Коротко


Подробно

Фото: Сергей Михеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Виды на «Евровидение»

Борис Барабанов о том, как зарабатывают на песенном конкурсе

12 мая в Лиссабоне на «Алтис-Арене» прошел финальный концерт 63-го песенного конкурса «Евровидение». Победителем по итогам голосования профессионального жюри и телезрителей стала певица из Израиля Нетта Барзилай. Израиль выиграл «Евровидение» в четвертый раз, страна будет принимать конкурс в 2019 году. Тем временем после прискорбного проигрыша России в полуфинале все чаще можно слышать вопрос: «А зачем нам вообще "Евровидение"?» Аргументация: Европа нас все равно не любит, бюджет страны не резиновый и, вообще, это конкурс для домохозяек. Однако на «Евровидении» можно и нужно зарабатывать — и деньги, и престиж.


В трансляции конкурса «Евровидение» есть много мелочей, которые на самом деле работают на престиж страны-хозяйки едва ли не лучше, чем сами музыкальные номера. Есть, например, видеооткрытки, представляющие каждого из участников. Обычно в этих коротких видеофрагментах участник рассказывает о своей стране, но португальцы сыграли по своим правилам. Каждый из конкурсантов снялся в мини-фильме о какой-либо достопримечательности не только Лиссабона, но и Португалии в целом, о местных народных промыслах и традициях удаленных от столицы регионов. Представьте себе: 43 страны-участницы и 43 сюжета о стране, которая принимает конкурс. Добавьте сюда видеоувертюру, построенную на изобретательном монтаже кадров Лиссабона и звуковой дорожке, состоящей из звуков города. Все вместе — грандиозная рекламная кампания страны, и без того не обделенной вниманием туристов. Шанс не просто показать себя, но и скорректировать имидж, преодолеть стереотипы. Шанс заработать, наконец.

В этом году в России в этом смысле в помощь будет футбольный чемпионат, но и музыкальное событие такого масштаба в теории не помешало бы. Тем более что у страны уже есть опыт проведения «Евровидения», и в 2009-м мы показали себя Европе с самой лучшей стороны.

На «Евровидении» зарабатывает страна, но зарабатывают и отдельные ее граждане. Окольным путем, через дружественную Молдавию, Россия в этом году в финал «Евровидения» все же пробралась. Песня, написанная Филиппом Киркоровым для молдавской группы DoReDos, заняла в итоге десятое место, но автор внакладе не остался.

Когда ведущий пресс-конференции молдавской делегации представляет Филиппа Киркорова как человека, «к которому нужно обращаться, если хочешь стать звездой на "Евровидении"», это значит, что Филипп Киркоров и его команда еще долгие годы будут обеспечены заказами из разных дружественных стран, желающих блеснуть на конкурсе. И ничего, что ни одна из песен-участниц, к которым он имел отношение за годы причастности к конкурсу, не добралась до первого места. Зато артисты оказались в обойме большой звезды, а песни в любом случае звучали на радио, издавались на сборниках, исполнялись на концертах, а значит, приносили неплохую прибавку к доходам их создателей.

Внушительные авторские отчисления — хорошая причина участвовать в создании песни для «Евровидения». Это хорошо знает и композитор Леонид Гуткин, который в соавторстве с зарубежными коллегами написал конкурсные песни для Дины Гариповой (2013), Полины Гагариной (2015) и Юлии Самойловой (2017, 2018).

Когда говорят о том, что на «Евровидении» имеют успех только песни определенного формата, не стоит забывать, что время от времени этот формат наскучивает и в лидеры может выбиться нечто совсем чудовищное, как это случилось с финской группой Lordi в 2006 году. О них вспоминали и в Лиссабоне, когда в финал пробилась венгерская группа AWS, исполняющая далекий от вкусов домохозяек зубодробительный пост-хард-кор. Венгрия в итоге заняла всего лишь 21-е место, но группа прямо во время конкурса получила приглашение выступить на престижном немецком «металлическом» фестивале Wacken вместе с Helloween, Nazareth, Nightwish и Judas Priest. Если бы не поп-конкурс для домохозяек, этого, возможно, не случилось бы.

22-летний чешский артист Миколас Йозеф был одним из фаворитов критиков. Несмотря на молодость, он продемонстрировал зрелый почерк, как авторский, так и артистический. Его песня «Lie To Me» заняла шестое место, но главное случилось еще до начала конкурса. Артиста и песню оценили на американском лейбле RCA, который в апреле подписал с артистом контракт. Его международным продвижением будет заниматься Sony Music.

Глядя на то, как с каждым годом все ярче и современнее становится сценография конкурса, все моднее и актуальнее аранжировки, тезис о «Евровидении» как «витрине европейской поп-музыки» перестаешь воспринимать скептически. У российской популярной музыки существует не так много мощных, подкрепленных медиаподдержкой механизмов выхода на международную арену. Может быть, это повод в 2019 году подумать о по-настоящему конкурентоспособном номере, вернуться к полноценному участию и сразиться с лучшими на равных, как мы умеем.

Борис Барабанов


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение