Коротко


Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Торгпредства там неуместны

Правительство ищет способы защиты зарубежной недвижимости

На фоне дипломатического кризиса премьер Дмитрий Медведев заявил о возможной ликвидации системы торгпредств РФ за рубежом. Именно торгпредства создают властям больше всего проблем с заграничной недвижимостью и ее правовой защитой, включая финансовые и имиджевые риски. Это подтверждает многолетняя борьба за активы РФ в Кельне и Стокгольме, на которые обращено взыскание по искам немецкого инвестора Франца Зедельмайера. Для защиты интересов РФ понадобилось применить сложную схему обременений с участием российского и немецкого бизнеса и Фонда спецпрограмм управделами президента (УДП).


В правительстве признали безрезультатными многолетние попытки реформировать систему зарубежных торгпредств. Дмитрий Медведев заявил в конце марта, что ее «нужно в корне менять или даже ликвидировать». Реализация приоритетного проекта Минэкономики по «формированию нового облика торгпредств» была запланирована на 2016 год, однако в числе рисков указывались «отсутствие достаточной мотивации сотрудников» и «невозможность преодоления негативного имиджа торгпредств». Эти опасения оправдались. Первый вице-премьер Игорь Шувалов считает, что руководство торгпредствами «является по-прежнему синекурой», повысить их роль в развитии экспорта не удалось. При этом доступ к зданию представительства в Вашингтоне с осени заблокирован властями США, а британские СМИ прогнозируют закрытие властями Великобритании торгпредства РФ в Лондоне.

В Минэкономики не стали пояснять “Ъ”, как планируется реформировать торгпредства, ограничившись сообщением, что продолжат совместно с Российским экспортным центром (РЭЦ) работу «по организации взаимодействия между зарубежным аппаратом РЭЦ и аппаратом торгпредств по всемерному повышению их эффективности». Но о том, что проблемы связаны не только с представлением оппонентов РФ о торгпредствах как о «логове шпионов», говорят выводы Счетной палаты (СП) о «финансовых и имиджевых рисках РФ». В апреле 2016 года аудиторы внесли в Минэкономики представление о «нарушениях и недостатках» в управлении недвижимостью и закупками торгпредств: при «неудовлетворительном состоянии значительного числа объектов» объемы остатков бюджетных средств и доходов на счетах торгпредств на 1 января 2015 года составляли около $19 млн. В 1990-е годы годовые доходы от сдачи унаследованного с советских времен имущества торгпредств (около 30% всей заграничной недвижимости РФ) в аренду не превышали $8 млн.

В 2000 году Владимир Путин поручил правительству провести инвентаризацию и оценить нормативную потребность загранпредставительств Минторга в служебных, жилых и представительских помещениях. Выяснилось, что, например, содержание комплекса площадью 4,55 тыс. кв. м в Дакке (Бангладеш), где жил один торговый советник, обходилось в $90 тыс. в год. По $20 тыс. уходило на виллу в Хельсинки (446 кв. м), где жила семья торгпреда из двух человек, и на дом приемов (739 кв. м) в Будапеште, использовавшийся торгпредом один-два раза в месяц как загородная дача (не считая его ремонта в $46 тыс.). Управделами президента (УДП) было поручено перераспределить ведомственные площади, а излишки передать для извлечения дохода подведомственному УДП ФГУП «Госзагрансобственность». Половина из более ста торгпредств в 2006 году была закрыта (всего на балансе ФГУПа числилось 964 объекта стоимостью $125 млн), имущество остальных по распоряжению правительства УДП передало Минэкономики. В перечень вошли более 200 объектов — земельных участков и зданий (всего около 20 га и около 150 тыс. кв. м соответственно) в том числе в США и 16 странах Европы.

Весь этот массив при отсутствии четких сведений «о количестве сданных в аренду объектов, их эффективности и доходности» в итоге оказался наиболее уязвимым для притязаний иностранных кредиторов, как и предупреждала СП. Уязвимыми торгпредства делает именно попытка их коммерческого использования и извлечения дохода: в этом случае торгпредства начинают рассматриваться как обычный коммерческий объект и лишаются государственного иммунитета. Это наглядно показали прецеденты, созданные немецким предпринимателем Францем Зедельмайером, на которые, в частности, ссылалась СП.

Показательно, что попытки бизнесмена обратить взыскание на имущество РФ в Швеции и Германии оказались успешными лишь в отношении бывшего торгпредства в Кельне и действующего в Стокгольме. Оба актива были арестованы в рамках исполнительного производства по взысканию в пользу господина Зедельмайера более €5 млн потерянных им в РФ инвестиций, присужденных Международным Стокгольмским арбитражем. Комплекс в Кельне (три здания и 1,2 га земли) от торгов в 2008 году спасло отпугнувшее покупателей обременение: право использования объекта на €2,4 млн в немецкой поземельной книге (реестре недвижимости) было закреплено за ФГУП «Госзагрансобственность». Кредитор стал получать в счет погашения долга доходы от его аренды.

В 2014 году суд пустил с молотка в его пользу семиэтажный «Русский дом на Лидинге» в Стокгольме, построенный в 60-х годах XX века, когда торгпредом служил сын Леонида Брежнева. В доме живут дипломаты, расположены архив и гараж торгпредства, но часть квартир сдавалась в аренду, что стоило ему иммунитета. МИД РФ этого не признал, и здание, подъезды к которому перекрыты бетонными заграждениями, восьмой год находится «в осаде».

Новый владелец здания LKO Fastighets AB доступ к приобретенной за 12 млн крон ($1,68 млн) собственности не получил, а его попытки отключить с помощью муниципалитета здание от света и воды заблокировал шведский МИД. Тогда собственник добился в суде взыскания с пользователя здания ежемесячной арендной платы (275 тыс. крон) в счет погашения долга и процентов, от оплаты которого РФ отказывается. Как сообщали СМИ со слов представителей истца, ему уже удалось забрать 6 млн крон с депозита в Kronofogden (служба взысканий), где оставалась часть вырученной за «Русский дом» суммы сверх причитавшейся господину Зедельмайеру. По данным источника “Ъ” в правительстве, сейчас Минэкономики, МИД и Минюст прорабатывают возможные способы решения проблемы. Пока приемлемого варианта нет, долг по арендной плате растет, подтвердил собеседник “Ъ”, отметив, что активных агрессивных действий «собственник» сейчас не совершает. По словам источника, близкого к торгпредству, проблемой занимается Минюст, где причастность к судебному спору отрицают, а на вопрос об участии в урегулировании иных правовых вопросов по этому объекту не ответили.

Сложнее оказалась для РФ схема защиты собственности в Кельне с использованием новых обременений и участия третьих лиц. В 2008 году представитель УДП сообщал, что судебные расходы по этой тяжбе составили €23 тыс., но, например, в 2011 году ФГУП «Госзагрансобственность», по данным СП, потратило на разбирательства по защите интересов РФ 18,9 млн руб. Банковскую гарантию для обеспечения спора оплачивало АО «Совфрахт». А обладателем прав в отношении этой недвижимости стал Фонд спецпрограмм поддержки, развития и стимулирования УДП. Эта некоммерческая организация создана по указу президента и зарегистрирована в 2016 году вместе с дочерними структурами ООО «Инвест-Реновация» и ООО «Вина Массандры». По данным «Картотеки.ру», фонд сдает в аренду представительствам субъектов РФ офисные помещения в центре Москвы, другие источники его финансирования не раскрываются. По данным Росстата, выручка фонда в 2016 году составила 48,7 млн руб., а чистая прибыль (в том числе за счет процентов от финансовых вложений) — 75 млн руб.

В сентябре 2017 года Арбитражный суд (АС) Москвы признал фонд УДП правопреемником предпринимателя из Люксембурга Хуберта Брока, которому принадлежало право на возврат займа, обеспеченного ипотекой объекта в Кельне. Как свидетельствует немецкая поземельная книга, в феврале 2014 года глава ФГУП «Госзагрансобственность» Евгений Поликарпов заложил комплекс бывшего торгпредства в Кельне под заем €6 млн (что соответствовало сумме долга господину Зедельмайеру), обязавшись до августа 2014 года продать комплекс партнеру или вернуть заем. Но сам он вскоре был арестован и осужден на четыре года за махинации с недвижимостью РФ в Финляндии. Ипотека в Кельне в уголовном деле не фигурировала, а в 2016 году АС Москвы аннулировал ее по иску прокуратуры и УДП, признав отсутствие у главы ФГУПа полномочий на сделку. По документам платежи арендатора комплекса GAG Immobilen на сумму €145 тыс. были уже арестованы кредитором по ипотеке, право на возврат ему непогашенной части долга в €4,5 млн выкупил фонд УДП. Признания недействительности ипотеки судом Германии, таким образом, не потребовалось. «Имущество РФ в Кельне оказалось под усиленной защитой: права, вытекающие из наложенных на него обременений, перешли к контролируемой УДП, но формально негосударственной российской структуре»,— считает глава аналитической службы юрфирмы «Инфралекс» Ольга Плешанова. На запрос “Ъ” о дальнейшей судьбе комплекса УДП не ответило, по сведениям источников “Ъ” в Германии, он мог быть продан группе инвесторов, предположительно Domus Immoblien AG в Кельне.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург; Елена Черненко, Владимир Соловьев, Евгения Крючкова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

актуальные темы

обсуждение