Коротко


Подробно

Малыши на госслужбе

регулирование

Госкомпании обязаны отдавать не меньше 10% от объема своих закупок сектору малого и среднего бизнеса. Благодаря появлению в этом секторе узких специалистов по госзакупкам этот порог уже существенно превышен.


"С государством работать интереснее и безопаснее, чем с коммерческими структурами, поскольку вероятность, что госструктура не заплатит по выполненному контракту, гораздо ниже. Даже, можно сказать, стремится к нулю!" — уверенно говорит 25-летний предприниматель Денис Проничев. Говорит он так не в силу присущего молодости оптимизма, а в силу, как ни странно, довольно приличного опыта работы в этой сфере: три принадлежащие ему компании работают с госзаказом уже пять лет и в настоящее время имеют суммарный годовой оборот около 60 млн руб.

Одним из первых видов деятельности Дениса был весьма технологичный и интересный, но не очень прибыльный: вместе с партнерами он создавал 3D-туры для музеев и выставок. Созданная вместе с партнерами, его компания, например, оцифровала внутреннее пространство Дома-музея Марины Цветаевой. Работа эта, как он говорит, оставила ему самые теплые воспоминания, а также стойкую уверенность, что заниматься нужно чем-то менее сложным с точки зрения взаимодействия с участниками процесса и более маржинальным. В результате компания переориентировалась на поставки по государственным контрактам — преимущественно мебельным.

Причиной такой специализации было то, что один из его партнеров имел долю в небольшом мебельном производстве, так что представление о бизнесе было. Тем не менее было решено сразу, что основную часть поставок будет занимать продукция, купленная на стороне. "Мы плотно работаем с правительством города Москвы — департаментом труда и соцзащиты населения, департаментом здравоохранения, и, составляя документацию для тендеров, они довольно часто привлекают нас как экспертов".

С начала 2014-го в силу вступил закон 44-ФЗ, согласно которому госкомпании, проводящие тендеры на поставки, обязаны проводить специальные тендеры для малого бизнеса и закупать на этих тендерах не менее 15% общего объема заказов. Кроме того, 223-ФЗ с 2016 года обязывает госкомпании с годовой выручкой более 2 млрд руб. совершать 18% закупок у субъектов малого и среднего предпринимательства (до 2 млрд руб. выручки и до 250 сотрудников). А 20 ноября 2017 года премьер подписал постановление, снижающее порог выручки компаний, которые должны осуществлять закупки у субъектов малого и среднего предпринимательства, до 500 млн руб.

Чтобы привыкнуть к новшествам, потребовалось время. "Какой малый бизнес? — возмущался в первый год вступления в действие закона один из руководителей крупной железнодорожной компании.— Размещаю я на тендере, допустим, занавески в купе. Да мне их нужно столько, что я крупную швейную фабрику на год работой загружу! А мне нужно сидеть ждать, когда мне их какое-то ИП пошьет".

В одиночку выходить на тендеры, как выяснилось, малому бизнесу действительно сложно. "Мы бюджетным учреждениям продаем напрямую всего 15-20%",— рассказывает 26-летняя Анна Родькина. Предприятие, основанное ее родителями, занимается производством спортивных сеток и плетеных ограждений. Анна была в бизнесе со школы ("В старших классах уже счета-фактуры оформляла"), а после учебы в Москве вернулась в родной Зарайск продолжать дело: "Вот сейчас у нас поставки выросли за счет чемпионата мира по футболу — довольно много спортивных сеток, нитяных ограждений требуется. Но на тендерах мы продаем зачастую дешевле, чем оптовикам — а продавать на тендерах куда хлопотнее. Все-таки это отдельный бизнес совсем".

29-летний Владимир Чебаев из Пензы с Анной абсолютно согласен: его предприятие как раз занимается посредническими услугами между производителями продуктов питания и госкомпаниями. "Работа с госкомпаниями — это целая отрасль: тут и логистика, и документация, и люди нужны со специальной подготовкой! — говорит Владимир.

Владимир господдержкой малого бизнеса очень доволен: "Не знаю, как в других регионах, а в нашем для малого бизнеса делается реально много. Налоговые льготы, бизнес-инкубаторы, защитные меры... Я вот работаю с сельхозпроизводителями и по ним тоже вижу, как ситуация выправляется. Столько кооперативов появилось: и молочные, и мясные..."

Появление нового класса посредников привело к тому, что доля малого бизнеса, и в частности ИП, в госзакупках существенно увеличилась. Если в 2013 году доля ИП в контрактах, заключенных через единую информационную систему в сфере закупок, составляла 1,6%, то в 2017-м — 3,27%. Согласно данным Единой электронной торговой площадки, количество извещений о закупках у представителей малого и среднего предпринимательства только за первый квартал 2018 года по сравнению с первым кварталом 2017 года выросло на 40%.

Эксперты продолжают считать, что количество нарушений при проведении торгов и аукционов остается значительным, но те, кто привык на этих конкурсах побеждать, так не считают. "Я от многих слышу, что с государством невозможно работать, что на тендерах все решено заранее, а участникам руки выламывают, заставляют снижать цену в два-три раза, что малый бизнес на постоплате не может выжить,— говорит Денис Проничев.— Но это не так. Конечно, малому бизнесу работать на постоплате очень непросто, но при правильном подходе к финансовой деятельности в компании данная проблема решается. По нашему опыту участия в тендерах минимальный процент снижения составляет 15%, а максимальный — 40% — в этом диапазоне мы работаем. Но поскольку во многих тендерах помимо цены прописаны такие критерии оценки, как репутация компании и опыт работы по госконтрактам, то мы довольно часто выигрываем за счет этих критериев. То есть сейчас госконтракт вполне цивилизованный".

При всем оптимизме в целом условия для существования малого бизнеса в нашей стране Денис оценивает негативно. "Поддержка малого бизнеса? Смешно! — возмущенно говорит Денис.— Мы сейчас сменили офис: бизнес у нас удваивается каждый год — приходится расширяться, переезжать, так вот простое действие поменять юридический адрес уже заняло у нас три месяца и еще не закончилось. ФНС постоянно отказывает в регистрационных действиях по необоснованным причинам! А для одобрения кредитной линии в банке справку об отсутствии задолженности перед бюджетом ФНС выдавала больше месяца. Потому что нашлась задолженность в 82 копейки! Пока ее погасили, пока ФНС зачислила их, пока документы прошли свой жизненный цикл... А малый бизнес — он на то и малый: ему перекрой кислород всего на месяц-другой — и все, конец!"

Но есть и хорошие новости, говорит Денис Проничев: "Луч света — это Тинькофф Банк. Одной кнопкой мы сейчас решаем вопросы, которые когда-то у нас занимали недели. Это, можно сказать, ключевой фактор нашего роста. Для клиентов в банке существует налоговый календарь, который заранее извещает, когда пришел срок оплаты налога, приложение даже может рассчитать его сумму, задаст пару несложных вопросов — и вот декларация готова. А сейчас мы совместно с Тинькофф-банком прорабатываем программу софинансирования с МСП-банком (принадлежит Федеральной корпорации по развитию малого и среднего предпринимательства). Этот банк реализует программу финансовой поддержки малого и среднего бизнеса по всей стране, и в том числе с помощью этих программ мы надеемся в нынешнем году свой бизнес снова удвоить".

Елена Разина


"Малый бизнес". Приложение от 18.04.2018, стр. 22
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение