Коротко


Подробно

Фото: Toby Melville/File Photo / Reuters

Топ-менеджер Barclays поплатился за попытку расследования

Как анонимное письмо отразилось на карьере Джеса Стейли

В британском банке Barclays разворачивается практически шпионский скандал. Гендиректора кредитной организации Джеса Стейли оштрафовали почти на $900 тыс. за попытку выявить информатора среди своих сотрудников. Некий аноним сообщил в совет директоров о возможных проблемах в компании. Это не понравилось топ-менеджеру, который захотел установить личность «доброжелателя». Почему наказан оказался директор банка? И как часто с анонимками сталкивается российский бизнес? Выяснял Григорий Колганов.


Совет директоров Barclays пару лет назад получил анонимное сообщение о том, что один из топ-менеджеров банка может создать ему серьезные проблемы. Тим Мейн — человек, о котором шла речь, перешел в британскую кредитную организацию из американского JPMorgan вместе с новым гендиректором Barclays Джесом Стейли. Тот решил «защитить коллегу от необоснованных посягательств» и дважды попытался установить личность информатора. В итоге топ-менеджер был наказан штрафом в $870 тыс. за то, что привлек к расследованию американские власти. Такой ход противоречит политике банка.

При этом мотивы анонима никого особо не интересовали, хотя они могли быть довольно корыстными, полагает замглавного редактора портала Banki.ru Семен Новопрудский.

«Если человек написал нечто, более или менее соответствующее истине, то, конечно, он — не рядовой менеджер и должен знать, про что говорит. Иногда из карьерных соображений, иногда из-за каких-то интриг люди могут посылать такие сообщения или каким-то образом выступать против новых сотрудников. Очень часто бывает так, что даже в руководстве банка есть противоборствующие топ-менеджеры или люди, которые хотят вести собственную игру внутри банка с какими-то карьерными целями», — пояснил он.

Российский бизнес к анонимным сигналам о проблемах в компании относится хорошо. Зампред правления Ланта-банка Ирина Рысь отмечает, что такая информация полезна, а вот поиски ее автора не имеют смысла.

«Если возникает какая-то информация относительно ситуации в коллективе, то мы на нее обращаем внимание. В принципе, это нормальная практика.

На мой взгляд, не стоит утаивать какую-то информацию, и чем больше мы ее получаем, тем лучше.



А искать анонима для того, чтобы применить к нему какие-то санкции, наверное, нецелесообразно. Ведь информация как таковая была получена, и ею уже можно было распорядиться», — отметила она.

Президент инвестиционного холдинга «Финам» Владислав Кочетков пока не сталкивался с анонимками, но признается, что с интересом бы их почитал, но при этом и с автором сообщения познакомился обязательно: «Сама по себе анонимка может быть не очень этичной, но ради стабильности и развития бизнеса какими-то вещами приходится жертвовать.

Владение информацией, в том числе о том, кто пишет анонимки, важно для топ-менеджера.

Если бы в письме была информация, которая представляет угрозу бизнесу и мне бы нужны были дополнительные детали, я бы, безусловно, попытался найти автора сообщения и поговорить с ним более подробно».

Нередко российские компании обращаются к частным детективам, чтобы установить личность анонима. Но в основном речь идет об авторах негативных отзывов в интернете либо сотрудниках, раскрывающих коммерческую тайну. Услуги сыщиков в таких случаях стоят в среднем 150 тыс. руб., а на вооружении у них современные методы расследования.

Впрочем, нарушители часто выдают себя сами, рассказал частный детектив Олег Пытов: «Очень сложно перестроить свой образ мышления или риторику, в том числе и на письме. Если сообщения рассылаются через интернет, естественно, фиксируются IP-адреса. Плюс есть полиграф, который предлагается пройти в добровольном порядке. Если человек по каким-то причинам от этого отказывается, то руководство всегда может сделать определенные выводы».

Примечательно, что наказание для анонима в таких случаях чаще всего ограничивается его увольнением, причем по собственному желанию. А уж о какой-то ответственности руководителя за попытку установить личность информатора даже речи не идет.

Штраф в $870 тыс. на Джеса Стейли наложило британское управление по финансовому контролю. Помимо этого, совет директоров Barclays урезал топ-менеджеру годовой бонус почти на $700 тыс.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение