Коротко


Подробно

3

Фото: Mondadori Portfolio via Getty Images

Демоны Карла Маркса

Почему отец коммунистической теории изменял жене и не любил Россию

5 мая исполнилось 200 лет со дня рождения Карла Маркса. Больше всего почитателей у него сегодня в России — стране, которую он очень не любил. Исторический экскурс Олега Смирнова


Пятого мая, в день двухсотлетия со дня рождения Карла Маркса, у его памятников, тысячи которых до сих пор разбросаны по миру, появились цветы — создатель коммунистической теории и сегодня может похвастаться огромной армией своих идейных последователей. В том числе и у нас в России.

«Школа рабства»


Хотя Россию и народ, ее населяющий, Маркс искренне не любил. И не отказывал себе в удовольствии давать весьма желчные и, мягко говоря, субъективные характеристики многим ключевым фигурам русской истории. Ну вот, например, как выглядит, по Марксу, один из основателей объединенного русского государства — Иван Калита:

«Политика Ивана Калиты состояла попросту в следующем: играя роль гнусного орудия хана и заимствуя, таким образом, его власть, он обращал ее против своих соперников — князей и против своих собственных подданных. Для достижения этой цели ему надо было втереться в доверие к татарам, цинично угодничая, совершая частые поездки в Золотую Орду, униженно сватаясь к монгольским княжнам, прикидываясь всецело преданным интересам хана, любыми средствами выполняя его приказания, подло клевеща на своих собственных родичей, совмещая в себе роль татарского палача, льстеца и старшего раба. Он не давал покоя хану, постоянно разоблачая тайные заговоры. Как только тверская линия начинала проявлять некоторое стремление к национальной независимости, он спешил в Орду, чтобы донести об этом. Как только он встречал сопротивление, он прибегал к помощи татар для его подавления. Но недостаточно было только разыгрывать такую роль, чтобы иметь в ней успех, требовалось золото. Лишь постоянный подкуп хана и его вельмож создавал надежную основу для его системы лжи и узурпации...» («Разоблачение дипломатической истории XVIII века»).

Маркс (подобно сегодняшним евразийцам) рассматривает Московское царство как наследника государственной структуры Орды. Иван Третий, по его мнению, не завоевал независимость Руси, а «украл» ее с помощью «уловок беглого раба», «продолжая падать ниц перед послами хана и называть себя его данником». А потом и «разложил Новгородскую республику», опутав Русь «монгольскими цепями».

Такую тактику Маркс считает чуть ли не национальной русской чертой: «Между политикой Ивана III и политикой современной России существует не сходство, а тождество — это докажет простая замена имен и дат». Так что и России, созданной Петром I, Маркс приписывает те же черты — использование уже на общеевропейской сцене методов времен Орды и стремление к неограниченной власти.

«Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Она усилилась только благодаря тому, что стала virtuoso в искусстве рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира»,— пишет Маркс.

В «Разоблачении дипломатической истории XVIII века» (эту работу в советские времена широкая публика практически не знала: штатные марксисты ее попросту замалчивали, а впервые на русском языке она была опубликована только в 1989 году, в журнале «Вопросы истории») трирский философ широко цитирует нелицеприятные высказывания о России дипломатов той эпохи, приходя затем к выводам программного свойства: «Если московитские цари, осуществлявшие свои захваты, главным образом используя татарских ханов, должны были татаризовать Московию, то Петр Великий, который решил действовать, используя Запад, должен был цивилизовать Россию. Захватив прибалтийские провинции, он сразу получил орудия, необходимые для этого процесса. Эти провинции не только дали ему дипломатов и генералов, то есть умы, при помощи которых он мог бы осуществить свою систему политического и военного воздействия на Запад, но одновременно в изобилии снабдили его чиновниками, учителями и фельдфебелями, которые должны были вымуштровать русских, придав им тот внешний налет цивилизации, который подготовил бы их к восприятию техники западных народов, не заражая их идеями последних».

Изучив, таким образом, «расово-этнографические моменты», Маркс и Энгельс выносят приговор: «Славяне — мы еще раз напоминаем, что при этом мы всегда исключаем поляков — постоянно служили как раз главным орудием контрреволюции. Угнетаемые дома, они вовне, всюду, куда простиралось славянское влияние, были угнетателями всех революционных наций...» (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 6. М., 1957. С. 299).

Польский след


"Красный Маркс" и купюра в 0 евро, выпущенная к юбилею

Фото: DPA / ТАСС

Откуда такая непримиримая категоричность и чем насолила Россия Карлу Марксу? Одна из версий — «семейная»: среди предков отца встречаются выходцы из Галиции (территория современной Украины), где антирусские настроения всегда были чрезвычайно сильны, и, стало быть, набор соответствующих стереотипов автор «Капитала» мог впитать еще с детства. Но все же ближе к истине, как представляется, другая версия — «внешняя»: серьезное влияние на позицию Маркса оказало знакомство с Теофилом Лапинским — польским революционером-националистом, участником Крымской войны, который сражался против России и на Кавказе, и его единомышленниками.

В собрании сочинений можно обнаружить письмо Ф. Энгельсу от 24 июня 1864 года, в котором Маркс пишет: «...догма Лапинского, будто великороссы не славяне, отстаивается г-ном Духинским (из Киева, профессор в Париже) самым серьезным образом с лингвистической, исторической, этнографической и т.д. точек зрения; он утверждает, что настоящие московиты, то есть жители бывшего Великого княжества Московского, большей частью монголы или финны и т.д., как и расположенные дальше к востоку части России и ее юго-восточные части. Из этой книги видно, во всяком случае, что дело очень беспокоило петербургский кабинет (ибо оно решительно положило бы конец панславизму). ?...? Выводы, к которым приходит Духинский: название Русь узурпировано московитами. Они не славяне и вообще не принадлежат к индогерманской расе, они intrus (незаконно вторгшиеся.— "О"), которых требуется опять прогнать за Днепр и т.д. ?...? Я бы хотел, чтобы Духинский оказался прав и чтобы, по крайней мере, этот взгляд стал господствовать среди славян» (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 31. М., 1963. С. 106-107).

Следует уточнить, что польский этнограф Франциск Духинский прикладывал немало сил к тому, чтобы доказать — «москали» не принадлежат к славянам и даже не являются арийцами, а, подобно монголам, выходцы из Туранского региона Азии и присвоили себе имя «русские», на которое имеют право только малороссы и белорусы, близкие к полякам по происхождению. Все это, как мы видим, популярно и спустя полтора века. Но кто сегодня помнит Духинского или Лапинского — иное дело сам Карл Маркс...

Образ и оригинал


Наверное, ни один другой философ и идеолог не прочертил столь глубокую борозду в истории современного мира, как этот господин с окладистой бородой, знакомый по бесчисленным бюстам и портретам, которые десятилетиями покрывались пылью в залах и кабинетах по всей советской империи и на «дружественных территориях» сателлитов, разбросанных по всем континентам.

Сегодня в Европе Маркс нередко выступает в качестве персонажа поп-арта, к его юбилею, например, выпущена купюра достоинством 0 евро, в киосках мелькают забавные фигурки и комиксы о создателе «Капитала».

Готовился к знаменательной дате и родной город Карла Маркса — Трир, где дом семьи Маркс по Брюккенштрассе превращен в музей, в последние годы его осаждают толпы туристов из Китая.

В этом аккуратном светлом здании изобретатель марксизма и появился на свет 5 мая 1818 года в благополучной многодетной буржуазной еврейской семье. Чтобы заниматься юридической практикой, его отец принял лютеранство, превратившись из Гиршеля в Генриха Маркса, что, впрочем, вполне отвечало его собственным стремлениям к духовной эмансипации и прусскому патриотизму, которому старший Маркс был искренне привержен. Сына он крестил, когда тому исполнилось шесть лет...

На дошедших до нас фотоснимках Карл Маркс часто предстает в окружении жены и дочерей — этакий благородный патриарх, отец семейства. Рассказ о его личной жизни обычно начинают с романтической истории о страстной любви к Женни — баронессе фон Вестфален, первой красавице Трира, любви, преодолевшей все классовые и национальные барьеры. Познакомились они еще детьми: будущей невесте было 16, ее суженому — 12. Дети были разные: крещеный в шестилетнем возрасте сын юриста и девочка, в предках которой были и фельдмаршалы, и шотландские аристократы. Романтические встречи, разрыв с первым женихом — блестящим лейтенантом, тайная помолвка, негодование обеих семей и брак лишь спустя годы (после смерти отцов обоих влюбленных).

История красивая. Но образцовым семьянином Карл все же никогда не был. Приметная деталь: в 1850 году, во время болезни Женни, Маркс нашел себе очередную любовницу — Ленни Демут, которая весной 1851 года родила мальчика. Фридрих Энгельс благородно признал ребенка своим, нашел ему приемных родителей, всю жизнь выплачивал алименты. Женни сделала вид, что ничего не знает. В момент появления ребенка от любовницы законная жена Карла тоже была на сносях. Их дочь Женни-Франциска не прожила и года: у Маркса не было денег ни на доктора, ни затем на похороны, маленькое тельце долго лежало в квартире, прежде чем семья смогла оплатить место на кладбище. «Когда Франциска родилась, у нее не было колыбельки. Ей долго отказывали даже в последней маленькой обители. Каково же было нам, когда мы несли нашу девочку к ее последнему пристанищу»,— запишет Женни в своем дневнике (биографы Маркса между тем подсчитали, что даже тех доходов, о получении которых он сам упоминает в переписке, было бы достаточно для безбедной жизни семьи, однако Женни он выделял на расходы ничтожно мало. Наиболее распространенная версия — автор «Капитала» регулярно играл на бирже, и играл крайне неудачно).

Женни не раз говорила, что помышляет о самоубийстве, что неудивительно, учитывая, сколько ей пришлось вытерпеть: и безденежье, и долги, и любовниц своего драгоценного мужа, и его пристрастие к алкоголю...

В письмах к подруге Эрнестине Либкнехт Женни признавалась, что ей тяжела интимная близость с ним, она измучена постоянными родами, недоеданием и болезнями, мечтает о передышке между беременностями, однако пылкий Карл не желает принимать это во внимание.

Из семерых детей супругов Маркс до взрослого возраста дожили лишь три дочери, две из которых (Элеонора и Лаура) покончили собой. Самоубийство двух из трех дочерей Карла Маркса многие специалисты связывают с фигурой их отца — доминирующего родителя. Женни, имея возможность бросить супруга, который ей изменял и не обеспечивал минимального достатка, не сделала этого (хотя семья матери в Германии была готова ее принять), предпочитая «нести крест». Все это с самого детства наблюдали дочери. И хотя отец давал им богатую интеллектуальную пищу, его внутренний холод, который отмечали многие, замораживал все вокруг. «Чудовище, одержимое тысячей демонов» — так отзывался Фридрих Энгельс о своем друге и соратнике...

Не все знают, что автор «Капитала» в юности пописывал стишки, которые могут многое рассказать о его личности. Будучи уверенным в своей гениальности, он мнил себя будущим великим поэтом. В его строках — бунт против Творца, и некоторые исследователи даже окрестили поэтические опусы философа «Сатанинскими стихами». В 20 лет он, подобно Люциферу, заявил: «Я чувствую себя равным Богу!». Вот пара характерных строф из малоизвестного Маркса:

Адские испарения поднимаются

и наполняют мой мозг,

Пока не сойду с ума

и мое сердце в корне не переменится.

Видишь этот меч?

Князь тьмы продал его мне.

Мир должен быть разрушен с проклятиями.

Я сдавлю руками его упрямое бытие.

И, обнимая меня,

он должен безмолвно угаснуть

И затем вниз — погрузиться в ничто,

Совершенно исчезнуть,

не быть,— вот это была бы жизнь...*

Дух и тело


Маркс давно стал персонажем поп-арта

Фото: picture alliance / VOSTOCK-PHOTO

В своей книге «Карл Маркс: Мировой дух» французский экономист Жак Аттали приводит свидетельство современников, относящееся к 1850-м годам: «В частной жизни он очень неряшлив, циничен, отвратительный хозяин. Он ведет богемную жизнь. Редко моется и меняет белье. Быстро пьянеет. Зачастую целый день слоняется без дела. <...> В его квартире нет ни одного целого предмета мебели. Все поломано, покрыто пылью, в большом беспорядке. Посреди гостиной стоит большой стол, покрытый подобием скатерти. На нем рукописи, книги, газеты, клочки ткани от шитья его жены, треснувшие чайные чашки, грязные ложки, ножи, вилки, свечи, чернильницы, стаканы, трубки, табачный пепел; все это вперемешку на одном столе. <...> Все это нимало не смущает ни Маркса, ни его жену».

Маркс постоянно болел — головные боли, воспаление глаз, невралгия, ревматизм, бессонница, нервное расстройство, которые философ пытался победить с помощью наркотиков. Его мучила больная печень, которую он не щадил, поглощая маринованные огурцы, копченую рыбу, ликеры и вино. Из-за вечного безденежья Маркс курил самые дешевые сигары. В наши дни философу поставили еще один диагноз — гидраденит, проявляющийся в постоянном возникновении фурункулов, тогда эта болезнь еще не была известна. В 2007 году эту ретродиагностику кожной болезни Маркса провел дерматолог Сэм Шустер из Университета Ньюкасла, который указал на ее возможные психосоциальные последствия — стресс и заниженную самооценку, что, по мнению ученого, могло повлиять и на его философию. Болезни усугубляли его и без того его тяжелый характер, он был резким, даже грубым человеком, нетерпимым к критике, раздражительным, часто не доверял даже ближайшим друзьям (и Энгельс тут не был исключением).

Шестидесятичетырехлетнего Карла Маркса убили бронхит и плеврит. 17 марта 1883 года проводить в последний путь автора «Капитала» пришло всего около 10 человек. Он был похоронен как человек без гражданства на участке для атеистов Хайгейтского кладбища Лондона, известного своими преданиями о вампирах и оккультными ритуалами, которые до сих пор проводят здесь сатанисты.

Пятого мая 2018 года на могилу Карла Маркса легли свежие цветы. А в европейских публикациях, посвященных его юбилею, дежурно говорили о том, что марксизм скоро вступит в эпоху ренессанса...

*Перевод стихов с немецкого Марианны Давиша.

Олег Смирнов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение