Коротко


Подробно

Фото: Ирина Бужор / Коммерсантъ   |  купить фото

Наградили как по нотам

Итоги «Маски» в опере и мюзикле

Лучшим оперным спектаклем стал «Билли Бадд» Большого театра, а лучшим режиссером — Кирилл Серебренников, поставивший в «Геликон-опере» оперу «Чаадский». Откликаясь на злобу дня, оперные итоги выглядят совершенно адекватными картине насыщенного сезона, считает Юлия Бедерова.


Такого сильного конкурса не случалось очень давно. Возможно, еще давал себя знать отложенный эффект долгосрочного оперного планирования: даже когда деньги кончились, некоторые театры предпочли ставить меньше да лучше или осуществлять принципиальные мечты. Как, например, Екатеринбургский оперный театр, который регулярно обращается к потенциально востребованному, но редкому репертуару и в этот раз поставил «Пассажирку» Моисея Вайнберга. Спектакль получился хороший, хотя и без интерпретационной тонкости, и стал важным номинантом, но не победителем. А вот партия Надежды Бабинцевой в «Пассажирке», принесшая ей долгожданную новую «Маску» за лучшую женскую роль, сделана вокально и актерски предельно убедительно, добавляя аккуратной режиссерской концепции человеческий и эстетический объем.

У Бабинцевой, так же как у награжденного за лучшую мужскую роль Евгения Ставиского (Мефистофель в «Фаусте» Новой оперы), были серьезные конкуренты. Среди них сразу две мариинские сопрано из «Саломеи», Лариса Гоголевская (Иродиада) и Елена Стихина (Саломея), и три выдающиеся партии в «Билли Бадде»: Гидон Сакс (в роли Джона Клэггарта), Джон Дашак (Капитан Вир) и звезда англо-российской премьеры Юрий Самойлов в роли Уильяма Бадда, певец из России, профессионально выросший в Европе. Жаль, что жюри не воспользовалось возможностью подчеркнуть «Маской» это блестящее открытие российского артиста на мировой сцене. А вот спецприз «За уникальный творческий дуэт в спектакле Большого театра "Манон Леско"» Анне Нетребко и Юсифу Эйвазову выглядит как нечто среднее между поощрительным и почетным.

Еще один спецприз («За художественную целостность и создание новаторской формы музыкального спектакля ансамблем авторов и исполнителей») ушел всей творческой команде пермского спектакля «Cantos». Награда не смотрится ни вынужденной, ни кокетливой, она просто компенсирует прорехи существующей структуры номинаций — так, невозможно было бы при всем желании отдельно номинировать хор Пермской оперы. Получала премию художник Ксения Перетрухина, она и произнесла со сцены первой имя еще одного человека — сидящего в тюрьме Алексея Малобродского, который оказался одним из, увы, отсутствовавших в зале главных героев церемонии наряду с Софьей Апфельбаум и, конечно, Кириллом Серебренниковым. За тот же «Cantos» в номинации «Лучшая работа композитора в музыкальном театре» (где состязался буквально весь цвет актуального композиторского поколения) «Маску» получил Алексей Сюмак, и тут сложно не вспомнить, что его публичная популярность начиналась с резонансных проектов «Платформы» и сотрудничества с Серебренниковым.

В присуждении режиссерской «Маски» самому Серебренникову (ее получал продюсер и художник Павел Каплевич, сказавший со сцены: «Кирилл, мы с тобой») нет никакой натяжки: ситуация уголовных преследований, грозящих отменой свободной конкуренции идей, и есть главная тенденция театральной жизни, не заметить которую было бы прекраснодушием. Нет и подмены стандартов: эффектный «Чаадский», построенный на выразительном режиссерском трюке и изысканной музыке Александра Маноцкова,— редкий пример независимого музыкального театра, коммерческого, но качественного.

Да и остальные «Маски» распределились по объективно лучшим спектаклям, хотя и в профессионально субъективном порядке. Приз за свет высветил мариинскую «Саломею», а дирижерская «Маска» уехала с Оливером фон Дохнаньи в Екатеринбург, оставив ни с чем, например, выдающуюся по мировым меркам работу Уильяма Лейси в «Билли Бадде» и российский оперный дебют Владимира Федосеева («Турандот» в «Геликон-опере»).

«Билли Бадд», впрочем, удостоился еще и оформительского приза — его получил Пол Стейнберг, выигравший у десяти соперников, включая художников не оперы, но мюзикла: «Безымянной звезды» Новосибирского музтеатра и «Суини Тодда, маньяка-цирюльника с Флит-стрит» Театра на Таганке. «Суини Тодда» отметили «Масками» за лучший спектакль, за режиссуру (Алексей Франдетти) и лучшую мужскую роль (Петр Маркин). Евгения Огнева забрала награду за роль второго плана в «Безымянной звезде», а Анастасия Ермолаева — за главную роль в еще одной классической партитуре «Микадо, или Город Титипу» (постановка Екатеринбургской музкомедии).

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение