Коротко


Подробно

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Мы получаем прецедент и неприятный сигнал»

Константин Максимов — о заморозке счетов концерна Sulzer

США нанесли удар по швейцарским активам Виктора Вексельберга: американские банки заморозили счета концерна Sulzer, долю в котором имеет «Ренова». Российская группа и ее главный акционер Виктор Вексельберг попали в «черный список» Минфина США 6 апреля. Банки UBS и Credit Suisse перестали также торговать акциями Sulzer. В понедельник группа «Ренова» сообщала, что сократит долю в швейцарской компании, чтобы снизить для нее санкционные риски, но сделать этого не успела. Действия американских властей — сигнал для всех, кто сотрудничает с российскими бизнесменами, уверен экономический обозреватель «Коммерсантъ FM» Константин Максимов.


Прецедент создан. В пятницу объявляется список, в который попадают Виктора Вексельберг, Олега Дерипаска и их компании. Дальше выставляются условия: если какие-то организации, причастные к фигурантам санкционного списка, будут попадать в определенное количество владения акций — уровень, при котором невозможно осуществлять операции, значит, мы заблокируем активы организации в Соединенных Штатах.

Но давайте теперь задумаемся об этом несколько с другой позиции. Представьте себе: вы международная компания, пусть даже с небольшим штатом, но у вас есть контракты, обязательства, вообще говоря, вы публичная компания. Каким бы капитал ни был, но это не просто, извините, 10 рублей из кармана в карман передать — есть международные соглашения, подписанные Sulzer, конкретной компанией. Акции — ценные бумаги, они лежат в депозитарии. И для того, чтобы их перевести от одного владельца к другому, требуется время.

Получается, что Минфин США этого самого времени никому не дает.

Вслед за объявлением нового списка были выходные. По-хорошему, вы тогда предупредите: господа, вы не успеваете, мы заморозим ваши средства. Этого предупреждения, насколько я знаю, никто не получал. Предупреждение было о том, что компанию исключат из списков MSCI за то, что она сотрудничает и принадлежит в определенной доле Виктору Вексельбергу. Это несколько иная история, биржевая, которая, наверное, только лишний раз особенности подхода и градус того напряжения, которые есть у Минфина США. Ах так, ударить по рукам? Пожалуйста, получите: мы заморозим сейчас активы, а вы уже дальше разбирайтесь.

Первое, что приходит на ум: российские предприниматели, которые пока не попали в список, но потенциально могут в нем оказаться, сейчас заблаговременно начнут выводить свои активы из международных компаний. Второе — компании, которые хоть какой-то малейший процент владения российскими людьми имеют в своем капитале, сейчас начнут говорить: переводите это или, по крайней мере, должны быть подписаны договоры на случай, если вдруг этого коснется, мы могли в оперативные сроки все поменять и чистыми выйти перед Минфином США.

Но о какой корпоративной этике, о каком вообще международном уровне применения права сейчас может идти речь?



Насколько мы знаем, в компании Sulzer 50% принадлежало Виктору Вексельбергу. Но уж если взялись, как говорится, до любой доли могут докопаться. Надо смотреть структуру капитала и состав уставного капитала. Ведь при определенной структуре акционерного капитала и 5% достаточно для того, чтобы считать, что у тебя контрольный пакет. Так что мы получаем прецедент, очень неприятную практику и очень неприятный сигнал: сейчас любой бизнесмен, любой акционер, который имеет подобную долю в иностранных компаниях, и, наоборот, компании, которые имеют акционеров из России, будут пытаться сделать так, чтобы в оперативном порядке все это могло измениться.

Sulzer сможет продолжить выплачивать зарплаты сотрудникам в Соединенных Штатах — об этом, по крайней мере, сама компания говорит устами Райнера Вайхофена, ее представителя. Компания может осуществлять деятельность, но не может подписывать новые контракты, им это не разрешено. Компания может работать со счетами в других валютах. Но, как сказал господин Вайхофен, это серьезно осложняет жизнь, поскольку в нефтегазовой отрасли большинство сделок, как мы знаем, проводится в долларах. Переговоры с Минфином США продолжаются, хотя Sulzer отдельно подчеркивает, что к выходным, может, и не успеют урегулировать вопрос.

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение