Коротко


Подробно

4

Фото: Courtesy of Chopard

Планета всего одна, другой не будет

Каролина Шойфеле, Chopard

Креативный директор и сопрезидент Chopard Каролина Шойфеле — сторонник "этичного" драгоценного сырья. Пять лет назад марка начала работать с сертифицированными поставщиками золота, а затем бриллиантов и изумрудов. На Базельской ярмарке Chopard объявила о том, что с июня этого года полностью переходит на производство изделий из золота, добытого с соблюдением этических норм.

— Расскажите о новых часах, посвященных Каннскому кинофестивалю.

— Самое важное в этом году для нашего часового направления — юбилей модели Happy Sport, которой исполняется 25 лет. Это знаковая модель, которая стала частью нашей ДНК. Наши новые часы созданы на основе Happy Sport, только вместо бриллиантов в них "плавает" миниатюрная Золотая пальмовая ветвь. Модель выпущена тиражом 25 экземпляров и сделана из "этичного" золота Fairmined. Мы начали его использовать пять лет назад.

Chopard Happy Sport Metiers d'Art Happy Palm из желтого "этичного" золота с перламутром и бриллиантами

— Было ли сложно убедить сотрудников компании перейти на "этичное" золото?

— Дело не в убеждении, просто все мы привыкли делать вещи определенным образом. И вдруг приходится менять свои привычки. Мы могли бы просто смешать "этичное" золото с обычным, сказать, что нам все равно. Но, возможно, потому, что мы швейцарцы, мы так делать не стали.

— Со сколькими шахтами вы сегодня работаете?

— С четырьмя. Есть еще несколько маленьких шахт, которые тоже скоро пройдут сертификацию, но это долгий процесс, нужно выполнить множество пунктов. Безопасность, отказ от химикатов, отсутствие детского труда, фиксированная зарплата. Список большой. Но один делает, и другие постепенно подтягиваются.

— Как вы думаете, почему участие в подобных проектах стало трендом?

— Это не тренд, а обязательное условие. Если мы хотим сохранить нашу планету такой, какая она есть, есть вещи, которые необходимо делать. Мы не можем больше рубить леса, доставать что-то из земных недр и бросать. Планета всего одна, другой не будет.

Chopard Happy Hearts. Кольцо из розового золота с таитянским перламутром и бриллиантами

— Важно сохранять тот регион, где ты живешь. Что вы делаете для Швейцарии?

— Швейцария — страна, где люди заботятся об окружающем их пространстве. Не бросают мусор на улице, сортируют отходы. Когда я делаю то же самое в моей квартире в Париже, мой бойфренд говорит, что я сумасшедшая, потому что все это грузится вперемешку в одну машину. И это Париж, столица Франции!

— В этом году Chopard предстоит провести Каннский кинофестиваль и автогонки.

— Да, гонка Grand Prix de Monaco будет проходить в первый уикенд Каннского фестиваля, ралли Mille Miglia — во второй. До этого был Базель. Но так всегда. Первая половина года у нас самая насыщенная.

— В Канне вы, как обычно, представите новую коллекцию? А потом летом в Париже на Неделе нaute couture?

— Мы также готовим презентацию для сентябрьской Недели моды в Париже. Каждое утро я отсматриваю эскизы. Мы уже много лет подряд делаем все эти презентации, так что привыкли к такому режиму.

— А ведь есть еще ваша знаменитая коллекция Green Carpet. В ней появится что-нибудь новое?

— В Канне мы представим новый камень.

— В партнерстве с Gemfields?

— Да. Сейчас в гонке участвуют несколько камней, посмотрим, какой победит.

Chopard Red Carpet Collection. Колье из белого золота и титана c танзанитами, аквамаринами, жемчужиной, цаворитами, розовыми и желтыми сапфирами, спессартитами и бриллиантами

— Сложно ли сертифицировать цветные камни?

— Это совершенно другой мир. Месторождения цветных камней находятся по всему миру, в самых отдаленных местах планеты. В Бразилии, Южной Африке, Южной Америке, Таиланде, Бирме. В Бирме, кстати, самые красивые рубины на свете, они не должны быть использованы не по назначению.

— Как же Gemfields собираются сертифицировать цветные камни?

— В процессе добычи изумрудов из Замбии они делают всю ту же работу, что и золотодобытчики. Едут на шахту, обучают рабочих, проверяют, убеждаются, что шахта безопасна. И когда начинают гранить грубый камень, проставляют номер, своеобразный баркод, который потом можно проследить. В прежние времена изумруд поступал в ювелирный дом, тот отдавал его клиенту, который потом продавал его на аукционе, где его покупал другой ювелирный дом. Иногда только по цвету и качеству камня можно определить его происхождение. Какая шахта, конечно, не знает никто, потому что их множество. Мы предпочитаем камни из первых рук. Медленно и верно мы меняем привычки ювелирного сообщества. Процесс очень сложный, но он уже запущен.

— То есть человек, покупающий часы и украшения Green Carpet, может быть уверен, что камни в них только что из-под земли?

— Да! Свежие, нетронутые.

Беседовала Екатерина Зиборова


"Стиль Часы". Приложение от 24.04.2018, стр. 18
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение