Коротко


Подробно

Фото: Depositphotos/PhotoXPress.ru

Молчание котят

Ольга Волкова о шартрезе

Французские монахи-картезианцы изобрели ликер «Шартрез». Но не только — они изобрели еще и шартрезов, таких вот специальных кошек, на первый взгляд практически неотличимых от британских короткошерстных. Они и правда похожи, и было время, когда их считали одной породой. Ну а потом шагнувшая вперед наука доказала: сходство у них внешнее, по происхождению своему они совершеннейшие антиподы. Впрочем, каких-то полвека назад им дозволялись смешанные браки — судя по всему, сегодняшние британские голубые выглядят так, как выглядят, именно благодаря участию шартрезов. Но теперь эти кошки в интимном плане пересекаться не должны — нельзя, а то порода пострадает.

Итак, шартрезы, они же картезианские кошки, считаются французским монастырским изделием. И в каком-то смысле так оно и есть — картезианцы (монахи) допустили картезианцев (кошек) в свои обители еще в XIV веке. Однако вряд ли эти кошки сами собой зародились в монастырской капусте — прежде чем прибиться к монахам, шартрезы прошли долгий путь. Возможно, они — далекие потомки сибирских кошек, каким-то образом оказавшихся в Персии, Турции или Сирии и захваченных с собой проходившими мимо крестоносцами. В процессе путешествий в компании рыцарей кошки успевали на свидания с египетскими рыболовами (тоже, конечно, кошками), манулами и вообще с кем получится. В общем, до монахов порода дошла уже в практически готовом виде — правда, в ту пору глаза у шартрезов были зелеными, как одноименный ликер. А сейчас они стали оранжевыми или медными — селекционеры постарались. Хотя чем им были плохи зеленые глаза, не очень понятно.

Ну а в остальном, судя по всему, за последние семь-восемь веков шартрезы особо не изменились. Как тогда, так и сегодня они представляют собой крепких и сильных, хоть и не особо крупных, килограмма в 4–6, кошек с большими круглыми глазами, густой, плотной, невероятно приятной на ощупь короткой шерстью и пухлыми щечками. Их окрас — все оттенки голубого (так на фелинологическом языке называется то, что обычный человек счел бы серым или серебристым), причем голубая у них не только шкурка, но и нос и даже пяточки.

В общем, красота, да и только. И поклонники у этой красоты появились очень давно — так, некто Жоашен дю Белле, поэт и приятель поэта Ронсара, еще в XVI веке посвятил своей картезианке стихи: «В серебристо-серую шерстку укутана, Гладкую и сияющую как шелк…»

Да, шерстка картезианцев нравилась многим. Поэтому утонченные французы нимало не стеснялись эту шерстку у них отбирать. Прекрасных шартрезов пускали на мех, а их останки попросту съедали. И не думайте, что это какая-то средневековая дикость — этот ужасный кошмар продолжался до просвещенного XIX века!

Вряд ли кошек ели культивировавшие их монахи — картезианский орден предполагал отказ от мяса, так что монастырские шартрезы, видимо, были в безопасности. Однако эти кошки жили не только у монахов и поэтов — размножившиеся шартрезы со временем стали обычными деревенскими мышеловами, с которыми никто не миндальничал: подумаешь, голубая кошка, эка невидаль! Чтобы стать ценимыми, шартрезам пришлось оказаться на грани исчезновения. И они там оказались — Первая мировая практически полностью уничтожила кошачье поголовье. Тут, конечно, все спохватились, забегали, и породу все же восстановили. И стали ими гордиться (картезианской кошкой обладал сам генерал де Голль), показывать их на выставках (впервые — в конце 20-х годов прошлого века), писать для них стандарт породы (а он появился уже в 30-х) и распространять по всему миру (особенно их полюбили в Америке). В общем, теперь за шартрезов можно не бояться, их не так мало. Однако у нас картезианские кошки все еще редки, а потому и дороги, бывает, за них просят тысяч пятьдесят, а то и девяносто или даже больше. А еще у нас есть риск под видом редкого шартреза прикупить британца, ведь этих кошек отличают такие малозаметные детали, как форма головы, которая у картезианцев более трапециевидная, и размер ушей, которые у монастырской кошки чуть больше. Да, и еще шерсть у французов немного длиннее, не такая плюшевая, как у британцев.

Что до характера, то у шартрезов он максимально приближен к идеальному. Они спокойные, мирные и ненавязчивые, но при этом вполне игривые и общительные. Очень привязаны к своим хозяевам, снисходительно-равнодушны к чужим, терпеливы к детям и не склонны к хулиганским выходкам. То есть качаться на люстре и мстительно писать на подушку — это не про них. И вопить по каждому поводу они не станут — картезианцы отличаются тихим голосом и редкой немногословностью. Они вообще практически не мяукают и тем более не орут — возможно, к этому их приучили дававшие обет молчания монахи. Ну а помурлыкать — это да, это с удовольствием. А вот если шартрез вдруг стал разговаривать, скорее всего, у него что-то болит, надо бежать к ветеринару.

Эти кошки весьма покладисты и без особого труда приспосабливаются к любым новым обстоятельствам. Обычно они спокойно путешествуют и не возражают против смены места жительства. Не обескураживает их и непривычная еда — с аппетитом у них все в порядке, так что отсутствие любимого корма их не огорчает. А вот что их действительно огорчает, так это необходимость конкурировать за хозяйское внимание с другими домашними питомцами: большинство шартрезов ревнивы как Отелло. Впрочем, сцен ревности они, как правило, не закатывают, хотя, конечно, иная наглая собака, оккупировавшая нужные кошке коленки, вполне может схлопотать по физиономии. И еще она схлопочет, если посмеет занять официальное кошачье место отдыха. Тут шартрез непреклонен, со своего личного диванчика или кресла он постарается изгнать не только зарвавшуюся собаку, но даже и драгоценного хозяина. Потому что нечего покушаться на святое!

Шартрезы умные, они быстро учатся — наблюдая за хозяевами, мигом понимают, чего именно делать не стоит. Вам не нравится, как кошка переложила ваши деловые бумаги? Что же, вскоре она наверняка перестанет шуровать на вашем рабочем столе — сообразила, что вы категорически против.

Эти очень деликатные и независимые кошки вполне способны сами себя повеселить — они спокойно остаются в одиночестве, особенно если снабдить их игрушками. Ну а если не снабдить, тоже не страшно — шартрезы очень любят поспать. Однако все на свете они не проспят: если в окрестностях случится мышь или крыса, шартрез ее вам поймает — эти ловкие и сильные кошки всегда были отличными охотниками.

Линяют они очень умеренно, расчесывать их надо, но не особо часто, пары раз в неделю достаточно. Если есть возможность, шартрезы охотно погуляют на улице, причем им не холодно и зимой. А страсть к побегам у кошек этой породы встречается редко — они слишком привязаны к своим людям, чтобы променять их на какую-то абстрактную свободу.

Шартрез — на редкость удобная кошка: милая, нежная, неприхотливая, спокойная и молчаливая. Единственное, с чем у вашего картезианца, скорее всего, будут проблемы,— это закрытые двери. Закрытых дверей эти кошки обычно почему-то категорически не приемлют и всеми силами пытаются их открыть. Ну и не надо ничего закрывать. Или вам есть что прятать от вашего шартреза?

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от 27.04.2018, стр. 46
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение