Коротко


Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Возможны новые изменения среди участников рынка»

Андрей Тетеркин, гендиректор Русской рыбопромышленной компании

О первых сделках Русской рыбопромышленной компании (РРПК), интересе к рынку добычи краба и отношении к изменениям правил регулирования отрасли “Ъ” рассказал гендиректор РРПК Андрей Тетеркин.


— РРПК была создана в результате сделок M & A. Вы считаете подобный механизм оптимальным для входа в рынок?

— Регулирование рыбодобывающего бизнеса в России с 2008 года основано на историческом принципе закрепления квот на добычу. Соответственно, если кто-то планирует серьезно войти в этот бизнес, то, за редким исключением, единственный способ для этого — приобретение существующих игроков. Других вариантов практически не существует.

— Покупка вашей компанией «Интрароса», «Востокрыбпрома», «Совгаваньрыбы» и «Турнифа», которых ФАС подозревала в незаконном контроле со стороны Pacific Andes, вызывала вопросы на рынке. Как строились сделки?

— Сделки проведены по рыночным ценам, которые в тот момент многим участникам рынка казались запредельно высокими. Сейчас желающих продавать по такой стоимости уже нет. Кстати, мы были не единственными, кто тогда смог расширить свой бизнес.

— В 2017 году РРПК также стала владельцем квот на добычу краба. Как появился интерес к этому продукту?

— Инвестировать в этот бизнес мы решили по нескольким причинам. Во-первых, его высокая доходность: в среднем ее можно оценить на уровне 70% рентабельности по выручке, что где-то в полтора раза больше, чем наш традиционный рыбодобывающий бизнес. Вторая причина — высокие перспективы роста спроса на живого краба в мире в целом и особенно в странах Юго-Восточной Азии. Третья — относительно низкая потребность в инвестициях: краболовные суда не требуют того же уровня сложности и технической оснащенности, как суда крупнотоннажные.

— В РРПК неоднократно отвергали причастность к известному письму Владимиру Путину о пересмотре правил выдачи квот на вылов краба. А изложенные в этом письме предложения можете оценить?

— Государство имеет право распоряжаться всеми видами ВБР по своему усмотрению. Не так важно, что в результате выберут: будут аукционы или нет. Для бизнеса важнее предсказуемость на очередной инвестиционный цикл, и чтобы в дальнейшем условия уже не менялись. Если будет принято решение о распределении квот на вылов крабов через аукционы, мы рассмотрим вопрос участия в них, хотя основные финансовые возможности компании уже в значительной мере задействованы в программе обновления флота.

— Как РРПК в целом относится к пересмотру правил игры на рынке рыбодобычи со стороны государства?

— Спокойно. Регулирование правил ведения бизнеса, тем более определение вариантов использования национальных ресурсов с точки зрения баланса интересов всех сторон, находится исключительно в компетенции государства. Ему важно обеспечить создание условий для долгосрочного развития отрасли, наполнение бюджетов и пр. Для бизнеса важны рентабельность операционной деятельности и окупаемость инвестиций.

— Как вы считаете, сформирован ли на данный момент пул основных игроков на рынке?

— В профильном для нас сегменте минтая и сельди сформировался относительно высокий уровень концентрации, когда семи крупнейшим группам принадлежат права на добычу более 60% ресурса. Вместе с тем, вероятно, мы стоим на пороге дальнейших преобразований. Рыбная отрасль России вступила в фазу необходимости технологического обновления флота, которая требует значительных инвестиционных и управленческих ресурсов. Я не исключаю, что какие-то компании не сочтут для себя целесообразным проходить через такие испытания. Тогда возможны новые изменения среди участников рынка.

Интервью взял Анатолий Костырев


Газета "Коммерсантъ" от 13.04.2018, стр. 10
Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение