Коротко


Подробно

3

Фото: РГАКФД/Росинформ / Коммерсантъ

«Приемщики ничем другим не интересовались»

Какие сверхприбыли приносили капиталистам заказы из страны социализма

26 июня 1928 года Иностранный отдел ОГПУ отправил руководителям страны отзыв о работе советских представителей, принимавших заказанные в Германии для СССР машины и оборудование. Вместе с информацией, полученной позднее из Соединенных Штатов, этот документ наглядно показывал, как в действительности тратились деньги, с неимоверными тяготами для народа собранные для индустриализации.


«Обесценивает машины»


Реакцию Сталина на полученный от ОГПУ документ можно было бы счесть необычной. Документы, присланные разведкой, как правило, лишь в особых случаях рассылались настолько широкому кругу людей. Но отчет инженера Ганева-Розолинова о советских заказах в известной германской компании АЭГ генеральный секретарь ЦК ВКП(б) приказал разослать всем членам и кандидатам в члены Политбюро ЦК ВКП(б), а также членам президиума главного партийного надзорного органа — Центральной контрольной комиссии (ЦКК) ВКП(б).

Но, с другой стороны, в такой реакции не было ничего странного. Создание тяжелой промышленности как основы производства новейшей военной техники было главной задачей для всего руководства страны. И поиск валюты для закупки за рубежом новейшего оборудования и технологий для флагманов индустриализации и всей советской промышленности в целом стал проблемой номер один. Все, что только можно было продать за границу,— от золота до кишок и жмыха — изыскивалось и отправлялось на экспорт.

Тяготы и лишения страдавшего при этом народа в расчет не принимались. Как не рассматривались всерьез и жалобы зарубежных конкурентов на советский демпинг. Ведь главной целью индустриализации было создание мощной и первоклассно вооруженной армии, которая не даст окружающим СССР врагам уничтожить власть Сталина и его приближенных.

И вдруг выясняется, что у неполадок получаемого из-за границы оборудования, причем из страны, считавшейся пусть не всегда и не во всем, но надежным партнером,— из Германии, есть совершенно конкретные причины.

«Во время моей работы в АЭГ,— говорилось в отчете Ганева-Розолинова,— на Брунненштрассе, в Обершеневейде, Трептове и т. д. (машиностроительный завод, завод по изготовлению трансформаторов и приборов в качестве дипломированного инженера) я неоднократно наблюдал дефекты в машинах, предназначенных для поставки в СССР.

В конструкционном Бюро АЭГ на Брунненштрассе я обратил внимание на то, что предназначенные для России машины рассчитываются на очень значительную нагрузку. Это особенно бросается в глаза тому, кто сравнивает машины одного и того же типа, предназначенные для Германии или Японии, с машинами, предназначенными для России. Я припоминаю, что профессором Оссана (Мюнхен) для 4-х генераторов в 9000 киловатт, предназначенных для завода Kadlet Рейн—Майн—Дунай, ставились особые требования в отношении нагрузки.

Очень большая нагрузка обесценивает машины, потому что сокращает срок службы их, машины при каком-либо дефекте становятся совершенно негодными».

Коли предназначенные для России машины смогут проработать до того срока, когда мы получим за них деньги полностью, то и это уже хорошо

Инженер утверждал, что это осознанная политика руководства компании:

«Др Флейшман, технический директор АЭГ — Брунненштрассе, высказался однажды по этому поводу следующим образом:

"Коли предназначенные для России машины смогут проработать до того срока, когда мы получим за них деньги полностью, то и это уже хорошо". (Он имел в виду четырехлетний кредит.)

На основе этого принципа и изготовлялись машины в мастерских и подвергались соответствующему испытанию».

«Эти инженеры еще не инженеры»


Однако самым неприятным было то, что Советский Союз мог избежать проблем и получать высококачественное оборудование. Для этого и существовали проверочные испытания, для наблюдения за которыми в Германию отправлялись советские специалисты, чьей обязанностью было обнаруживать неисправности и обязывать компанию их исправлять. Но на деле, как писал Ганев-Розолинов, ситуация была совершенно иной:

«Во время испытаний предписания правил испытания электрических машин зачастую грубо нарушались. Заботились лишь о том, чтобы внешне машина производила благоприятное впечатление, так как русские приемщики ничем другим не интересовались».

В отчете приводилось несколько конкретных примеров:

«2–3 мотора с отдельными машинами для производства 2000 киловатт... предназначены они были для бумажной фабрики в окрестностях Ленинграда.

а) Испытание обмотки было произведено не по §50 правил испытания электрических машин, а при напряжении наполовину меньшем, чем необходимо. С течением времени я установил, что один из этих моторов имел чрезвычайно плохую изоляцию. И при испытании тотчас же после включения замечались искры, которые могут появляться лишь при превышении нормального напряжения на 20%. Представитель СССР приемщик машин ограничился лишь тем, что по своим часам наблюдал, выдерживает ли машина испытание в течение определенного времени и не начнет ли она дымиться.

б) При измерении сопротивления... инженер со стороны СССР, принимавший заказ, только физически присутствовал при испытании и никакого интереса к делу не проявлял.

Однажды по поводу запроса о каком-то дефекте заведующий производством в отделе заказов АЭГ на Брунненштрассе г. Фоненгардт сказал только:

"Русские — круглые невежды, но это не имеет для нас значения. Эти инженеры, которые приезжают сюда, по-моему, еще не инженеры или, по крайней мере, не электротехники"».

Похожая ситуация была с мощным генератором для Донбасса:

«Принимал машину какой-то другой инженер, но он также не дал себе труда все основательно проверить».

Писал Ганев-Розолинов и о том, что равнодушие советских приемщиков было не вполне бескорыстным:

«В Бюро отделения по испытаниям считалось, что у всех предназначаемых для России машин не может быть никаких дефектов. Что все они безупречны. На "смазывания" по всем направлениям не скупились».

Заканчивался отчет пессимистично:

«Я сам проверял многие небольшие моторы от 150 до 500 киловатт и констатировал их низкий коэффициент мощности, против чего немецкие заказчики обычно серьезно возражают...

К сожалению, я не могу описать всех подробностей, это составило бы целую книгу.

Как специалист, я твердо убежден, что все поставленные АЭГ машины и приборы через короткое время придут в негодность, как, например, машины с т. н. двойной обмоткой, впервые поставленные в Россию и которые также подвергались испытанию. Поставка приборов по частям в разное время приведет к тому, что присланные части не будут отвечать своему назначению».

По опыту своей работы в Соединенных Штатах знаю, что русские заказы всегда производились наиболее небрежно

В искренности Ганева-Розолинова можно было бы усомниться. Болгарского гражданина, симпатизирующего германским коммунистам, к моменту написания отчета уже уволили из АЭГ. Но новое импортное оборудование на советских предприятиях действительно выходило из строя. А один из получателей отчета — член Президиума ЦКК и нарком юстиции РСФСР Н. М. Янсон, долго живший в Соединенных Штатах,— 2 июля 1928 года писал Сталину:

«Я полагаю, что было бы весьма полезно произвести хотя бы на выборку — проверку работы наших технических приемщиков в Германии. По опыту своей работы в Соединенных Штатах знаю, что русские заказы всегда производились наиболее небрежно, и это отношение, весьма вероятно, продолжает существовать и теперь, особенно если наши приемщики небрежны или невежды».

«Переплата составила более 100%»


«Я сам проверял многие небольшие моторы и констатировал их низкий коэффициент мощности»

Фото: Андрей Новиков / Фотоархив журнала «Огонёк»

Подтверждение слов Янсона о Соединенных Штатах пришло в Москву позднее. 2 декабря 1929 года один из видных деятелей Коммунистической партии Соединенных Штатов и Коммунистического Интернационала Уильям В. Вайнстоун, приехавший в СССР, передал главе отдела международных связей Коминтерна (фактически его разведки) О. А. Пятницкому крайне интересные документы.

В приложенной к ним записке Вайнстоун писал, что получены они от надежного товарища-коммуниста, адвоката, которому, несмотря на его партийную принадлежность, предложили работать в очень известной тогда американской компании American Locomotive Company. Представитель компании не скрывал, что член компартии Соединенных Штатов интересен им в качестве человека, способного установить прочные связи с Москвой и помочь получить советские заказы. Что в условиях произошедшего биржевого краха и начавшегося экономического кризиса должно было серьезно помочь компании.

Адвокату передали целое досье о закупках американского оборудования для нефтепереработки, которые проводила советская внешнеторговая фирма, зарегистрированная в Соединенных Штатах,— Амторг. С помощью подробной справки и копий документов компания пыталась доказать, что сможет осуществлять поставки дешевле и лучше. Но советское руководство куда больше заинтересовалось приведенными в справке и подтвержденными документами сделками Амторга. В то время как американский легковой автомобиль без излишеств стоил 300–400 долларов, а грузовики, в которых остро нуждался СССР,— 400–500 долларов, Амторг с легкостью тратил огромные суммы.

«Весной 1929 года,— говорилось в документе,— Амторг дал заказ Graver Corporation из Чикаго на 3 двойных перегонных установки системы Дженкинса и согласился уплатить за них 1.230.000 долларов. В силу финансовых затруднений 5 месяцев спустя эта фирма переуступила весь договор American Locomotive Company за 740.589 долларов. Graver Company выполнила лишь работы по проектированию стоимостью не свыше 22.000 долларов. В данном случае имела место переплата в размере 467.411 долларов, что составляет 63% (см. копию договора, обозначенную "А")».

И этот случай был далеко не единственным:

«12-VIII-29 Амторг дал заказ E. B. Badger and Sons Co из Бостона на дистилляционную установку в 10.000 баррелей и согласился уплатить 407.500 долларов. E. B. Badger and Sons Co является лишь технической конторой по проектированию и переуступила договор Heat Transfer Products Company за 256.289 долл. Следует помнить, что последняя цена уже включает прибыль. Вознаграждение за проектирование в лучшем случае могло бы равняться 12.000 долларов. Переплата составила 139.211 долларов, или 59% (см. копию договора, обозначенную буквой "Б").

13-IX-29 другой заказ был предоставлен Badger Company, причем цена была обусловлена в 450.000 долларов. Этот заказ был переуступлен Heat Transfer Products Company за 242.576 долларов. Переплата равнялась 207.424 долларам, или 85%. Об этой операции говорится в копии контракта, обозначенной буквой "В"».

Некоторые контракты были рекордными по бесполезным тратам:

«В начале июля 1929 года был заключен договор с Winkler-Koch Company, являющимся лишь предприятием по проектированию, не производящим никаких продуктов самостоятельно. Договор этот был заключен на 634.000 долларов. 25-VII-29 Амторг дал 2 новых заказа той же фирме на 1.268.000 долларов, подняв общую сумму заказов этой фирмы за один месяц до 1.902.000 долларов. Условия заключались в выплате 80% по сдаче оборудования в Нью-Йорке и окончательном расчете по сооружению установок в России.

Это предприятие переуступило договор более чем 30 различным фирмам, одной из которых была также American Locomotive Co. Таким образом, American Locomotive Company получает непосредственную информацию о типе необходимого оборудования, договорных ценах, стоимости производства и т. д. Winkler-Koch Company покупала все установки на рынке по 400.000 долларов за каждую, истратив 1.230 т. долларов по всем договорам. Работа по проектированию не стоила более 16.000 долларов, во вторичных заказах ничего не говорится об особой оплате технического посредничества, но дается возможность оплаты проектирования каждой установки, что в цeлом составляет 48.000 долларов. Переплата равнялась 656.000 долларов, или более чем 50%».

Беспрецедентнымм по полученному исполнителем проценту переплаты оказались три других договора:

«13-V-29 был заключен договор с Forster Wheeler Company из Филадельфии, которая сама и проектирует, и строит. Это был договор на сумму 274.000 долларов. Американские фирмы платят по таким же заказам 126.000 долларов плюс оплата проектирования в 6.000 долларов. Переплата составила в данном случае 142.000 долларов, то есть более чем 100%.

В начале июня 1929 г. другой договор был заключен с Forster Wheeler Company на 231.000 долларов. Это был договор на дистилляционную установку с ежедневной производительностью 4.000 баррелей.

