Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Нидерланды как будто не при делах

Как голландский министр молчал на пресс-конференции с Сергеем Лавровым

Вчера в Москве — впервые с 2015 года — побывал министр иностранных дел Нидерландов. Стеф Блок совсем недавно сменил на посту главы голландского МИДа своего предшественника Халбе Зейлстру, вынужденного уйти в отставку из-за скандала, связанного с Россией. Вопреки множеству тем, по которым Москва и Амстердам придерживаются диаметрально противоположных взглядов, министру иностранных дел РФ Сергею Лаврову не составило труда переспорить своего нового коллегу. Тот просто не отвечал.


Стеф Блок занимает пост министра иностранных дел Нидерландов чуть больше месяца — с 7 марта. До этого на протяжении многих лет он был депутатом парламента от Народной партии за свободу и демократию, затем три года занимал должность министра по вопросам жилищного хозяйства, а потом еще пару месяцев возглавлял МВД. Главой МИДа он стал благодаря скандалу, из-за которого вынужден был уйти в отставку его предшественник Халбе Зейлстра.

Халбе Зейлстру ждали в Москве 13 февраля, однако за день до этого он неожиданно покинул свой пост. Поводом послужил скандал вокруг заявлений, которые Халбе Зейлстра сделал ранее, пересказав якобы услышанные им в 2006 году слова Владимира Путина о великодержавных амбициях Москвы. Голландский дипломат утверждал, что российский президент говорил о «великой России, в состав которой должны войти Россия, Белоруссия, Украина, Казахстан и страны Прибалтики».

Однако, как выяснилось, ни на одной встрече с российским лидером Халбе Зейлстра не присутствовал, а слова Владимира Путина, прозвучавшие на приеме для иностранных предпринимателей, пересказал неправильно. Как только обман вскрылся, на министра обрушилась критика со стороны правящей партии и оппозиции, и он принял решение сложить полномочия.

Стеф Блок до этого со спецификой дипломатической работы не сталкивался и тем более не имел дела с такими опытными в этой сфере визави, как Сергей Лавров, занимающий свой пост уже 14 лет. Возможно, именно этим фактором объясняется тот факт, что голландский гость не решился вступить в публичный спор со своим российским коллегой даже по вопросам, по которым стороны придерживаются диаметрально противоположных позиций.

Ярче всего это проявилось в ходе пресс-конференции по итогам их переговоров, когда голландский журналист спросил, не намерены ли власти Нидерландов вводить санкции против России за «недостаточно полное сотрудничество» в деле о расследовании крушения Boeing 777.

Напомним, борт «Малайзийских авиалиний», следовавший рейсом МН17 из Амстердама в Куала-Лумпур, был сбит в небе над Донбассом 17 июля 2014 года. Из 298 погибших большинство являлись подданными Нидерландов. «Министр Лавров и я полностью согласны, что все страны должны выполнять резолюцию 2166, которая требует сотрудничества и помощи в расследовании трагедии,— уклончиво ответил Стеф Блок.— Мы оба согласны с этим и хотели бы наконец найти правду». Журналист еще раз повторил свой вопрос, чуть перефразировав его. Однако Стеф Блок вновь ушел от ответа: «Министр Лавров подтвердил мне, что Россия готова работать в соответствии с резолюцией Совбеза».

Комментарий Сергея Лаврова был куда более жестким. Он напомнил, что именно Россия была одним из инициаторов принятия резолюции 2166, «которая потребовала тщательного, объективного международного расследования трагедии, произошедшей с рейсом МН-17, и поручила регулярно докладывать Совбезу ООН о продвижении этого расследования». «От нидерландского правительства мы получили только одно письмо самого общего содержания, без каких-либо конкретных фактов. Это было летом 2015 года. С тех пор никакой информации в Совбез не поступало,— сообщил он. — Также, вопреки этой резолюции, генеральный секретарь ООН ни разу не доложил о том, что происходит, хотя обязан это сделать». При этом российский министр отметил, что Москва неоднократно выказывала озабоченность «по поводу того, как организовано следствие» по этому делу.

По его словам, Россия передала следователям «значительный объем информации, в том числе первичные необработанные данные радиолокационного наблюдения за воздушной обстановкой в момент катастрофы». «Эти данные нельзя подделать и видоизменить. Они четко показали отсутствие ракеты с того направления, откуда, по мнению следственной группы, она была запущена»,— сказал он. Напомним, международная группа экспертов пришла к выводу, что ракета была запущена с территории, контролировавшейся вооруженными силами самопровозглашенных республик Донбасса. «В ответ, а он поступил через очень продолжительный период времени, нам сказали, что есть двое неких независимых экспертов (имена их не назвали), которые, рассмотрев данные нашего объективного радиолокационного контроля, заявили, что наши радары не увидели и не могли увидеть ракету, потому что она быстро летела. Для специалиста вся абсурдность этого заявления очевидна»,— продолжил глава МИД РФ.

Стеф Блок наверняка мог бы что-то добавить, возможно, даже возразить, но он промолчал.

Не стал он спорить и с заявлением Сергея Лаврова по Сирии. Российского министра попросили прокомментировать заявление премьер-министра Нидерландов Марка Рютте о том, что, «если США нанесут удар по Сирии, он к этому отнесется с пониманием». «Смотря о каком понимании идет речь. Если о том, что это нужно было сделать просто для смены режима президента Сирии Башара Асада,— это один вариант,— ответил Сергей Лавров.— Если понимание того, что было все-таки применено химическое оружие, то я бы советовал дождаться результатов работы миссии Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО.— “Ъ”), которая не очень быстро, без чрезмерного энтузиазма, но под нашим давлением и давлением сирийского правительства выехала в Сирию и должна прибыть в Дамаск в субботу утром». По словам главы МИД РФ, Москва рассчитывает, что комиссия «без промедления поедет в город Думу, где никаких подтверждений применения химического оружия, хлора или какого-либо другого вещества российские специалисты, которые обследовали это место, не обнаружили». «Более того, у нас есть неопровержимые данные о том, что это была очередная постановка и к ней приложили руку спецслужбы одного государства, которое сейчас рвется в первых рядах русофобской кампании»,— добавил он.

В своем вступительном слове Стеф Блок одной фразой дал понять, что Нидерланды считают позицию России по Сирии в Совбезе ООН неконструктивной, однако во время вопросов и ответов позицию своего премьера объяснять или защищать почему-то не стал.

В третий раз он промолчал, когда корреспондент “Ъ” попросил Сергея Лаврова прокомментировать доклад ОЗХО, в котором подтверждаются выводы Великобритании относительно химического состава вещества, которым пытались отравить экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь. «Такие политики, как (глава британского МИДа.— “Ъ”) Борис Джонсон, стали в очередной раз пытаться исказить истину и говорить, что заявление ОЗХО означает поддержку всех без исключения выводов Великобритании, включая highly likely ("весьма вероятно", фраза, использованная премьером Великобритании Терезой Мэй при обвинении российских властей в причастности к инциденту в Солсбери.— “Ъ”). Это очередной эксцесс данного политика, к нему уже все привыкли», — ответил Сергей Лавров.

Стеф Блок мог бы заступиться за британского коллегу. В конце концов, власти Нидерландов в знак солидарности с Великобританией по «делу Скрипаля» выслали из страны двух российских дипломатов. И ничего, что вопрос был адресован не ему,— Сергей Лавров часто вступает в дискуссию, если ему есть что возразить на слова собеседника. Но гость ничего говорить не стал.

О том, что между Россией и Нидерландами есть противоречия, и серьезные, можно было судить только по тому, что после пресс-конференции дипломаты вопреки традиции не подали друг другу руки.

Елена Черненко


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение