Коротко

Новости

Подробно

Защита Миллера

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 18

 Фото: ДМИТРИЙ ДУХАНИН 
 Алексей Миллер (слева), Рем Вяхирев, сентябрь 2002 года 
       "Газпром" снова вернули в большую политику. И дело не только в очередной смене руководства принадлежащего ему НТВ (см. прошлый номер "Власти"). Алексею Миллеру поручена материальная поддержка Владимира Путина на президентских выборах. За это ему уже заплатили: отложили реформу "Газпрома" и даже разрешили занять на Западе $1 млрд.
       "Газпром" никогда не был просто компанией по добыче и продаже газа. Это прежде всего финансовый и политический ресурс президента.
       При этом "Газпром" напрямую зависит от государства в вопросах ценообразования. Внутренние газовые тарифы устанавливаются правительством (точнее, Федеральной энергетической комиссией), которое продолжает сдерживать их рост. Поэтому они на несколько порядков ниже экспортных цен. Но дешевый товар быстро становится дефицитным. Формально газ в России продается и покупается, но на самом деле, как и в советские времена, распределяется.
       Это конфликтная зона. Достаточно вспомнить ожесточенные баталии бывшего главы "Газпрома" Рема Вяхирева с Анатолием Чубайсом за примерно 5% газовой добычи. Вяхирев не хотел отдавать энергетикам дефицитный газ задешево. Верховным арбитром сначала приходилось быть Борису Ельцину, затем Владимиру Путину, и им удавалось примирить противников. Чубайс получал немного больше газа, но и Вяхирев увеличивал экспорт. Платой за посредничество был запрет на существенное повышение газовых и электрических тарифов. Естественным монополистам также пришлось согласиться на восстановление энергетики Чечни за свой счет. Конечно, эффективность такого рода госпосредничества вызывала у клиентов нарекания. Рем Вяхирев как-то признался: "Любим мы Минфин, любим, плачем, но любим!" Но ничего не поделаешь. Государство — главный акционер и "Газпрома", и РАО ЕЭС.
       Если Вяхирев мог заставить считаться с собой Чубайса, то что говорить о губернаторах и более мелких потребителях газа. Так что газ в России — это мощный политический ресурс. Вряд ли какие-либо выборы пройдут по кремлевскому сценарию, если цены на газ станут для избирателей неподъемными.
       Но "Газпром" вспоминали в Кремле не только перед выборами — часто просто не хватало денег на жизненно важные нужды. Поэтому в 1997 году "Газпром" заткнул дыру в 10 трлн неденоминированных рублей в Пенсионном фонде, а в 1999 году ссудил $1 млрд тогда лояльному власти "Медиа-Мосту".
       Строго говоря, Кремлю особенно не к кому обратиться за деньгами, кроме как к "Газпрому". Поэтому, несмотря на все разговоры о необходимости реформы газового монополиста, когда в мае 2001 года Рема Вяхирева заменили выходцем из Петербурга Алексеем Миллером, в окружении президента меньше всего думали о том, сможет ли новый глава "Газпрома" его реформировать. Главное, чтобы он сохранил компанию в качестве основного политического и финансового ресурса Кремля.
       
       Концепцию газовой реформы Алексей Миллер, конечно, разработал: отвертеться было невозможно. Реформа "Газпрома" — одна из стратегических целей правительства. Более того, в концепции содержится масса на первый взгляд вполне либеральных положений. Например, о равном доступе всех производителей к газотранспортным сетям. Проблема в том, что все эти прогрессивные новшества — дело отдаленного будущего.
       Если в "Газпроме" концепцию писали, не очень рассчитывая ее реализовать, то для Минэкономразвития, которое разработало альтернативный вариант газовой реформы, либерализация рынка газа — не пустой звук. Ведомство Германа Грефа предложило выделить газотранспортные сети из "Газпрома". Иначе равного доступа всех, в том числе независимых производителей газа, к трубе не добиться. А значит, не будет и ценовой конкуренции.
       Возмущенный Алексей Миллер 24 декабря 2002 года написал Владимиру Путину письмо, где изложил свои истинные взгляды на реформу. Прежде всего он подверг резкой критике предложение Минэкономразвития выделить из "Газпрома" трубу и диспетчерскую службу: "Мы убеждены, что Единую систему газоснабжения (ЕСГ) следует сохранить в качестве централизованно управляемого имущественного производственного комплекса, предназначенного для добычи, транспортировки, хранения и поставки газа, так как именно это является основой надежности газоснабжения страны". Чтобы президент осознал всю опасность действий Минэкономразвития, Алексей Миллер поднял проблему газовой реформы до уровня госбезопасности: "Предлагаемое реформирование ОАО 'Газпром', внесение в этих целях радикальных изменений в действующее законодательство, в том числе в отношения в сфере прав собственности на основные фонды объектов ЕСГ, являются чрезвычайно чувствительными не только для нашей компании, но и для страны в целом, поскольку затрагивают стратегические объекты, обеспечивающие энергетическую безопасность страны".
       Разоблачив антигосударственные замыслы Минэкономразвития, Миллер попросил президента отложить рассмотрение в правительстве грефовской концепции либерализации рынка газа, что и было сделано. 26 декабря этот вопрос сняли с повестки дня заседания правительства. Новые сроки рассмотрения газового вопроса в Белом доме не определены.
       Взамен глава "Газпрома" предложил президенту другую концепцию реформы. Прежде всего Миллер потребовал "сформировать долгосрочную программу поэтапного повышения уровня цен на газ" (без предварительного создания конкурентного рынка), а также "принять постановление правительства об организации продажи ограниченного количества газа ОАО 'Газпром' по рыночным договорным ценам".
       При этом Миллер решительно отмел саму возможность равного доступа всех газовых производителей к трубе. Он считает, что независимые производители должны сначала профинансировать "модернизацию и реконструкцию газотранспортных сетей ЕСГ" и только потом ставить вопрос о равном доступе. По такой логике независимые производители до трубы не доберутся никогда. Кто же потратит большие деньги на модернизацию газотранспортных сетей без надежной гарантии свободного доступа к ним?
       И несмотря на то, что такую программу либеральной никак не назовешь, президент пока поддерживает Миллера.
       
 Фото: ВАСИЛИЙ ШАПОШНИКОВ 
  Победить главу "Межрегионгаза" Никола Горновского (на фото) Миллеру удалось, только ликвидировав "Межрегионгаз" 
До президентских выборов осталось чуть более года. Видимо, в Кремле считают, что надежным политическим и финансовым ресурсом может быть только единый, а не раздробленный "Газпром".
       Не случайно силовики в окружении президента активно поддержали Алексея Миллера год назад, когда тот атаковал Якова Голдовского, бывшего руководителя дочерней структуры "Газпрома" СИБУР. Голдовский до сих пор находится под следствием, а активы СИБУРа возвращены материнской компании. Иными словами, перед Миллером поставлена задача не либерализации "Газпрома", а концентрации всех газовых активов в одних руках. Газовый монополизм только усиливается.
       Дело уже дошло до ликвидации последних крупных посредников при реализации газа на внутреннем рынке. 30 декабря Алексей Миллер подписал приказ, фактически ликвидирующий 100-процентно дочернюю компанию "Газпрома" "Межрегионгаз" и зависимую от нее структуру "Регионгазхолдинг". Договоры о продаже газа региональным потребителям теперь будут заключаться напрямую с материнской компанией.
       По неофициальной информации, в этом начинании Миллера поддержал начальник секретариата президента Игорь Сечин, которого относят к лидерам силовой части питерской команды. Впрочем, собирая все финансовые ресурсы "Газпрома", Миллер вступает в конфликт с другой частью питерского окружения президента — в частности, с руководителем "Межрегионгаза" Николаем Горновским. Утверждают, что Горновский знаком с Владимиром Путиным с середины 1990-х годов. Путин, тогда еще вице-мэр Петербурга, курировал петербургский порт, а Горновский руководил предприятием, имевшим к порту непосредственное отношение. Кроме того, СМИ отмечали деловые связи Горновского с известным петербургским адвокатом Николаем Егоровым. Егоров был однокурсником Путина, а впоследствии возглавлял кафедру гражданского права юрфака Петербургского университета. В начале 1990-х там работал ассистентом Дмитрий Медведев — нынешний представитель государства в "Газпроме". Но несмотря на такой сильный тыл Горновского, Миллеру все-таки удалось его победить — пусть не уволив его самого, а фактически ликвидировав "Межрегионгаз".
       Проблема в том, что победа Алексея Миллера над врагами "Газпрома" — внешними (Германом Грефом, независимыми производителями газа) и внутренними (Николаем Горновским) — может оказаться пирровой. Решение дорогостоящих политических задач почти довело компанию до банкротства. На погашение долгов сейчас тратится 97% выручки от поставок газа на Запад (см. справку о долгах "Газпрома"). Именно поэтому представители главного акционера — государства — на недавнем заседании совета директоров "Газпрома" разрешили Алексею Миллеру занять на Западе $1 млрд (вообще в план заимствований "Газпрома" на 2003 год включено 120 млрд руб.).
       Долговые проблемы не сулят Миллеру ничего хорошего: если непосредственно перед президентскими выборами он не сможет помочь президенту деньгами, остаются только замкнутые на господина Миллера прямые поставки дешевого газа регионам. Но и такие поставки станут невозможными, когда касса "Газпрома" окончательно иссякнет.
КОНСТАНТИН СМИРНОВ
 Сколько должен "Газпром"
       Несмотря на то что "Газпром" является мировым лидером в области добычи газа (в прошлом году собственная добыча составила 520 млрд кубометров газа), его рыночная стоимость с каждым годом становится все ниже. Если в прошлом году, по оценкам ИК "Тройка Диалог", капитализация "Газпрома" составляла $18,6 млрд, то уже в январе 2003 года она упала до $16,7 млрд. При том, что международный аудит, учитывая одни только газовые месторождения "Газпрома", оценил его рыночную стоимость как минимум в $40 млрд. И это не считая транспортной составляющей (свыше 150 тыс. км магистральных газопроводов).
       Однако компания продолжает накапливать долги. Если на начало 2002 года сумма внешнего долга когда-то богатейшей компании составляла $9 млрд, то к концу года она выросла до $14,9 млрд. Только осенью прошлого года холдинг разместил вексели на 10 млрд руб. и еврооблигации на $700 млн. Как пояснил в интервью "Власти" заместитель председателя правления "Газпрома" Борис Юрлов, в 2003 году компании необходимо выплатить $7,45 млрд, в том числе по ранее привлеченным долгосрочным займам — $2,9 млрд, по краткосрочным кредитам — $2,82 млрд, по векселям — $0,8 млрд, по облигациям — $0,5 млрд, по действующим кредитам, предоставленным под поручительства ОАО "Газпром",— $0,31 млрд и по текущим заимствованиям — $0,12 млрд.
       Чтобы расплатиться со старыми долгами, "Газпром" вынужден снова брать взаймы. В частности, уже в первом квартале этого года компания планирует выпустить еврооблигации на $1 млрд. И хотя "Газпром" собирается в два раза уменьшить объемы заимствований (с 245 млрд руб. в прошлом году до 120 млрд руб. в нынешнем), ему придется нарушить свои планы — по оценкам Юрлова, объем заимствований на этот год возрастет как минимум на 5-10 млрд руб.

Четыре политических шага "Газпрома"
       В конце мая 1997 года руководство РАО "Газпром" обратилось к банкам Goldman Sachs и ABN Amro с просьбой предоставить синдицированный кредит в размере $1 млрд для погашения долгов перед Пенсионным фондом, составлявших на тот момент 1,3 трлн руб. Но главные менеджеры по работе с ценными бумагами "Газпрома" на Лондонской бирже — инвестиционные банки Morgan Stanley и Dresdner Kleinwort Benson — выступили против предоставления займа, возмутившись тем, что российская компания действует в обход заключенных с ними соглашений. В итоге сделка не состоялась, и "Газпром" был вынужден экстренно искать новых кредиторов, которыми стали Credit Lyonnais и все тот же Dresdner Kleinwort Benson, предоставившие концерну заем в $3,5 млрд.
       В начале 1998 года "Газпром" выдал гарантии по двум кредитам "Медиа-Мосту". Кредиты на сумму $160 млн и $165 млн холдинг взял у банка Credit Suisse First Boston. При заключении кредитного договора менеджмент "Газпрома" пытался получить в залог часть акций "Медиа-Моста", но тогда холдингу удалось сохранить их за собой. Однако в декабре 1999 года, чтобы начать расчеты по кредиту Credit Suisse First Boston, группа все же была вынуждена передать в залог "Газпрому" 12% своих акций. Концерн их принял. Хотя незадолго до этого Внешэкономбанк, которому "Медиа-Мост" задолжал $42,2 млн, отказался принять в счет погашения кредита акции холдинга, высказав сомнения в их ценности.
       В апреле 1998 года главой "Газпрома" Ремом Вяхиревым и белорусским премьер-министром Сергеем Лингом была подписана программа погашения задолженности Белоруссии за газ, составлявшей $230 млн. 74% платежей должны были осуществляться товарами и услугами, 26% — "живыми" деньгами. Фактически это означало списание долга.
       3 апреля 2001 года на внеочередном собрании акционеров НТВ новым председателем совета директоров компании был избран глава "Газпром-медиа" (дочерняя структура "Газпрома") Альфред Кох, гендиректором телекомпании стал Борис Йордан. Смена руководства НТВ произошла после серии переговоров и судебных процессов о продаже части акций телекомпании в счет уплаты долга "Медиа-Моста" перед "Газпромом". Речь шла о долге по займам Credit Suisse First Boston, гарантом которых в 1998 году выступил газовый концерн. В ночь на 14 апреля 2001 года контроль над НТВ окончательно перешел к "Газпрому". Журналисты в знак протеста против смены руководства на некоторое время прекратили вещание. Вскоре бизнесмен Борис Березовский пригласил авторский коллектив НТВ работать на ТВ-6. На "шестую кнопку" перешли Евгений Киселев, Александр Левин, Григорий Кричевский, Светлана Сорокина, Михаил Осокин и ряд других ведущих сотрудников. На НТВ остались Татьяна Миткова, Леонид Парфенов, Наталья Забузова, Павел Лобков.
       

Комментарии
Профиль пользователя