Коротко


Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

«Нецелесообразно лишаться такой трибуны, если защищаешь людей»

Журналист Николай Сванидзе — о ситуации вокруг СПЧ

Говорить о кризисе в президентском Совете по правам человека преждевременно, заявил в интервью «Коммерсантъ FM» член СПЧ — журналист и историк Николай Сванидзе. Поводом для дискуссии об эффективности этой структуры стал громкий выход из ее состава журналиста Максима Шевченко — такое решение он принял после того, как совет отказался собираться в полном составе для обсуждения ситуации на акциях протеста 5 мая.


— Можно ли назвать системным кризисом то, что сейчас происходит в Совете по правам человека?

— Нет, абсолютно никакого кризиса, ничего не происходит в Совете по правам человека.

Совет по правам человека продолжает нормально системно работать. Если из него кто-то вышел сейчас или десять лет назад, это не значит, что в нем происходит системный кризис.

В нем нет ни системного, ни внесистемного, никакого кризиса абсолютно. Я не хотел бы комментировать заявление Владимира Познера — человека, которого я глубоко уважаю как старшего коллегу по профессии. Он в свое время вышел из состава СПЧ — ну и ради бога. А, скажем, Людмила Алексеева вышла, а потом вернулась в состав СПЧ, сейчас в нем остается, у нее другое мнение в отношении эффективности работы СПЧ. И, честно говоря, мнение Людмилы Михайловны Алексеевой для меня, как минимум, не менее ценно, чем мнение Владимира Владимировича Познера. Кроме того, у меня есть мое собственное мнение. Владимир Познер имеет полное право на свое личное мнение, и я не хотел бы его детально комментировать.

— Тем не менее, Владимир Познер говорит, что совет нуждается в реформах. Вы согласны с этим утверждением?

— Видите ли, у нас, в принципе, страна построена вертикально, у нас все — при президенте Российской Федерации, в этом смысле все нуждается в реформах. Я бы сказал, что если реформировать, то начинать надо нужно вряд ли с Совета по правам человека.

— А решение Максима Шевченко покинуть совет вы как лично оцениваете?

— Максима Шевченко и его решение я тоже уважаю, невзирая на наши с ним личные отсутствующие отношения.

Но, на мой взгляд, оно абсолютно, как бы это сказать, политтехнологическое — совершенно очевидно, что в последнее время Максим Шевченко ушел в публичную политику.



Он в нее ушел, начиная с президентских выборов, когда был помощником господина Грудинина. Сейчас он очень активен на левом фронте российской политики. А работа в Совете по правам человека и работа в публичной политике абсолютно несовместимы. И я просто вижу, что Максим Леонардович сделал свой выбор в пользу публичной политики. Я желаю ему удачи, из него может получиться достаточно неплохой публичный политик, тем более на левом фронте — у нас страна левая, и политики, работающие на левом фронте, более перспективны, чем все другие.

Причины ухода господина Шевченко — это его личный карьерный выбор. А вот мотивы, которые он предлагает — это не причины его ухода. Причины его ухода — это то, что он решил заняться публичной политикой, несомненно. Если бы он решил оставаться в правозащитной деятельности, то терять такую трибуну, как Совет по правам человека, с выходом на президента Российской Федерации — единственного человека и институт в нашей стране, который принимает какие-то решения, любые значимые решения — лишаться этой трибуны, лишаться возможности личного иногда общения с президентом и высказывания ему каких-то своих вопросов, формулирования претензий, пожеланий и так далее, нецелесообразно если ты защищаешь людей. А если ты решил заняться политикой, то тогда, в общем, пребывание в СПЧ не нужно.

Тема ряженых казаков, которую совершенно правильно поднял Максим Шевченко — здесь я с ним абсолютно согласен — это не повод выходить из совета. Потому что совет этим занимается. Я не вижу большого смысла в том, чтобы сразу же устраивать общее заседание совета, потому что это базар-вокзал, если не приглашать значимых людей, то есть руководителей силовых структур, которым должны быть заданы соответствующие вопросы. Руководителей силовых структур нельзя пригласить по щелчку пальцев на следующий день, их нужно приглашать предварительно, за какой-то срок, потому что они занятые люди.

И Максим Шевченко это прекрасно знает. Значит, нужно собрать информацию. Она собирается — направлены запросы от Совета по правам человека и руководителям московским силовиков, и в регионы. Именно это решение принял бы Совет по правам человека, если бы собрался, как того хотел Максим Шевченко. То есть это сделано и без общего заседания совета. Как только эта информация будет собрана, несомненно, совет соберется. Это важная тема, с приглашением людей, которые могут отвечать на вопросы, вопросы им будут заданы. То есть все это будет сделано, только все это должно идти своим чередом. Это абсолютно не повод для того, чтобы покидать совет. Вернее, да — это повод, может быть, но точно не причина.

— Как вы полагаете, могут ли за Максимом Шевченко последовать и другие члены совета?

— У кого-то самого по себе могут измениться планы. Если кто-то уйдет, то по своим собственным причинам, а не вслед за Максимом Шевченко. Естественно, какая-то ротация обязательно будет в совете — кто-то уйдет, кто-то придет.

Беседовал Владимир Расулов



Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение