Коротко



 

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Я просто поддерживал разговор»

По делу воронежских экоактивистов допросили топ-менеджера УГМК Олега Мелюхова

Вчера по уголовному делу экоактивиста Михаила Безменского и казачьего атамана Игоря Житенева, обвиняемых в вымогательстве у УГМК 26 млн руб., был допрошен важнейший свидетель — директор по корпоративным отношениям и спецпроектам УГМК Олег Мелюхов. Именно этот топ-менеджер отвечал в УГМК за разрешение конфликта вокруг разработки медно-никелевых месторождений в Воронежской области. Господин Мелюхов в ходе допроса заявил, что не просил господина Безменского оказывать услуги УГМК, а лишь «поддерживал разговор» при личных встречах.


Олег Мелюхов в Новоусманский райсуд Воронежской области, где рассматривается уголовное дело, вчера не приехал — допрос проводился по видеоконференц-связи из Екатеринбурга. Представители гособвинения и УГМК задали топ-менеджеру всего несколько вопросов. На них он отвечал, зачитывая заранее заготовленный текст. Господин Мелюхов рассказал о своих встречах с Михаилом Безменским, подчеркнув, что считает вымогательством обсуждение прекращения антиникелевых протестов.

Остальная часть допроса, продолжавшегося три с половиной часа, пришлась на вопросы адвоката Михаила Безменского Владимира Кузьмичева. Отвечая на его вопросы, господин Мелюхов подчеркнул, что УГМК вложила в геологоразведку Еланского и Елкинского месторождений 450–500 млн руб. Часть вопросов судья Дмитрий Сорокин снимал, и это сопровождалось смехом господина Кузьмичева (ранее он заявлял отвод господину Сорокину). Зато судья не препятствовал обильному цитированию защитой материалов уголовного дела, несмотря на спешку Олега Мелюхова (его допрос по екатеринбургскому времени начался в 16:30).

Ответы на вопросы защиты топ-менеджер искал в своих записях, и к середине допроса он начал повторяться. Господин Кузьмичев меж тем настойчиво пытался узнать, считает ли Олег Мелюхов договоренности с Михаилом Безменским работой, которую необходимо было оплатить. Господин Мелюхов отрицал возможность каких-либо договорных отношений и постановку задач экоактивисту: «Безменский действовал как нормальный настоящий вымогатель». В процитированной расшифровке аудиозаписи разговора Безменского с Мелюховым топ-менеджер говорил о том, что компания готова платить за выполнение нескольких шагов по прекращению протеста. У господина Кузьмичева такое расхождение вызвало вопрос, вводил ли в заблуждение в таком случае Олег Мелюхов подсудимого. «Я в большей степени поддерживал разговор», — заявил тот. «Поддержка разговора — это вы очень корректно говорите», — заметил адвокат.

На вопрос о том, хвалил ли топ-менеджер подсудимого за выполнение работы, господин Мелюхов пояснил: «Говорил фразу, но могу пояснить, что имел в виду». «Я испытывал чувство боязни за свою личную жизнь, за жизнь сотрудников геологоразведки... Я знаю некоторых людей — отморозки они просто конченные», — объяснил свое согласие на сотрудничество с экоактивистами топ-менеджер УГМК, продолжая рассказывать о своих взаимоотношениях с Безменским в ответ на каждый последующий вопрос. «Но вы не отвечаете прямо на вопросы!» — возмущались представители подсудимых. «Правда одна, вот он так и отвечает», — парировала представитель УГМК Ирина Якубовская. Адвокат Кузьмичев стал заканчивать каждый вопрос фразой «Да или нет?», но и это не изменило ход допроса. Заседание затянулось, и допрос было решено перенести.

Напомним, подсудимые Безменский и Житенев были задержаны в ноябре 2013 года сотрудниками ГУЭБиПК МВД РФ из команды бывшего руководителя этого ведомства Дениса Сугробова, осужденного позже на 22 года строгого режима за провокацию взятки и превышение полномочий в составе преступного сообщества. Заместитель Сугробова генерал-майор Борис Колесников погиб во время допроса в здании СКР 16 июня 2014 года. Уголовное дело в отношении Александра Соболя — ключевого оперативника, осуществлявшего техническую подготовку в рамках «хоперского дела», — сейчас рассматривается в Мещанском райсуде Москвы. Господин Соболь пытался, в частности, привлечь к ответственности наиболее известного экоактивиста Константина Рубахина, но тот уехал из России и затем получил политическое убежище в Латвии.

С конца 2013 по лето 2016 года Михаил Безменский и Игорь Житенев находились под стражей. За это время обвинение несколько раз менялось с вымогательства на мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и обратно. Полицейские следователи изначально пытались передать дело в суд в Москве, но обвинительное заключение не проходило утверждение в Генпрокуратуре РФ. В итоге дело ушло в Воронеж, где местные полицейские оперативно смогли утвердить обвинительное заключение в областной прокуратуре и передать дело в Новоусманский райсуд. Однако и после этого оно до приговора не дошло. В конце прошлого года судья Виктор Серганов вернул его следствию в связи с невозможностью вынести какой-либо приговор на основании имеющихся доказательств. Представители прокуратуры и УГМК несколько раз оспаривали это решение в областном суде, но райсуд вновь отказывался рассматривать дело. В итоге Дмитрий Сорокин стал уже четвертым судьей первой инстанции, получившим это дело.

Олег Мухин


Комментировать

Наглядно

в регионе

черноземье онлайн

спецпроект

обсуждение