Коротко


Подробно

10

Город художника в юности

Анна Толстова о Праге Павла Пепперштейна

В Мультимедиа Арт Музее открылась выставка Павла Пепперштейна «Пражские сказки»: на ней представлены рисунки и коллажи, которые вошли в новую книгу из серии Louis Vuitton Travel Book. Павел Пепперштейн выступает в роли бессловесного чичероне, рассказывающего о Праге — о своей Праге, о себе в Праге или о Праге в себе — одними картинками


Домик Кеплера с причудливым эркером, неровной черепицей и высокими трубами, домик Дворжака, почти воздержавшийся от барочных излишеств, Пражский град с ряженым персонажем на первом плане, со спины напоминающим Кота в сапогах, парк с влюбленными парочками в Градчанах, башенки, фонарики, решетки, карамельные завитушки, акварельные переливы… Порой может показаться, что «Пражские сказки» нарисовал не Павел Пепперштейн, а его отец, великий сказочник — то есть замечательный иллюстратор сказок в миру и один из изобретателей московского концептуализма в тайной жизни искусства — Виктор Пивоваров, в 1982 году перебравшийся в Прагу. Но, внимательно рассматривая экспозицию или книгу, зритель не только найдет все положенные туристические достопримечательности — от Карлова моста до «Танцующего дома» Фрэнка Гери, но и заметит, что помимо горожан и туристов эта Прага населена странными пришлецами — не то «нацсупрематическими» обитателями «Города России», не то персонажами «Пражской ночи», не то какими-то другими героями изобразительных и литературных повествований «младоконцептуалиста» Пепперштейна.

«Франц Кафка», 2015

Это вовсе не означает, что пражский текст — текст Гашека, Кафки, Майринка — механически накладывается на текст «Мифогенной любви каст», что бравый солдат Швейк братается с парторгом Дунаевым, а Голем — с Колобком, или что старинная мифология города мистиков, алхимиков и каббалистов всего лишь немного приправлена ироничной пепперштейновской футурологией. Здесь происходит синтез гораздо более сложного уровня, и книга в каком-то из своих планов превращается в автопортрет художника в юности. Юности, прошедшей в Праге, каковая означенного художника — не столько ученичеством в Пражской академии художеств, сколько самой атмосферой, первыми откровениями мировоззренческого, эстетического и даже политического, в том, что касается Пражской весны, порядка,— во многом сформировала. Манерные девы Альфонса Мухи и абсурдистская скульптура Давида Черни подвергнутся впоследствии столь прихотливой алхимической трансмутации, что мы вряд ли узнаем их в «медгерменевтических» инсталляциях и постмедгерменевтической прозе. Но, можно предположить, что опыт жизни в городе мистики и меланхолии, городе Рудольфа II, Тихо Браге и Льва бен Бецалеля, городе еврейских легенд, похороненных на старом кладбище и спрятанных в синагогах, был нужен москвичу Пепперштейну хотя бы для того, чтобы, вернувшись в родную Москву, вместе с одесситами Юрием Лейдерманом и Сергеем Ануфриевым, проведшими юность в столь же умышленном и литературном, полном еврейских преданий городе, войти в концептуалистскую ложу со странным именем «Медицинская герменевтика». Впрочем, как знать, насколько верны все эти прочтения — ведь по условиям игры Louis Vuitton Павел Пепперштейн, художник и литератор, лишен слова в пользу образа.

«Ганавский павильон в парке Летна, Голешовице», 2016

С 2013 года Louis Vuitton стал выпускать еще одну коллекцию — книжную: Louis Vuitton Travel Book — не столько путеводители, сколько книги художника, посвященные какому-либо городу или маршруту. Книги эти сугубо визуальные, текст в них практически отсутствует, и лишь в конце можно найти подписи ко всем картинкам, биографию художника и миниатюрное эссе-травелог его сочинения. Жюльен Геррье, директор издательского отдела Louis Vuitton, говорит, что главный принцип коллекции — заказывать циклы путевых зарисовок художникам со всего мира, представляя современное визуальное искусство во всем его медийном и жанровом разнообразии, от традиционной гравюры до модной иллюстрации и манги. Среди авторов могут быть как именитые мастера вроде Шери Самба, нарисовавшего Париж, или Лю Сяодуна, отправившегося в Южную Африку, так и малоизвестные молодые художники-комиксисты. Обычно в книгу входит 100–120 картинок, из них два десятка оригиналов отбирается в художественную коллекцию Фонда Louis Vuitton, где за пять лет издания арт-травелогов скопилось 300 работ 17 художников. «Так,— объясняет Жюльен Геррье,— получилось прекрасное тематическое собрание о путешествиях, а это — важная часть философии Louis Vuitton».

Этой весной выходят четыре новых книги: о Риме, Кубе, легендарном шоссе 66 в США и Праге. Идея привлечь к проекту Павла Пепперштейна возникла давно — художник ходит в фаворитах фонда с групповой русской выставки «Moscopolis», сделанной куратором Эрве Микаэлоффым в Espace Culturel Louis Vuitton на Елисейских Полях еще лет десять тому назад. И, узнав, какую роль играет Прага в жизни художника, издательство Louis Vuitton отправило его в город юности.

«Павел Пепперштейн. Пражские сказки. Louis Vuitton Travel Book». Мультимедиа Арт Музей, до 3 июня

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение