Коротко


Подробно

Фото: Станислав Тихомиров / Коммерсантъ   |  купить фото

Сделки оказались под угрозой

Какие активы будет сложно продать из-за санкций

Американские санкции поставили под угрозу сделки на $15 млрд — по оценке Forbes, это максимальная сумма соглашений, которые планировали заключить российские бизнесмены. Речь идет о предпринимателях, попавших в «черный» список Минфина США — в частности, Викторе Вексельберге, Олеге Дерипаске и Сулеймане Керимове. Минимальный ущерб от срыва договоренностей составит $1 млрд, уточняет издание.


Какие именно сделки могут не состояться?

Санкции США могут помешать продаже банка «Возрождение»: на актив братьев Ананьевых претендует фонд Bonum Capital, который СМИ связывают с сенатором и миллиардером Сулейманом Керимовым. Кроме того, на этой неделе появилась информация и пересечениях интересов фонда и Олега Дерипаски. ЦБ предписал Ананьевым продать «Возрождение» до 4 июня. По данным "Ъ", цена сделки будет символической — 1 рубль. Между тем, капитализация банка превышает $130 млн, и это только треть от его капитала.

Напрямую с Олегом Дерипаской связаны возможные сделки по переделу долей в «Норильском никеле». Бизнесмен контролирует через «Русал» почти 28% акций компании. До введения санкций обсуждались два сценария, один из них — раздел пакета Романа Абрамовича между Дерипаской и Владимиром Потаниным, последний готов потратить на покупку $770 млн. Расходы Олега Дерипаски оцениваются чуть ниже — $510 млн. Акционеры-соперники не исключали и запуск «русской рулетки» в «Норникеле» — аукциона по выкупу долей друг друга.

Санкции могут помешать и Виктору Вексельбергу. Его группа «Ренова» с прошлого года пытается продать свои платиновые активы, на которые претендует золотодобывающая компания GV Gold. Сумма потенциальной сделки превышает — $500 млн.

Новые санкции США действительно могут угрожать сделкам российских бизнесменов, отметил партнер адвокатского бюро Herbert Smith Freehills Алексей Панич:

«Сложность, в основном заключается в том, что, если в сделке предполагается участие SDN [Specially Designated Nationals And Blocked Persons List — фигурант «черного» списка Минфина США — прим.ред.], то понятно, что американские лица не могут в таких сделках участвовать. Все остальные лица участвовать могут, но при этом подвергают себя риску вторичных санкций — такое лицо будет само подвергнуто санкциям. Возникает вопрос, что такое существенная сделка. Но это оценочный критерий, поэтому здесь всегда очень сложно понять, каким образом OFAC [Управление по контролю над иностранными активами — прим.ред.] будет оценивать, существенная это сделка или нет. Если банки либо финансовые организации способствуют совершению сделки, то точно так же, как и контрагент, подвергаются риску вторичных санкций. Можно вместо того, чтобы продать весь актив одному лицу, продать его по частям независимым лицам. Для каждого лица, которое купило часть, риск подвергнуться вторичным санкциям существенно ниже. Если какой-то актив приобретается на бирже, 1-2-3% акций SDN, то, наверное, риск здесь не очень большой. Если опять же сделка связана с SDN, то расчеты в долларах не могут быть реализованы, поэтому расчеты должны производиться в иных валютах. Расчеты, я думаю, что на самом деле несут за собой крайне низкий риск, а вот предоставление финансирования — этот риск не зависит от того, в какой валюте происходит предоставление финансирования».

Несмотря на новые санкции, группе «Ренова» Виктора Вексельберга удалось снизить свою долю в швейцарской компании Sulzer. Хотя ранее СМИ сообщали о заморозке американских счетов концерна.

Юлия Кошкина


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение