Коротко


Подробно

Фото: Андрей Веселов / РИА Новости

«Красивую русскую легенду о "Новичке" можно забыть»

Химик Леонид Ринк — о выводах ОЗХО по поводу отравления в Солсбери

Создатели вещества «Новичок» разошлись в оценках доклада Организации по запрещению химического оружия. Накануне ОЗХО опубликовала результаты расследования инцидента в Солсбери. Инспекторы заявили, что бывшего полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочь отравили неким «невероятно чистым» токсическим веществом без примесей. Название «Новичок» в открытой части документа не фигурирует. Вил Мирзаянов, называющий себя одним из создателей этого класса веществ, в интервью «Коммерсантъ FM» ранее заявил, что в ходе преступления были нарушены условия применения этого яда. Однако другой участник разработок — доктор химических наук и эксперт по вещественным доказательствам Леонид Ринк — не согласен с Мирзаяновым. В беседе с радиостанцией он высказал мнение, что изначально было использовано принципиально другое вещество.


— Организация по запрещению химического оружия представила доклад, который касается отравления Сергея Скрипаля и его дочери. В частности, они подтвердили, что британской полицией были сделаны правильные выводы относительно вещества, которым были отравлены эти люди. Ранее британские власти говорили, что это вещество относится к классу «Новичок». При этом эксперты ОЗХО обратили внимание, что образец был некоей высокой чистоты. Что могут означать такие показатели с точки зрения химии, как это сказывается на свойствах яда? Почему, по вашему мнению, несмотря на различные заявления специалистов об этом веществе, эти люди выжили?

— Некоторое время назад в СМИ появилась информация, что на ручках дверей дома Скрипаля нашли вещество в виде геля, помните? На этом фоне очень странным выглядит заявление, что вещество совершенно чистое: если применяется гель, то основное содержание в этой смеси — само гелеобразующее вещество. То вещество, о котором они пишут — это обычная прозрачная жидкость, подвижная, никакого геля нет.

Раз это моновещество какое-то чистое, значит, закрыт вопрос о названии «Новичок». Почему? Потому что «Новичок» — это система применения, и в этой системе применения столько разных веществ, что содержание основного вещества в лучшем варианте может быть чуть выше 30%, все остальное будут примеси.



Поэтому эту красивую русскую легенду можно забыть. Поскольку в этом сигнале нет природного вещества, они заявили, что секретную часть они сообщат только членам международной организации, к которой Россия, кстати, тоже относится. Поэтому, полагаю, что уже эти данные могут быть у наших экспертов, поэтому дальше, я думаю, сообщат, о каком веществе шла речь.

Самое важное — так же, как и высшие деятели лаборатории центра Портон-Даун, конечно, никто не мог сказать, какое отношения имеет Россия к этому делу. Просто вещество. Кем сделанное, зачем сделанное? Я уже говорил ранее, что у России нет вообще ни малейших оснований для такого поступка: абсолютно ненужный человек, абсолютно ненужное место, абсолютно ненужное время. У каждой суверенной военной химической страны, к которым относятся и Россия, и Великобритания, и Штаты, и Франция с Германией и так далее, имеется набор так называемых диверсионных ядов, которые работают без промаха, которые дают нужный эффект.

Но я хотел бы напомнить вам недавнюю историю. Первый сигнал после происшествия в марте: это отравление фентанилом. Что такое фентанильные отравления? В Англии за год погибает 2,5 тыс. людей от фентанильной наркомании. Фентанил — это класс соединений, которые были применены в России, на Дубровке, если вы помните. Это обезболивание до обездвиживания. Тогда становится совершенно понятно, что в районе скамейки просто спреем обработали, и они легли — точно так же, как ложились на Дубровке. И точно так же через достаточно короткое время они оклемались и вышли. Заметьте, не было симптомов фосфорных отравлений никаких, об этом даже речи не было нигде и никогда. Но они вышли точно так же, как должны выходить из фентанильных отравлений. В военное время мы занимались обезболиванием очень много, и даже в 90-х годах я руководил производством одного из сильнейших наркотических обезболивающих — промедола. Поэтому все виды подобных веществ мы очень тщательно изучали — гражданскую фарминдустрию и военных в полевых условиях надо было обеспечить обезболивающими веществами. И я хорошо знаю, что такое фентанильные обработки — производные — для обезболиваний и обездвиживаний.

Собственно, по тому решению, которое сделало военно-химическое международное объединение, можно было сказать: что изволили, то мы и ответили. Как вопрос был поставлен, так вопрос был и отвечен. Что это Россия — сказать нельзя. Что фосфороорганическое вещество почему-то вдруг стало чистым — это совершенно удивительно. Чистое вещество — это смерть в чистом виде, они бы от этой ручки не отошли дальше, чем на 50-100 метров.

— Вы упомянули, что «Новичок» — это не какой-то один яд, это система применения. Не могли бы развить эту мысль?

— В России, в СССР не было задачи такой сделать бинарную систему. Почему такая задача не ставилась руководством СССР? Территория у нас громадная, и арсеналов, в которых можно было разместить моновещества, то есть запасы технологические уже в бомбах, в снарядах и так далее, у нас много было. Если точнее, семь штук, сейчас они все уничтожены целиком. Поэтому до 1980 года у нас в стране считалось, что у нас и с моновеществами все в порядке. Но поскольку американцы и прочие страны активно развивали именно бинарные системы, то для начала была поставлена задача проверить американские системы, информацию о которых они, естественно, публиковали в разных источниках, наши информационные каналы всю информацию имели на эту тему. Мы проверили американские штуки, увидели, что они, мягко говоря, плохи. Для начала развили их системы до нормального функционирования, а потом стали смотреть на свои моновещества, какое из них можно было сделать в виде бинарного исполнения — из двух малотоксичных соединений, как минимум, из двух. Причем в каждой из этих половинок была еще куча катализаторов скорости реакции — чтобы не взорвалось ничего, не загорелось и так далее. Много добавок, которые разбавляют основное вещество. Поэтому я и сказал, что в самом идеальном случае 40-50% нужного вещества — это максимум, которое можно было бы выжать из бинарной системы. Поэтому она всегда слабее моновеществ. Раз такой тренд был, у нас тоже на эту тему было несколько каких-то идей. Некоторые из них получили порядковые номера с названием «Новичок» — некоторые из систем, которые прорабатывались. Кстати, многие из этих систем были вообще нетоксичные. Они нужны были для оптимизации конструкции ракеты, снаряда и так далее. Поэтому слово «Новичок» ни о чем не говорит вообще — если кто знает это дело, то он должен говорить: «"Новичок" какой номер?» Тогда это как-то будет более или менее конкретно.

Поскольку сейчас ОЗХО не сказала, какая формула была в случае господина Скрипаля, то можно себе представить, что они стали оправдываться тем, что люди совершенно не поразились. А это можно сделать только несколькими путями. Первое — вещество или система было угроблено гораздо раньше, чем приехало в Англию, оно уже 20 лет как умерло. Второе — неграмотное применение. Это со стороны профессионалов, естественно, практически невозможно, потому что отправить человека, который вообще не понимает, что делает — все признают, что это чушь собачья. Третье — если люди неправильно схватились. Но, заметьте, 4 марта про отравление Скрипалей было написано, что это фентанильное отравление, но буквально на следующий день это сообщение было ликвидировано. И дальше пошел уже российский след и так далее.

Поэтому я полагаю, что уважаемые эксперты анализировали тот самый эталон из Портон-Дауна, который, естественно, сделан чисто. Потому что в реальности, если бы была такая чистая обработка ручек, чего угодно, то трупы бы лежали пачками.



Об этом говорить было бы просто неприлично. Поэтому мое мнение такое: возможно, была какая-то пробирочка, может быть, с Украины или еще откуда-нибудь, с красивой надписью «Русский новичок» или что-нибудь в этом духе. За это наверняка получили деньги, но, к сожалению, товар оказался, мягко говоря, сильно «с душком». Название было, а проку не было никакого. В отравлении я не вижу совершенно фосфорных симптомов, вообще не вижу. А комиссия что просили, то и написала.

— Ранее мы говорили с Вилом Мирзаяновым, который называет себя одним из создателей «Новичка». Он говорит, что яд, который мог применяться, слишком хорошо взаимодействует с водой — если, условно говоря, его бросить в воду, то от него ничего не останется. И он как раз упомянул, что 4 марта в Солсбери была достаточно влажная погода. То есть Мирзаянов утверждает, что яд мог быть просто испорчен условиями, в которых он применялся. Насколько вероятно такое развитие событий?

— Вил Султанович Мирзаянов — это обычный хроматографист, человек, который работает на хроматографах. Что ему принесут, то он и анализирует. Последний десяток лет он работал в системе ПДИТР, как у нас назвалось — «противодействие иностранным техническим разведкам», то есть его задачей были вообще выхлопы из труб. Никакие не «Новички», не системы. Он в этом деле никогда ничего не делал и никогда ничего собственного не имел. Это я говорю официально абсолютно. Мы с ним неоднократно виделись. Он был научным руководителем моего приятеля.

Вил Султанович, конечно, работал в ГосНИИОХТе много лет, талантливый хроматографист. Правда, уволили-то его за хищение спирта, а не за какие-то политические взгляды.



После этого он стал, простите, «политически выездной» — это была легенда, которая ему позволяла не сесть в тюрьму по простой уголовке. Как его выпустили — я не знаю, это не мои вопросы. Поэтому когда он говорит про водный гидролиз фторамидов, мягко говоря, он делает две большие ошибки: первая — если комиссия выяснила, что это чистое вещество без примесей, простите, какой водный гидролиз, какое разложение? Либо вещества нет, и есть фосфорные кислоты — продукт гидролиза этого яда, тогда, простите, и комиссия должна была найти именно их, а не какое-то целевое вещество. Второе — если и был какой-то дождь, то это обстоятельство могло со временем немалым приводить к деинтоксикации вещества. Я хотел бы вам напомнить, что пробы ОЗХО были посланы через две недели или даже позже, и то, что находилось на дверной ручке, нашли тоже недели через две-три. Кстати, никто не поразился при этом, что из тех неодетых полицейских, которые у этой ручки бегали, из тех, кто работал с животными в доме, все живы-здоровы. Поэтому я считаю, что это вещество, если и было когда-то, привезено кем-то. Это фентанильное отравление позже переквалифицировали в фосфорное, чтобы был российский след, только для этого. А применили вещество практически мертвое уже, если это было чужое вещество. Если чистое, о котором пишет комиссия — значит, это образец из Портон-Дауна, никакого гидролиза, мы видим, нет в этом веществе, никаких примесей нет — значит, слово «Новичок» ликвидировано этой комиссией. «Новичок» — это много, очень много примесей всяких.

Беседовал Александр Губанов


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение