Коротко


Подробно

31

Фото: Сергей Ермохин / Коммерсантъ   |  купить фото

Поселок таборного типа

Фотограф Сергей Ермохин присмотрелся к оседлой жизни цыган

В крупнейшем таборе России, под Петербургом, близ станции Пери, уже несколько десятилетий живут около полутора тысяч цыган. Работают, рожают детей и, конечно, играют свадьбы


Боря и Снежана первый раз увиделись в среду на смотринах. А в пятницу половина табора уже гуляла на их свадьбе в цыганском поселке у железнодорожной станции Пери. Все, как принято у местных цыган-котляров: с обильным угощением, которое оплатила семья жениха, с широкими столами в двух домах, с приглашенными русскими артистами, синтезатором, танцами во дворе. На вопрос: "А регистрация или венчание будет?" племянник невесты улыбается: "Нет. Зачем торопиться? Это потом, когда дети пойдут".

От них веет пушкинской Бессарабией — кочевые котляры пришли в Россию из Молдавии и Румынии. От других этнических групп цыган эти люди сильно отличаются по образу жизни, нравам и языку. Они не так интегрированы в общество, живут замкнуто, зато некриминализированы, известны как "котельных дел мастера" — таборы когда-то передвигались на кибитках от одного населенного пункта к другому, где женщины обычно гадали, а мужчины лудили металлические котлы, тазы, кастрюли. И хотя красные рубахи и кнуты уже редко можно увидеть у цыганских мужчин, зато женщин-котлярок опознать все еще нетрудно: косы или кудри на висках, фартуки, яркие платки с узлом на затылке.

От табора до школы в соседнем поселке около 5 км пути. Дети цыган занимаются в отдельном здании. Но часть уроков у них проходит в основном корпусе школы, куда они направляются шумным строем в сопровождении учителя и мам

Фото: Сергей Ермохин, Коммерсантъ

Главное изменение в жизни этих самобытных людей — вынужденный отказ от кочевья. Указ Президиума Верховного Совета СССР "О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством", приравнивающий кочевников к тунеядцам, вышел в 1956 году. Чуть позже на станции Пери Всеволожского района Ленинградской области и появились первые цыгане, всего несколько семей. Они начали работать в колхозе, местные власти помогли им построить дома, где всех официально зарегистрировали. Но с тех пор поселение сильно разрослось. В 1990-е годы из Украины и Молдавии, спасаясь от безработицы, к цыганам в Пери приехали родственники, потом родственники родственников. Дощатые домики возводили вплотную друг к другу, нарушая все законы и пожарно-санитарные требования, поэтому признать многие постройки легальными администрация района не может. Правда, и выселять котляров никто не рискует: сегодня здесь более 150 строений. Цыгане сами признаются, что опасаются пожара в такой скученности. Но живут: дождем не заливает, ветром не продувает, пока не горели, и слава богу. Главное — все вместе. Да и не принято у котляров строить капитальные жилища, чтобы не прирастать к земле: вдруг придется сняться места? Так зачем пороть горячку, основательно закрепляться?

В Пери живут цыгане-котляры. Исторически представители этой этнической группы цыган пришли в Россию из Молдавии и Румынии и известны как «котельных дел мастера»: таборы когда-то передвигались на кибитках от одного населенного пункта к другому, где женщины гадали, а мужчины лудили металлические котлы, тазы, кастрюли

Фото: Сергей Ермохин, Коммерсантъ

Свой поселок они, конечно же, называют табором. Постороннему человеку здесь не удастся просто так пройтись, не обратив на себя внимания, обязательно, и не раз, из окна крикнут: "К кому?" или на улице поинтересуются: "Куда?". Отвечать надо: "К барону Гоге...", здесь все дела решают через него. На свадьбе барон гуляет с мужчинами, у женщин своя компания. И только под вечер, когда все выпили, можно увидеть редкий совместный танец цыгана и цыганки. Даже молодожены за весь этот праздничный день редко были вместе. Снежана то ли стесняется, то ли старается соблюдать традиции — ведет себя скромно. Жениха ей нашли родители, через родственников, в Туле. Взрослые из этих двух семей сами договорились обо всем, познакомили детей, организовали праздник. И хотя Борю еще не называют Борисом — по статусу не положено, именно он после свадьбы будет решать, где и как будет жить его жена, что надевать и как зарабатывать. Мужчины из Пери занимаются мелким ремонтом, строительством, сбором и перепродажей металлолома, а женщины и девочки нередко ездят в Питер, где гадают на улицах. Но большинство все же образцовые цыганские домохозяйки. Многодетные эти мамочки приводят своих чад в школу в соседний поселок и ждут окончания уроков по три-четыре часа. Сидят в школьной раздевалке на лавочках, беседуют, пьют чай из специально принесенного чайника, обедают, красят ногти. Часто выходят в магазин или покурить за территорией и всегда присутствуют на уроках физкультуры. Все попытки охранника выпроводить заботливых мамаш безуспешны. Нужно ведь дождаться окончания занятий, помочь одеться ребенку! И ничего, что детей в табор повезет школьный автобус, а мам-цыганок, скорее всего, не возьмут. Не положено — значит, не положено. Можно и пройтись — куда торопиться!

Девочка из табора во время праздника

Фото: Сергей Ермохин, Коммерсантъ

Но Снежана, наверное, после свадьбы уедет из родного табора навсегда, в Тулу — цыганская жена должна жить в доме мужа. А пока ей, как и всем невестам мира, желают счастья, радости, любви. И главное — побольше детей. С этим медлить нельзя.

Фото и текст: Сергей Ермохин


Журнал "Огонёк" от 23.04.2018, стр. 26
Комментировать

Наглядно

актуальные темы

Социальные сети

обсуждение