Коротко


Подробно

Фото: Сергей Михеев / Коммерсантъ   |  купить фото

Подмену детей оценили в миллион

Дочь жительницы Башкирии отсудила у Минфина России компенсацию за воспитание в неродной семье

Центральный районный суд Челябинска вчера обязал Министерство финансов РФ выплатить по 1 млн рублей компенсации морального вреда 31-летним местным жительницам Екатерине Тугановой и Люции Рамазановой, в девичестве — Тулигеновой. В 1987 году медики челябинского роддома перепутали новорожденных со схожими фамилиями, передав матери из Башкирии дочь семьи из Челябинской области, и наоборот. Для семьи одной из девочек эти обстоятельства имели серьезные последствия: отца осудили за убийство, мать умерла, страдая алкогольной зависимостью. Пострадавшие, указывая на полученные психологические и моральные травмы, просили назначить по 10 млн рублей компенсации, но суд удовлетворил требования лишь частично. В минздраве Челябинской области и роддоме вины медиков не признали.


В Центральном районном суде Челябинска вчера завершился процесс по заявлениям 31-летних Екатерины Тугановой и Люции Рамазановой (Тулигеновой) к минздраву области, ГБУЗ «Областной перинатальный центр» и Минфину России о взыскании 10 млн руб. морального вреда в пользу каждой из истиц. В январе 1987 года челябинские медики в роддоме перепутали новорожденных со схожими фамилиями. Екатерина Туганова, биологическая мать которой — уроженка Башкирии Эльвира Тулигенова, росла в семье биологических родителей Люции Тулигеновой, и наоборот.

Судьба семей сложилась по-разному. У Тугановых, где глава семейства был татарином,— относительно благополучно: отец принял дочь. В семье Тулигеновых дети попали в детский дом после смерти матери: главу семьи приговорили к сроку в колонии за убийство односельчанина, она пристрастилась к алкоголю и умерла. По информации соседей, одним из обстоятельств, приведших к разладу в благополучной башкирской семье, могла стать непохожесть дочери на родителей, вызывавшая осуждение у окружающих.

Факт путаницы в роддоме был установлен ДНК-экспертизой, которую год назад провели Екатерина Туганова и ее мать Зоя. Зоя Туганова сообщала СМИ, что еще в роддоме заподозрила, что ее ребенка подменили, но медики ошибку не признавали, а она сама побоялась настаивать. Матери новорожденной тогда пригрозили освидетельствованием у психиатра, что грозило потерей работы на железной дороге.

Экспертиза установила, что вероятность родственных отношений между дочерью и матерью Тугановыми равна нулю. Так как Зоя Туганова помнила фамилию женщины из Башкирии, которая рожала с ней в один день, они с дочерью разыскали девушку через социальные сети по фамилии и дате рождения. Люция Тулигенова-Рамазанова позже также провела ДНК-тест, который установил 99,9% вероятности ее родства с Зоей Тугановой.

Как рассказала „Ъ“ представитель Центрального районного суда Челябинской области Наталья Прохорова, в своих исках девушки указали, что невозможность общения с биологическими родителями, нарушение права на неприкосновенность частной жизни причинили им психологические и моральные травмы. Екатерина Туганова отметила, что после получения результатов анализа ДНК находится в стрессовом состоянии. Люция Рамазанова обосновала требования тем, что «воспитываясь в чужой семье, испытывала неприязнь со стороны окружающих, в результате ненадлежащего ухода и невнимания со стороны родителей получила инвалидность (по слуху. — „Ъ“), в дальнейшем воспитывалась в доме-интернате».

Истицы также заявили, что потеряли возможность провести время с родными: глава семейства Тугановых умер, равно как и Эльвира Тулигенова.

Представитель перинатального центра Челябинска возражал против удовлетворения исков и заявлял, что факт подмены в роддоме не был доказан. Он также указывал на то, что медцентр не отвечает за действия советского роддома. Кроме того, на момент рождения истцов ответственность за причинение морального вреда законодательно предусмотрена не была. Понятие морального вреда было установлено только в 1991 году, заявил юрист перинатального центра.

Представитель минздрава Челябинской области просил суд признать ведомство ненадлежащим ответчиком. Минфин РФ заявил о том же, отметив, что причинение морального вреда связано с деятельностью конкретного медучреждения.

Суд решил удовлетворить иск частично: взыскать с Минфина РФ за счет федеральной казны компенсацию морального вреда по 1 млн руб. в пользу каждой из истиц.

Истицы заявили журналистам, что пока не решили, будут ли подавать апелляционную жалобу на решение райсуда. На компенсацию они планируют купить жилье для Люции Рамазановой, которая живет в стесненных условиях с мужем и детьми.

Зоя Туганова также пыталась отсудить у перинатального центра компенсацию в размере 10 млн руб. за моральный ущерб. В августе 2017 года Центральный райсуд присудил ей выплату 1 млн руб. В пересмотре размера компенсации областной суд ей отказал.

Кира Дюрягина, Челябинск; Наталья Павлова


Коммерсантъ (Уфа) от 18.04.2018, стр. 8
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение