Коротко


Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Банкротство ГК «Балтгаз» добралось до Кубани

Введено наблюдение в отношении армавирского «Завода газового оборудования»

В отношении армавирского ООО «Завод газового оборудования», занимающего более 10% рынка газового оборудования РФ, введена процедура наблюдения по иску на 1,1 млн руб. По данным СМИ общество входит в ГК «Балтгаз», аффилированные компании которой проходят разные этапы банкротства. Ранее суд удовлетворил иск Россельхозбанка к обществу на 175,8 млн руб. Эксперты считают, что в случае, когда наблюдение вводится по заявлению одного из кредиторов с небольшой суммой требований, речь может идти о попытке проведения «контролируемого банкротства».


Арбитражный суд Краснодарского края ввел наблюдение в отношении кубанского ООО «Завод газового оборудования» (ранее ООО «Армавирский завод газовой аппаратуры») по иску частного лица в 1,1 млн руб. Соответствующее определение размещено в базе суда. Параллельно с этим, по данным «СПАРК-Интерфакс», выписан исполнительный лист на взыскание с общества 175,8 млн руб. По информации арбитражного суда, ранее был удовлетворен иск АО «Россельхозбанк» о взыскании аналогичной суммы солидарно с ООО «Завод газового оборудования», ООО «Газкомплектсервис-М» и ООО «Балтийская транспортная компания». Из документов суда следует, что в 2016 году ООО «Армавирский завод газовой аппаратуры» взял кредит 140 млн руб., который вернул лишь частично. Остальные две компании выступали поручителями. Решением суда также обращается взыскание на залоговое имущество и устанавливается первоначальная продажная цена на него. Находящийся в залоге инвентарь, оборудование, транспортные средства разделены на пять групп и оценены в 2,5 млн руб. (четыре единицы), 62,9 млн руб. (459 единиц), 50,4 млн руб. (204 единицы), 35,7 млн руб. (48 единиц) и 14,6 млн руб. (19 единиц) соответственно.

По данным «СПАРК-Интерфакс», ООО «ЗГО» образован в 1994 году, уставный капитал общества составляет 143,1 млн руб. В настоящий момент стопроцентным владельцем через ООО «Балтийская компания» (ранее ООО «Балтийская газовая компания», проходит процедуру наблюдения с ноября 2017 года по иску Промсвязьбанка на 257 млн руб.) значится Фахраддин Исмаилов. Часть уставного капитала ООО «ЗГО» обременена в пользу санкт-петербургского АО «Термотрасткомпани». В 2016 году выручка ООО «ЗГО» составила 701,2 млн руб., чистая прибыль – 9,8 млн руб. До конца 2010 год компания принадлежала структурам «Газпрома». По данным санкт-петербурского интернет-ресурса «Фонтанка», армавирский завод и его головная компания входят в ГК «Балтгаз» известного в Северной столице бизнесмена Мулкадара Валиева. По информации „Ъ-Санкт-Петербург“, опубликованной в 2016 году со ссылкой на господина Валиева, армавирский завод был основной производственной площадкой группы, продукция в основном поставлялась на юг и в центральную часть России. По данным СМИ, структуры ГК производят, продают и устанавливают газовое оборудование и обслуживают газовые системы в РФ. Группе принадлежит сеть специализированных магазинов в Санкт-Петербурге, Пушкине, Гатчине, Ломоносове, Великом Новгороде.

По информации «СПАРК-Интерфакс», 26 апреля было признано банкротом ООО «Концерн „Балтийская газовая компания”» (бенефициар до 2016 года Мулкадар Валиев, после — Али Валиев). В декабре 2017 года конкурсная процедура введена в его дочернем ООО «Газкомплектсервис». В 2017 году ресурс «Фонтанка» писал, что процедуры банкротства якобы инициированы лицами, имевшими отношение к структурам «Балтгаза».

В ООО «ЗГО» вчера введение процедуры наблюдения не комментировали.

Аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов отмечает, что рынок газового оборудования в России полностью обеспечен со стороны отечественных производителей. При этом армавирский «Завод газового оборудования» занимает долю рынка не менее 10%. «Вместе с тем даже в случае его банкротства вряд ли образуется дефицит, поскольку потребности рынка могут покрыть другие российские производители», - говорит господин Антонов.

«Когда вынесено несколько решений о взыскании задолженности с должника, но процедура в итоге вводится по заявлению более „расторопного” кредитора с небольшой суммой долга - это может свидетельствовать о том, что должник захотел перехватить инициативу через подконтрольного кредитора и назначить так называемого „дружественного” временного управляющего. Тем самым он делает один из первых шагов к проведению „контролируемого банкротства”. Фигура „дружественного управляющего” на стадии наблюдения позволяет получить документы нужного для менеджмента или бенефициаров содержания. Такие как финансовый анализ, заключение о наличии или отсутствии признаков преднамеренного банкротства, анализ сделок должника. А также позволяет упростить рассмотрение в суде требований дружественных кредиторов»,- считает руководитель направления «Банкротство и несостоятельность» компании «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков. Он также отмечает, что банку нет необходимости «просуживать» задолженность, чтобы заявить свои требования, поэтому неповоротливость Россельхозбанка трудно объяснить.

«Прогнозировать процедуру на ранних этапах банкротства — дело очень неблагодарное, однако коль скоро должник допустил введение процедуры по требованию кредитора с небольшой стоимостью, мы полагаем, что он мог принять решение занять активную позицию и стремиться реализовать план по спасению менеджмента и/или активов», - полагает господин Пермяков.

Ведущий юрист «А1» Александр Заблоцкис полагает, что факт введения наблюдения в отношении ООО «ЗГО» косвенно подтверждает, что компания может быть действительно неплатежеспособной. Поскольку времени, чтобы рассчитаться с кредиторами, было достаточно в период рассмотрения обоснованности заявления о банкротстве.

Андрей Нимченко


Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение