Коротко


Подробно

Фото: Андрей Новиков / Фотоархив журнала «Огонёк»

Чтоб не читать поодиночке

Мария Портнягина выяснила, что книга стала модным поводом для клубного общения

В больших городах возникла мода на коллективное чтение, или так называемые ридинг-группы. Что это за феномен, ведущий свою историю с великосветских салонов и советских изб-читален, выяснил "Огонек"


Вечер буднего дня. Москва. В библиотеке бывшего ДК ЗИЛ, ныне современного арт-пространства, отключен верхний свет: для обычных читателей она уже закрылась. В потемках при входе горит лишь лампа над конторкой молодой библиотекарши да мерцает экран ее ноутбука. В отдалении между стеллажами пробиваются лучи света и доносятся голоса необычных посетителей.

— Я сегодня буду защищать Рушди,— неспешно говорит мужчина средних лет, одетый в костюм без галстука.— Мне кажется, "Ярость", само название,— это что-то вроде "Тошноты" Сартра, то есть некое экзистенциальное переживание, с которым герой столкнулся и природу которого он понять не может...

— Ярость героя возникает от бессилия, от его нереализованности,— с чувством возражает его сосед.— Когда он с ножом пошел на жену, у него ведь до этого творческие проблемы были. У Рушди хорошо показано, как в большом городе повсюду можно наблюдать вспышки гнева, ругань. Достаточно в общественном транспорте проехать!

Несмотря на, в общем, доброжелательное отношение к роману, большинство участников ридинг-группы (с английского reading — чтение), или на русский манер — книжного клуба, полтора десятка человек в этот вечер сошлись на том, что, похоже, не войти Салману Рушди с его "Яростью" в историю литературы. Ушло на это почти два часа. Разбирались по ходу и "постмодернистские приемчики", и концепция великого американского романа, и модель Падма Лакшми, которой писатель посвятил книгу, написанную, когда они были женаты. Разошлись в одиннадцатом часу.

Старая песня на новый лад


В середине 1960-х номер "Огонька" открывался фотографией из цеха, на которой полукругом сидят рабочие с бумагами в руках. Лица — одухотворенные. Подпись объясняла, что это кружок чтения, организованный заводской бригадой, а припали рабочие к постановлению Верховного совета СССР. Но традиция коллективного чтения и обсуждения имеет давние корни, и она древнее советской избы-читальни 20-х годов прошлого века, где обучение грамоте шло параллельно с чтением идейно верных газет и журналов. Тут можно вспомнить великосветские салоны прошлых веков, где перед изысканной публикой читал свои произведения сам автор.

Сегодня преимущественно в больших городах началось что-то вроде литературного ренессанса. Когда во всем мире беспокойство вызывает то, что люди читают все меньше, особенно дети, увлеченные гаджетами, все больше энтузиастов самоорганизуются, называясь у нас на западный манер ридинг-группой, и устраивают заседания, подобные тому, что было в ДК ЗИЛ.

Разобрать по буквам


Ридинг-группы обычно создают подвижники-индивидуалы, интересующиеся литературой в целом или каким-то конкретным направлением, группы друзей, знакомых, а еще книжные магазины и онлайн-ресурсы, посвященные книгам. Тут все понятно, как и с местами встреч: это зачастую библиотеки, те же книжные магазины, музеи (особенно прониклись ридингом те, что представляют современное искусство), разнообразные культурные центры, а еще просто тихое кафе. Кстати, за границей — в отличие от России — часто проводят заседания ридинг-группы дома у участников попеременно.

Как, в принципе, все происходит? В соцсетях вывешивается анонс встречи, где оговариваются время, место и предмет обсуждения. Предполагается, что у участников будет задел на подготовку, собственно чтение. Вход, как правило, для всех желающих и бесплатный. Впрочем, в той же Москве действуют закрытые платные ридинг-группы для богемной публики — вроде как избранный круг читателей, а еще возможность послушать фрагменты произведения в исполнении автора.

Встречу ведет модератор — это или создатель ридинг-группы, или приглашенный эксперт, чаще всего филолог. Число участников в среднем 5-10 человек. Понятно, что чем их больше, тем меньше шанс каждому высказать свое мнение. Периодичность — раз в две недели или месяц.

Случай в ЗИЛе не совсем типичный. У участника ридинг-группы скорее все-таки женское лицо. Зато по возрасту и занятости разброс большой: молодежь, средний возраст, пожилые, студенты, офисные работники, служащие госорганов, домохозяйки, предприниматели.

Сказать, сколько всего фанатов ридинга в России,— задача не из простых. Поиск в крупнейших соцсетях выдает несколько сотен групп.

В одних состоят не больше десятка человек, в других — две-три сотни участников, что, впрочем, не означает их активной вовлеченности. Зато география — города по всей России, не только Москва и Петербург: тут и Екатеринбург, и Уфа, и Пермь, и Калининград...

Резонный вопрос: зачем это надо? Обойдя десяток встреч разных ридинг-групп в Москве, можно услышать от участников различные ответы. Главные — досуг и просвещение. Многих мотивирует желание провести вечер с пользой, для некоторых — это возможность "поговорить с умными людьми", для кого-то — место для знакомства. Встречаются и оригиналы. Например, участница одной такой группы, представившаяся Екатериной, сказала, что ходит на них, чтобы понять, что нравится публике: она грезит о писательской карьере.

Идея превыше всего


В одном из залов московской библиотеки им. Некрасова, где обычно, видимо, проходят занятия для детей (на полках — пазлы, плюшевый тигр, синее ведерко, игрушечная тыква для Хэллоуина), 15 человек увлеченно обсуждают труды по постгуманизму. В их числе — создатель и модератор ридинг-группы, выпускница Силезского университета (Польша) Екатерина Никитина.

— В России постгуманистическая теория только начала развиваться,— рассказывает она.— Было опасение, что на ридинг придет не тот читатель. На первой встрече было много людей, среди которых оказались желающие говорить о переселении сознания на флешку и о других подобных вещах: многие путают постгуманизм с трансгуманизмом. Но пришли и те, кто действительно захотел разобраться в постгуманистической теории и кого не отпугнули разговоры о Делезе, Спинозе, Хайдеггере... Зачастую приходится дополнительно погружаться в биологию, физику, математику, программирование: эта теория сложна и неоднородна. И здорово, когда в группе находится компетентный в какой-то из этих областей человек, который может разъяснить сложные моменты.

Основная аудитория этой ридинг-группы — студенты, аспиранты. Екатерина считает, что на встречах они узнают то, что недополучают на занятиях в своих вузах. "Подобные ридинг-группы были распространены в Силезском университете, где я училась,— добавляет она.— Студенты и профессора собирались вне занятий, чтобы читать философские тексты, делясь интерпретациями. Наверное, самое ценное — это то, что на таких встречах рождались идеи для будущих учебных курсов, конференций, публикаций".

Сегодня книжный клуб, где читают классику или новинки художественной литературы, скорее архаика. В моде — нон-фикшн, трактаты по философии, искусству, малоизвестные авторы и максимальная специализация. А еще чтение на языке оригинала (не русском) или еще не переведенных произведений. Причем речь не только об английском. Существуют ридинг-группы, участники которых выбирают книги только, допустим, на французском, итальянском или китайском.

Ридинг-группы, посвященные поэзии, к слову, тоже в меньшинстве. Зато есть, например, ридинг-группа, где обсуждают тексты рэперов. Отдельным блоком идут группы, где, условно говоря, отстаиваются идеи. В тренде — феминистские книжные клубы, где читают или художественные произведения, написанные женщинами, или вообще тексты по данной тематике.

Ридинг-группы, выходит, не только ради удовлетворения интеллектуального голода, у них и социальная функция — помочь найти единомышленников.

Мария Портнягина


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение