Коротко


Подробно

5

Фото: Courtesy of Chanel

Стиль для нас прежде всего

Никола Бо, Chanel

Глава часового подразделения Chanel Никола Бо привез в Базель третий мануфактурный калибр марки. Его получат новые женские часы Boy-Friend Skeleton.


— Это уже третий механизм Chanel, но многие до сих пор не понимают, нужен ли вам был первый.

— Десять лет назад мы поняли, что не можем медлить, иначе рано или поздно нашего поставщика выкупит кто-то из конкурирующих часовых домов. У нас прекрасные поставщики, мы получаем высококлассные механизмы, но мы стали так известны, что не могли больше рисковать. Мне это никогда не нравилось — быть зависимым от кого-то. При этом я не хочу, чтобы вы подумали, что мы все от начала и до конца теперь делаем сами. Это не так, и мы не скрываем этого. Более того, я горжусь, что мы работаем с прекрасными мастерами. Для нас это настоящая сокровищница знаний и умений. Но Chanel разрабатывает свои технологи или приобретает стратегически важные компании вроде механиков Romain Gauthier или вышивальщиков дома Lesage только для того, чтобы сохранить уверенность, что проблем с поставками у нас не будет.

— Почему тогда вы не остановились на одном механизме, базовом? Чем ваши калибры отличаются друг от друга?

— Наш первый механизм — Calibre 1 — предназначался для мужчин. Они очень ценят техническую сторону часов, для них чем сложнее часы, тем ценнее. Поэтому мы старались добиться не только красоты, но и сложности, интересных функций. Calibre 2 предназначен для женщин. Они тоже любят механические часы, но не по тем же причинам, что мужчины. Их мало интересуют шестеренки. Здесь мы оказываемся на совершенно другом рынке: женщины ценят механизм как дополнение, придающее часам завершенность. Поэтому мы попросили нашу студию нарисовать эскиз таким образом, чтобы механизм был скрыт. Чтобы шестеренки оказались примерно того же диаметра, что и лепестки нашего "цветка".

— Первый механизм был для мужчин, второй — для женщин. Для кого же третий?

— Calibre 3 не только для мужчин и не только для женщин. Он создан специально для наших часов Boy-Friend. Как вы помните, мы взяли для них за основу мужскую модель, чтобы создать женскую. Теперь в этом корпусе мы делаем часы, которые подойдут всем.

— С чего вы начинали — с образа или с механики?

— Мы всегда придерживаемся одного алгоритма. Сначала рисуем структуру часов, а потом решаем, каков будет механизм. У механизма, который мы придумали, много особенностей, продиктованных художественными соображениями. Первое, на что обращаешь внимание, очень легкие стрелки, выполненные из бежевого золота. Второе, чего мы хотели добиться, это отсутствие видимых осей и винтов. Одни шестеренки и мосты. И наконец, третье — все шестеренки здесь цельные. Часовщики редко применяют такие шестеренки, потому что их сложнее регулировать. Но мы не боимся сложностей!

Chanel Boy-Friend Skeleton в золотом корпусе и с бриллиантовым безелем

— Третий механизм похож на второй.

— Конечно! Когда вы видите перед собой все модели наших часов, вы понимаете, какой же он — стиль механики Chanel. Обязательно черный цвет и игра с его оттенками, обязательно черная окружность и, конечно, изображение льва, символа нашей компании. В целом же Calibre 3 — это полноценная разработка. Это не калибр "два дробь один". У нас теперь есть очень красивая коллекция, объединенная идеей простоты, гармонии, сочетания черного и золота.

— Причина перехода на собственное производство механизмов ведь кроется не в себестоимости? Как такой переход сказался на стоимости ваших часов?

— Конечно, разрабатывать собственные механизмы куда дороже, чем заказывать. У производителей могут быть те же шестеренки, уже готовые и выпускаемые тысячами. Но стиль для нас прежде всего. Я считаю, что в часовом искусстве главное красота, а не создание как можно более навороченных механизмов. И Chanel ищет то, что будет соответствовать ее стилю. Механизм должен подходить часам, а не наоборот. Конечно, часы с таким механизмом будут стоить дороже.

Рисунок мостов определил структуру механизма

— Появятся ли усложнения в линии собственных механизмов Chanel?

— В любом случае у нас не будет "великих" усложнений. На сегодняшний день я не знаю ни одного усложнения, которое подходило бы тому, что мы хотим делать. Ни турбийона, ни фаз Луны. Мы не хотим создавать механизмы ради механизмов. Мы их создаем ради красоты.

Беседовали Алексей Тарханов и Кирилл Сарханянц


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение