Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

«Нет гарантий, что подобные кризисы не будут повторяться»

Максим Юсин в эфире “Ъ FM” — о действиях США

Дональд Трамп был готов нанести удар по российским объектам в Сирии, сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на свои источники. Президент США предлагал своим советникам рассмотреть возможность обстрела российских и иранских целей, если это будет необходимо для поражения сирийской военной техники. Против такого сценария выступил глава Пентагона Джеймс Мэттис, посчитав, что ответ Москвы и Тегерана может быть опасным. Трампу предложили три варианта удара. В итоге он утвердил гибридный сценарий. Ведущая Дарья Надина обсудила новость с обозревателем отдела внешней политики “Ъ” Максимом Юсиным.


— Насколько вероятно, что в Белом доме действительно рассматривали сценарий, включающий поражение российских объектов в Сирии? Почему Трамп мог склоняться к такому варианту?

— Я думаю, вероятность близка к 100%, потому что и до этого были многочисленные источники, заявлявшие, что рассматриваются и более жесткие варианты. Как правило, когда мы общались с западными собеседниками в момент подготовки ударов, они самым вероятным сценарием называли массированный удар по сирийской военной машине, то есть там не уточнялось, что еще и российские ПВО будут затронуты.

Но у The Wall Street Journal хорошие источники в администрации президента США, и я думаю, что можно верить тому, что они сообщили. Это очень опасно, очень тревожно. Мы ощущали, может быть, где-то на уровне интуиции, что мир как никогда близок к повторению Карибского кризиса. Вот все так и было.

— К чему бы могла в принципе привести реализация такого сценария? Что произошло бы, если Трамп действительно ударил в том числе и по российским объектам?

— Сценарий был такой. В этом случае у России не было бы, наверное, никакой возможности не реализовывать угрозы главы Генштаба господина Герасимова, который сказал, что сбивать в этом случае будем не только ракеты, но и уничтожать носители. Носители — это самолеты и корабли. То есть дальше уже два-три шага до полномасштабной войны России с Соединенными Штатами, в том числе, возможно, и ядерной. То есть в ответ на уничтожение какого-нибудь корабля американцы уже наносили бы мощнейший удар по нашей базе Хмеймим. После ее уничтожения, потому что не было бы теоретической возможности ее отстоять — слишком далеко она от основной территории — Россия отвечала бы уже ударом по авианосцам. А это война.

И тот факт, что президент Трамп всерьез рассматривал вариант, который мог привести к такой полноценной войне, в очередной раз подтверждает правоту тех, кто год назад после его избрания схватился за голову, потому что неадекватный, настолько непредсказуемый и эмоциональный политик создает угрозу для мира, для безопасности.



К сожалению, ему действительно не место в Белом доме. Но вот у нас это осознали достаточно поздно, и уже ничего изменить нельзя. Еще почти три года его терпеть и нам, и американцам, и всему миру. И нет еще при этом никаких гарантий, что не будут повторяться такие кризисы, потому что реакции Соединенных Штатов и Запада в целом на сообщение о применении химического оружия в Сирии была на уровне условного рефлекса. То есть появилось сообщение, и все, уже виновный известен, понятно дальнейшее развитие событий — что будут бить по Асаду.

Получается, что каждый раз те, кто заинтересован в таком развитии событий, могут устраивать стопроцентную провокацию, если уже известно, как будет Трамп реагировать. И удастся ли Джеймсу Мэттису его во второй раз убедить не наносить удар по российским объектам, непонятно. Все зависит от того, в каком настроении господин Трамп с утра проснется. Это все чудовищно опасно, на самом деле.

— Если говорить опять же про сценарии, возможные в будущем, США ведь наверняка не остановятся на том, что уже произошло, и будут наносить снова удары по сирийским объектам. Возможно, и по российским объектам тоже могут ударить. Как вам кажется, как скоро завершится эта кампания?

— Так все зависит от новых сообщений о применении химического оружия. То есть здесь, конечно, России надо проявлять максимальную бдительность. Но, как выясняется, даже бдительность не помогает, потому что за несколько недель до якобы применения химического оружия в Думе уже заявляли российские представители, что такая провокация готовится. Путин за несколько дней до этого, будучи с визитом в Анкаре, на пресс-конференции с президентами Ирана и Турции тоже заявлял об этом. Но, тем не менее, к этому вообще никто не прислушивается. Нет ни малейших сомнений в том, что если происходит инцидент с химическим оружием в Сирии, то виноват в этом Башар Асад. И скоординированная согласованная позиция Запада заключается в том, что в таких случаях будут наносить удар.

Получается, что в этот раз удалось чудом, как мы уже видим, разрулить ситуацию, и, в общем-то, все прошло, можно сказать, по касательной. Но, повторяюсь, уверенности в том, что в будущем произойдет так же, нет, а новые искушения появятся, потому что еще как минимум несколько анклавов правительственным войскам надо ликвидировать. Речь, в частности, идет о Восточном Каламуне и лагере Ярмук, который тоже находится в пригороде Дамаска. Более того, он контролируется не просто какой-то джихадистской группировкой, а самим «Исламским государством». То есть остановиться Асад сейчас не может по логике войны. А если он не остановится, значит, его противники получают шанс вновь попытаться сделать конфликт общемировым с помощью провокаций.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение