное судебное разбирательство должно быть только в случае, если нельзя выдать судебный приказ или рассмотреть дело в упрощенном порядке.

В решениях, принятых в упрощенном порядке, суд не обязан писать мотивировочную часть — для этого нужно заявление участников спора. Возникла проблема: без мотивированного решения апелляционная инстанция отказывается рассматривать жалобу. Один из таких отказов ВС недавно счел незаконным. Проект поправок в ГПК, АПК и КАС, однако, еще сильнее расширяет упрощенное судопроизводство и круг дел, включая административные, по которым выносить мотивированное решение не обязательно. В пояснительной записке отмечается, что 98% судебных актов остаются без изменений: апелляция пересматривает не более 2%, кассация — 0,1%. Это, по мнению разработчиков законопроекта, свидетельствует о "высокой стабильности судебного решения" и об "отсутствии необходимости его обжаловать".

Арбитражная статистика до 2014 года позволяла сделать иной вывод: появление самостоятельной судебной инстанции повышает к ней доверие — и число жалоб растет. Так, в 2001-2005 годах, до создания полноценной системы арбитражных апелляционных судов, количество апелляционных жалоб падало — с 12,5 до 8,6% (все показатели — от общего количества дел, рассмотренных первой инстанцией). Падал и процент отмены решений апелляцией — с 2,6 до 1,7% дел. А с 2006 года начался рост: количество жалоб сразу вернулось к отметке 12,5%, достигнув 24,01% в 2013 году. Показатель отмен стал составлять 3%. Можно предположить, что создание самостоятельных апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции тоже увеличит число жалоб.

Содержательное усложнение

Нагрузку может увеличить работа над единообразием судебной практики — попытка разгрузить президиум ВС оказалась неудачной. Сейчас президиум ВС рассматривает в качестве надзорной инстанции лишь незначительное число уголовных дел (около 200 в год) и почти не рассматривает дела иных категорий. Основную нагрузку в формировании практики возложили на судебные коллегии ВС (вторая кассация): их решения включаются в обзоры, утверждаемые президиумом ВС. Проект изменений в ГПК и АПК предложил придать позициям, включенным в такие обзоры, прецедентный характер — статус новых обстоятельств, по которым могут пересматриваться дела. Но препятствием стало постановление Конституционного суда РФ от 17 октября 2017 года: он решил, что формировать правовую позицию ВС может только его пленум либо президиум, рассматривающий конкретное дело. Создавать прецеденты придется президиуму ВС.

Упрощение процесса вступает в конфликт с общим усложнением дел, поступающих в суды. Сложность требует полноценного разбирательства и специальной подготовки судей, что тоже увеличивает нагрузку. Многие современные дела требуют экономического анализа: субсидиарная ответственность контролирующих лиц при банкротстве, дела о преступлениях в сфере предпринимательства, споры с финансовыми организациями и даже дела о взыскании алиментов.

Специализированные суды в системе предусмотрены, но на практике есть только один — Суд по интеллектуальным правам. Отраслевое разрешение споров если и развивается, то на уровне досудебных процедур. Наиболее успешным считается опыт Федеральной налоговой службы (ФНС), где с 2009 года обязательной стала ведомственная апелляция по налоговым делам. Число налоговых дел в судах снизилось в несколько раз.

Развивать досудебные процедуры пытаются сейчас Федеральная антимонопольная служба, Центробанк, однако единой системы пока не просматривается. Нет и единого административного судопроизводства, предусмотренного Конституцией: административные дела по-прежнему рассматривают суды обеих подсистем, КАС был принят только для судов общей юрисдикции.

Разгрузка судов все отчетливее требует нестандартных решений и более глубоких изменений, затрагивающих не только судебную систему. Без них разгрузка судов рискует остаться лишь юридическим мемом.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...