Хорошей ценой было бы 113.000 долл. плюс оплата проектирования в размере 8.000. На этот раз переплата составила более 100%.

З-X-29 был дан заказ Max B. Miller Со. из Нью-Йорка по проектированию оборудования для очистки нефти. Выполнение этого задания было продано за 915.335 при условии оплаты наличными. Вознаграждение Миллера за проектирование равнялось 245.000 — сумма неслыханная. Высоким вознаграждением было бы уплата 35.000 долл.».

«Не требуя сбавки цен»


«Вознаграждение Миллера за проектирование равнялось 245.000 — сумма неслыханная. Высоким вознаграждением было бы уплата 35.000 долл.»

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

При этом американские фирмы с легкостью вносили в контракты с Амторгом положения, позволявшие получить дополнительную прибыль к сверхприбыли:

«Forster Wheeler Company прибегла к приему, весьма обычному, вставив в контракте слово "без оборудования". В результате Амторг не получил то, что он хотел получить. Вскоре Амторг дал новый, заказ Forster Wheeler Co и другим фирмам на оборудование (инструменты, клапаны и т. д.)».

Легкие деньги от Амторга получали и другие компании:

«Примером неопытности и неумения вести дело может служить еще следующая история, рассказанная мне одним американским дельцом. Амторг заключил договор с Chemical Engineering Со. на поставку оборудования для газолинового производства и заплатил 65.000 долл. Первоначальная цена по соглашению составляла 55.000 долларов. Когда устанавливается какая-нибудь цена, то подразумевается, что в эту цену входит также оплата по проектированию, ибо ничего нельзя строить без предварительного проектирования. После того как была назначена цена 55.000 долл., представитель Амторга спросил: а сколько же будет стоить проектирование. Конечно, американский комиссионер не заставил долго ждать ответа и заявил: 10.000 долларов. В дальнейшем такого рода прием получил всеобщее распространение среди американцев».

Любой помощник электротехника знает, что первые стоят в три раза дороже вторых. Однако Амторг не потребовал никакой скидки

Не лучше выглядела картина при других закупках:

«Необходимой составной частью нефтяного оборудования являются моторы. Амторг, давая заказы на моторы, не требует никаких гарантий. Ни одна солидная американская фирма не производит покупок на таких основаниях. Всякая утеря производительности в данном случае означает перерасход электрической энергии.

Амторг позволял американским фирмам после заключения контракта видоизменять спецификацию, не требуя сбавки цен. Договор был заключен с Heat Transfer Products Company на 100.000 долларов, причем часть оборудования была выполнена Миллером. Оказалось, что синхронные моторы были впоследствии, с согласия Амторга, заменены обыкновенными. Любой помощник электротехника знает, что первые стоят в три раза дороже вторых. Однако, Амторг не потребовал никакой скидки, да и не получил ее.

На миллионы долларов приобретает Амторг насосы, прежде обычно он приобретал их у Ingersoll Rand Соmpany. Сейчас он стал их приобретать у Worthington Pump & Mach Company, причем цена оказалась на 35–50% выше».

Кроме того, представители Амторга пошли еще дальше советских приемщиков в Германии и вообще не проверяли поставляемое оборудование:

«Комиссионер Forster Wheeler Company открыто хвастался тем, что материалы, поставляемые его обществом, не подвергаются экспертизе. Обследование Амторга с очевидностью покажет, что по отмеченным выше договорам поставленный материал действительно экспертизе не подвергался. Также не подвергался экспертизе заказ, выполненный American Locomotive Company по договорам с Badger Company и с Winkler-Koch».

В документе давались и конкретные рекомендации:

«Причины создавшегося положения вещей и исключительных переплат со стороны СССР являются следующими:

1) отсутствие компетентных инженеров в Амторге, которые могли бы самостоятельно проектировать и составлять спецификации.

Это означает, что Амторг всецело находится в руках американских инженеров, заключающих с ним договоры, а затем переуступающих их другим фирмам. В результате Амторг выплачивает двойные, а иногда и большие барыши. Кроме того, он не в состоянии использовать конкуренцию сотен фирм, которые согласны были бы поставлять материалы согласно проектам и спецификациям.

2) Очевидно, что покупатели нефтяного оборудования для Амторга не знают американского рынка, американских дельцов, не осведомлены в вопросах производственных».

Однако говорилось и о других причинах гигантских трат Амторга. К примеру, рассказывалось о том, что схемы с передачей заказов от одной фирмы к другой придумывает бывший сотрудник Амторга Файнберг, сохранивший «крупные связи» с прежним работодателем. Другим комиссионером, при посредстве которого заключал контракты Амторг, был доктор И. Шерман, который тоже прежде был амторговским работником.

Если он только не подкуплен, то приходится признать его исключительно глупым и невежественным в своей области

Не меньшую ответственность за подписание Амторгом заведомо невыгодных контрактов нес и еще один участник переговорного процесса. В документе о нем говорилось:

«Обстоятельства заставляют подозрительно относиться к г-ну Антонову, выдающему себя за инженера-нефтяника. Его деятельность следует тщательно обследовать. Обычно по его совету даются заказы, и если он только не подкуплен, то приходится признать его исключительно глупым и невежественным в своей области».

Итог проведенного American Locomotive Company исследования просто шокировал. Амторг потратил на оборудование для нефтепереработки 5 409 835 долларов. При этом переплатив 2 337 046 долларов. На эти деньги можно было закупить оборудование для нескольких крупных заводов.

«Окружение Амторга спекулянтами»


Нарком тяжелой промышленности Г. К. Орджоникидзе, которому Пятницкий передал документы, 13 января 1930 года поручил отправляющимся за океан высокопоставленным сотрудникам наркомата провести проверку Амторга.

«Этого мало,— написал ему Сталин.— Надо, чтобы сделал поручение ЦК. Поставить вопрос на ПБ».

Вопрос на Политбюро обсудили, Наркомат рабоче-крестьянской инспекции СССР провел проверку, но потом не раз откладывали рассмотрение ее итогов. В принятом 20 августа 1930 года решении говорилось:

«1) Отметить, что сообщенные ЦК ВКП(б) сведения о значительных переплатах по нефтяным заказам в Америке в результате произведенного НК РКИ СССР обследования подтверждаются. Это обследование подтверждает также, что значительные переплаты имеют место и по ряду других заказов.

2) Констатировать, что основными причинами переплат являлись:

а) неудовлетворительное состояние аппарата Амторга и в частности неприспособленность его к размещению крупных заказов — почти полное отсутствие в аппарате технически грамотных сотрудников и недостаточная квалификация коммерческих работников, отсутствие надлежащего руководства работой аппарата со стороны правления Амторга, наличие в аппарате чуждых и продажных сотрудников;

б) отсутствие практики по составлению предварительных калькуляций о стоимости заказываемого, слабая проработка технических спецификаций и совершенно неудовлетворительное изучение рынка;

в) отсутствие серьезной борьбы за снижение цен и использование в этих целях европейской конкуренции;

г) спешность в размещении заказов, диктуемая хозорганами, и отсутствие со стороны Амторга надлежащего сопротивления в интересах правильного размещения заказов;

д) все еще продолжающееся окружение Амторга спекулянтами типа Шермана, 3айда, Гомбарга, а также тот факт, что значительное количество американских инженеров, привлекаемых к техпомощи и проектировке, превращается в скрытых посредников между фирмами и Амторгом».

Были приняты и различные рекомендации по улучшению работы Амторга, среди которых выделялась одна:

«Считать необходимым пересмотреть распределение заказов на оборудование по странам с тем, чтобы сократить количество заказов в Америке, оставив в Америке заказы на исключительно специфическое, отвечающее новейшей американской технике, оборудование».

Все госорганы призвали помогать Амторгу и контролировать его работу. Ни слова о возмещении переплат или наказании за них в решении Политбюро не оказалось.

Много позже и по другому поводу — о неудачных советских фильмах — Сталин сказал: «Плакали народные денежки». В годы индустриализации они рыдали горючими слезами.

Евгений Жирнов


Комментировать

Наглядно

спецпроектывсе

валютный прогноз

присоединяйтесь

обсуждение