Коротко



 

Подробно

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Чиновник не должен лезть в творчество»

Юрий Грымов о том, что мешает развитию культуры на периферии

В январе 2018 года в правительстве Орловской области начал работать худрук московского драматического театра «Модерн» Юрий Грымов: глава региона Андрей Клычков назначил его своим советником по культуре. Теперь господин Грымов курирует управление культуры и архивного дела вместе с подведомственными ему учреждениями и формирует культурную политику региона. О первых итогах работы на новом посту Юрий Грымов рассказал „Ъ“ в эксклюзивном интервью.


— До назначения советником губернатора вы уже сотрудничали с Орловской областью при предыдущем главе региона Вадиме Потомском…
— Пытался, да.

— Почему не получилось тогда и почему получилось сейчас?
— Все очень просто. На протяжении какого-то времени мы общались с предыдущим губернатором, и при общем «да» ничего не происходило. Я же не могу бегать, напоминать о себе. Потом я приехал с организацией гастролей для театра «Модерн», закрутился разговор по новой, мы начали общаться.

— С Андреем Клычковым?
— Да, и он сказал, что есть сложности и необходимость в организации работы в культурной сфере. Я сказал — да, мне это интересно, есть какие-то наработки, опыт, идеи, я готов их реализовать.

— Получается, Потомский просто не предложил конкретной схемы сотрудничества?
— Я не хотел бы обсуждать то, что было, тут ключевое слово — «было». Я без обид, я просто видел, что ничего не происходит, и не собирался тратить 90% своего времени, вызванивая, высиживая, — это теряет смысл.

Сегодня уже могу сказать: то, что было сделано раньше, — документы, с которыми я познакомился, люди, с которыми я пообщался, — это, мягко говоря, вообще не имеет никакого отношения к деятельности, связанной с популяризацией области, с культурной деятельностью. Это все для бумаги, для галочки, со страшным дефицитом. Бюджет утверждался просто странно. Бывает мало средств, объективно мало, но тут встречались некоторые пункты, в которых было заложено ноль рублей.

— Это на что, например?
— Туризм. Ноль рублей на туризм. Эту сферу нужно развивать, популяризировать. Ведь в результате туристические деньги останутся в области. Также празднование 200-летия Тургенева. Бюджет на него — ноль рублей.

— А сейчас что-то меняется?
— Сейчас ничего поменяться не может, бюджет-то уже утвержден. Но мы делаем все возможное, чтобы исправить ситуацию. Ввели некую систему взаимоотношений, попытались убрать всевозможные приписки и мероприятия, проведенные для галочки. Также я наметил порядка 90 пунктов того, что необходимо сделать до конца года. Это притом что другая работа тоже продолжается, которая ранее планировалась. Из 90 пунктов 60 оригинальных и 30 взято из предыдущих планов. Их надо довести до конца.

Также идет поиск денег, не бюджетных средств Орла и Орловской области, а федеральных, происходит общение со спонсорами, с инвесторами. Мы не можем взять деньги в области из-за их колоссального дефицита. Там даже перераспределять особенно нечего.

Юрий Грымов: «Мы ждем, когда поставят несколько  театральных тумб  по городу, перенесем автобусную остановку поближе к театру имени Тургенева»

Юрий Грымов: «Мы ждем, когда поставят несколько театральных тумб по городу, перенесем автобусную остановку поближе к театру имени Тургенева»

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— А если перераспределить с мероприятий, которые для галочки? Какие это мероприятия, например?
— Для галочки — это как раз те, на которые не заложено ни копейки. Например, литературный фестиваль. Гигантский список, который никак не финансируется. Это мероприятия, не проработанные ни с финансовой, ни с интеллектуальной точек зрения, мероприятия ради мероприятий. И что самое удивительное, жители Орла и Орловской области об этом и не узнали бы — система информирования населения о той или иной акции не проработана.

— А что нужно делать не для галочки?
— Сегодня мы добились того, что из 27 районов области будут в Орел приезжать школьники на экскурсии — и уже приезжали. Все, сдвинули мы эту гору. Театры подготовят специальные программы, музеи тоже. Затем ежемесячно в эти районы будут приезжать театры Орла. Сама ценность культурной среды — это подготовка молодого поколения и работа с ним, а не просто развлечение людей на площади, это вообще самое важное. Это случилось. Этого давно не было или вообще не было. Был негласный запрет на такие мероприятия, потому что они сопряжены с большими административными сложностями: привезти детей, увезти детей и так далее. Сейчас это работает. Я рад, что хоть что-то мы уже сделали.

Также мы создали видеоролик силами самих орловчан, не потратив ни копейки, отсняли зимнюю натуру города. Он будет показан 9-10 августа на днях Орла в Москве, будет размещен на сайте управления культуры. Планируем два фестиваля — фестиваль LUDI, который ежегодно театр «Свободное пространство» делает, а также театральный, кинофестиваль и литературный форум «Месяц в деревне». В его рамках целый месяц будут идти мастер-классы, круглые столы, премьеры спектаклей, показы фильмов. За театральную деятельность будет отвечать Григорий Заславский, ректор ГИТИСа, Олег Меньшиков сформирует кинопрограмму, Олег Хлебников или Дмитрий Быков займутся литературой, ведем с ними переговоры. Мы хотим, чтобы месяц город жил какими-то творческими и культурными интересами.

— А как это будет финансироваться?
— Из федерального бюджета — мы хотим получить грант, но на него придется небольшая часть. В основном это будут деньги привлеченных спонсоров. Также мы хотим сделать большую книжную ярмарку — приедет порядка 30–40 издательств российских. Это не только ярмарка ради ярмарки, куда вы можете прийти и купить себе какую-то книгу. Самое важное — в этот момент мы должны пополнить фонды библиотек, которые не пополнялись десять лет. Да, это не будет массово, но кто-то что-то купит — и в библиотеках появятся новые книги.

— Оценивали примерно бюджет? Например, бюджет Платоновского фестиваля в Воронеже, когда он только стартовал, составлял около 30 млн руб.
— Будет дешевле. Многие люди приедут бесплатно, будут работать без гонораров. Условно говоря, нужно будет оплатить технические вещи — проезд, размещение. Например, театр «Модерн» привезет три свои постановки — «Затерянный мир» для детей по Конан Дойлю, «Юлий Цезарь» по Шекспиру и «Матрешки на округлости Земли». Да, билеты на них будут продаваться, но гонорарную часть, я договорился с актерами, мы не берем.

— «Месяц в деревне» уже в этом году планируете провести?
— Скажу честно: очень этого хочу. Пока даю 80%. Если он был бы заложен, мы могли бы только поднять качественный уровень фестиваля за счет моих знакомых и связей. Еще я очень хочу в Орле реанимировать кинотеатр «Родина», нашли уже инвестора.

— Скажете, какого?
— Пока нет, что тут обсуждать, когда подпишем — расскажем. Для меня важно, чтобы кинотеатр не превратился в бордель и имел социальную нагрузку. Мы договорились, чтобы за 50 руб. в кино ходили пенсионеры. Я хочу, чтобы вечером для молодежи можно было показывать фильмы некоммерческие — и хочу, чтобы это было прописано в контракте. Хочу проводить выставки внутри театра. Конечно, восстановить фасад и здание историческое в стиле русского конструктивизма. И организовать парк, убрать эти киоски ужасные, которые перекрывают здание. Работаем над туристической картой Орла, чтобы она в каждом отеле лежала. Надеюсь, весной она будет.

— Какие еще инициативы планируется реализовать?
— Мы думаем об организации пространства в театре Тургенева — это большое советское здание, гигантские холлы, в которых должны появиться стенды и проходить художественные выставки. Сегодня театр как таковой, тем более со зданием такого размера, не может работать только на спектакли. Выставки, семинары, должна быть какая-то жизнь, нужно создать то, что раньше называлось культурным центром.

К лету мы обязательно также сделаем кинопередвижку. Будет ездить маленький автобус с экраном, проектором и пуфиками по деревням. Мы ведем переговоры с правообладателями, чтобы показать лауреатов российской кинопремии «Ника» и новинки в кинопрокате.

На 5 августа планируем приезд «Любэ» — я разговаривал с Расторгуевым, группа будет выступать вместе с нашими коллективами на площади в рамках большого бесплатного концерта. Народники, оркестры и хэдлайнер — полноценный концерт «Любэ», посвященный 75-летию Курской дуги.

— Инициатив много, но много и запретов, как вы пишете в своем аккаунте в Facebook, и административных сложностей.
— Они постоянно существуют. На любых встречах, которые я периодически провожу — с библиотекарями, с общественностью, с институтом культуры, — есть неверие в то, что возможно что-то изменить. Это общее настроение среди общественных деятелей. Они активны, но некоторые предложения, которые я слышу, это вещь в себе. Условно говоря, человек идет отстаивать какие-то проекты, за которыми должны стоять деньги. Но этот проект настолько мелкий! Он интересен одному этому человеку.

— Например?
— Какие-то странные туристические маршруты предлагают. Приходят люди и доказывают нам с пеной у рта, что нам необходимо найти деньги и издать книги этих людей. Мы начинаем эти книги изучать, и понимаем, что это радость исключительно самого автора, художественной ценности это не несет. Конечно, мы заказываем экспертную оценку. Иначе получается, любой человек может прийти и сказать: «Я хочу издать книжку своих слабеньких стихов». Давайте по-честному: сегодня мир изменился, если вы пишете хорошие стихи, вы можете не издавать их, а разместить в интернете. Согласны? А люди приходят и обижаются, почему их книги не издают.

— Общественность ждет, что поможете ей самовыразиться?
— Люди думают, что у меня есть волшебная палочка. Самое удивительное, что мы с кем-то договариваемся, встречаемся, есть интересные предложения от орловчан. Я говорю — пожалуйста, готовьте проект: идеологию, систему финансирования, информирование. Этого ничего нет, все приходят только поговорить. Тогда получается, что управление культуры должно за всех все делать? Нет, это другой орган.

Сейчас переделывают сайт управления культуры, на котором будет четко указано, кто за что отвечает. Можно будет написать нужному человеку лично. Там будет размещаться информация о грантах, о том, кто на что может претендовать. Я надеюсь, в следующем году мы заложим в бюджет дополнительные губернаторские гранты для театров Орла. Театры Орла финансируются неплохо, кстати! Это та сторона, в которой все достаточно нормально, тем более что у них есть возможность зарабатывать, продавая билеты. Эти деньги остаются в театре.

— То есть в формировании бюджета вы уже активно участвуете?
— Сейчас уже думаем на будущее — конечно, это не дело, что некоторые музеи оснащены несовременными системами сигнализации и пожаротушения. Нет безопасности хранения художественных ценностей и готовности к приходу большого количества людей. Также мне совершенно не нравится, что не работают подъемники для инвалидов в театре имени Тургенева. На это были потрачены деньги, а они не работают — сломаны, не подключены. Сейчас будем разбираться. Они же есть! Значит, должны работать.

— А как у вас происходит взаимодействие с управлением культуры?
— Формально я над ними начальник, я выстраиваю стратегии и расставляю приоритеты. Но, конечно, и слежу за исполнением. Вот сейчас, например, написали письмо главе Болхова: «Прошу организовать санитарную зону для туристов…». Туристические автобусы приезжают на место остановки, и, я извиняюсь за выражение, туалет вокруг автобусного круга — это никуда не годится. Сейчас это исполняют. Также мы ждем, когда поставят несколько театральных тумб по городу с подсветкой, перенесем автобусную остановку поближе к театру имени Тургенева. Это все может вызывать улыбку — ну что это, какая-то мелочь. Ничего страшного, результат будет.

Работаем над созданием пеших маршрутов. И самое главное — к августу мы запустим туристическое мобильное приложение. Любой гость Орла, а потом и Орловской области, приехав в Орел, бесплатно скачивает приложение и получает полную информацию — куда пойти, где поесть, какие музеи посетить. Мы договорились с инвесторами, которые в дальнейшем будут его еще и обслуживать.

— То есть в целом ваши инициативы понимание находят?
— Да, находят — и в управлении, и губернатор в этом тоже заинтересован и активно все это поддерживает. Но все равно требуется постоянный контроль. Ответственность — это очень важно. Я привык работать так, что если мы с вами договорились и вы сказали «да» — значит, да. Если нет уверенности, не надо говорить «да» и тем более обозначать сроки, это для меня важный момент.

Юрий Грымов: «Театр сегодня чувствует себя 
довольно-таки неплохо, но надо работать над качеством постановок, выбором репертуара»

Юрий Грымов: «Театр сегодня чувствует себя довольно-таки неплохо, но надо работать над качеством постановок, выбором репертуара»

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

— Но Андрей Евгеньевич в этом смысле вам дает карт-бланш? Или все же ставит какие-то задачи?
— Ставит задачи, конечно, есть какие-то идеи у него, обсуждаем. Организация празднования 200-летия Тургенева — одна из первых задач. Но приоритет — чтобы Орел стал литературной столицей России.

— Это ваша идея?
— Это витало в воздухе. Моя инициатива была закрепить или зарегистрировать этот статус, потому что огромное количество великих русских писателей родились в Орле. Ко дням Орла в Москве пытаемся организовать выезд с экспонатами, чтобы люди знали, что здесь есть уникальные музеи и уникальные люди, что здесь есть что посмотреть и кого послушать. Мы вывезем на выставку пять письменных столов великих людей — Тургенева, Бунина, Лескова, Андреева и Фета.

— Все-таки получится вывезти?
— Прошли мы моменты «ой не надо, ой страшно». Вроде бы подошли к этому. Осталось найти специальный транспорт для перевозки произведений искусства, оформить страховки.

Очень важно понимать, что департамент культуры не должен заниматься креативом, он не должен творить. Ни в коем случае чиновник не должен лезть в творчество, принципиально. Не нужно у чиновника спрашивать: «А как вам наш спектакль?» Потому что человек от власти может не обладать художественным вкусом, он человек. Зачем к нему прислушиваться? Он должен заниматься административно-хозяйственной деятельностью. И комиссии, созданные здесь, в которые войдут писатели, художники, композиторы, — вот они должны принимать решения по поводу получения грантов, а не чиновники. Чиновники должны обеспечивать документооборот и законность трат денег. Вот и все. Хотя это очень непростая работа, и сегодня департамент перегружен обилием документов. Культурой управлять нельзя, она сама существует и развивается.

— А вам приходится сочетать в себе качества и управленца, и человека с художественным вкусом. Выходит, вы идеальный для культуры чиновник?
— Я не идеальный чиновник. Я очень земной, меня довольно-таки сложно обмануть. Я понимаю, что происходит. Ко мне приходят люди и предлагают области профинансировать приезд какого-то фестиваля из Москвы. Зачем? Орел и Орловская область способны сами провести фестиваль и сами определить программу, тем более у нас уже есть три-четыре фестиваля.

— В последнее время мы нередко наблюдаем уголовное преследование людей искусства. Так, например, Воронеж лишился куратора театрального фестиваля «Маршак» Алексея Малобродского, арестованного по делу «Седьмой студии». Вы не опасаетесь, что с вами может случиться нечто подобное?
— Когда принимается решение что-то финансировать, нужно четко понимать, о чем речь, нужно, чтобы документы были оформлены в рамках закона. Но поверьте, вы же не сможете перестраховаться и предусмотреть любую неожиданность. Но я рад, что у нас за эти два месяца даже намека на подобное нет, и я не вижу каких-то лазеек, которые кто-то мог бы использовать в своих интересах. Единственная проблема — это инертность.

— А с местными бизнесменами уже общались?
— По минимуму. Мы очень хорошую встречу провели с «Гринном». Я сказал, что мне не нравится, что так много людей окружают «МегаГринн». Они людей перетянули из центра. Я хочу людей немного в центр вернуть. Но они же грамотные, они понимают, что если в центре будет какая-то туристическая ценность, то для них это плюс и все равно люди посетят их ТЦ. «МегаГринн» готов активно сотрудничать в развитии культуры, в том числе по проведению фестивалей.

— Есть в Орле люди, которые пытаются с вами конфликтовать, например, очень негативно о вас высказывался худрук театра имени Тургенева Игорь Черкашин. Как вы относитесь к этому?
— Каждый человек имеет право высказывать свое мнение. Он, не зная меня, никогда со мной не работая — а я больше чем уверен, что не знает и половины того, что я сделал, — высказывает свое мнение так категорично. Я не могу себе позволить в его адрес также категорично говорить, хотя я сегодня знаю то, что происходит в театре Тургенева.

— Он был, в частности, недоволен процессом подбора актеров для съемок в ваших «Трех сестрах».
— Если он считает, что не нужно, чтобы его актеры снимались в ярких картинах с большими актерами, настоящими мастерами, — это его выбор. Я на эту тему даже не думаю. Но я как чиновник, ответственный за культуру, думаю о другом: почему в театре имени Тургенева показатели невысокие.

— Почему?
— Потому что качество постановок надо улучшать. И вот тут я как чиновник имею право спросить: почему государство вас финансирует, а вы не так активно используете большой зал, играете часто в малом? Театр сегодня чувствует себя довольно-таки неплохо, но надо работать над качеством постановок, выбором репертуара. А то я периодически слышу, что мы, мол, поставим спектакль мирового уровня. Я отвечаю: хорошо, давайте, мы готовы, но пока дальше слов не идет. При этом есть театр «Свободное пространство», который живет очень активно: назначен новый худрук, приглашен новый режиссер, заполняемость зрительного зала практически полная. Это один и тот же город.

— Они сами решили сменить режиссера?
— Конечно, это дело самого театра. Чиновник не должен вмешиваться в репертуарную политику.

— Так не всегда получается.
— Здесь такого не будет. Сам театр решает, что ему ставить, ограничения — только в рамках закона. Если кто-то не справляется, если зрители не ходят, если им неинтересно то, что вы делаете, тогда управление культуры может спросить: секундочку, а может, что-то поменять? Но не диктовать, что ставить. Мне вот в московском драматическом театре «Модерн» кто может сказать, что ставить? У меня залы битком, все счастливы. А бюджет не намного больше, чем у орловских театров.

— Что для вас работа в Орле? Кто-то ругает вас, кто-то подвижником называет.
— Пусть называют, как хотят. Мне интересно то, что я делаю. Жаль, не на все хватает времени. И, к сожалению, я пока не сформировал в Орле свою команду: люди приходят, два дня что-нибудь поделают, потом уходят. Я против самодеятельности, против факультативного отношения к работе: сегодня работаю, завтра нет. У меня нет никаких стяжательных интересов. Какие? Нечего стяжать тут. Если что-то удастся сделать в Орле и области — буду счастлив!

Интервью взяла Мария Старикова


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

в регионе

черноземье онлайн

спецпроект

обсуждение