Коротко


Подробно

«Терпение лопается, нервы на пределе»

Жена задержанного Украиной российского капитана — о ситуации с сейнером «Норд»

Владимир Горбенко, капитан крымского судна «Норд», которое было задержано украинскими властями в Азовском море, переведен в изолятор временного содержания. Об этом «РИА Новости» сообщил представляющий интересы экипажа адвокат Дмитрий Щербина. Накануне Горбенко был госпитализирован в больницу — у капитана начались проблемы с сердцем. Сейнер «Норд» был задержан украинскими пограничниками в Азовском море 26 марта. Моряки на борту — крымчане с российскими паспортами, судно также зарегистрировано на полуострове. Украина считает Крым своим, а членов экипажа — украинцами, которые нарушили порядок въезда на временно оккупированную территорию. Россия назвала действия Украины незаконными, ФСБ уже возбудила дело по статье об угоне. Подробнее о ситуации «Коммерсантъ FM» рассказала жена Владимира Горбенко Мария.


— Когда последний раз общались со своим мужем, где он сейчас?

— Общалась в последний раз вечером во вторник, а в среду с утра с ним уже не было связи. Его должны были доставить через Мариуполь в суд, но на борт судна пришли СБУшники и забрали в неизвестном направлении. Потом выяснилось, что он оказался в Херсоне. Знаю, что на корабле в среду был бунт, потому что люди перепуганы: капитана нет, связи с ним нет. Они собрали вещи и хотели бежать, потому что боятся того, что так, по отдельности, каждого будут забирать в неизвестном направлении. Но их быстро остановили, вызвали группу захвата в количестве 30 человек с автоматами, если я не ошибаюсь, покидали обратно на судно. Находиться там уже совершенно невозможно, потому что там уже рыба разлагается, они все просто потравятся — хуже, чем в газовой камере. А сейчас уже пришли новости, что его положили в больницу. Директор связывался с адвокатами, они это подтвердили — ему стало плохо с сердцем, у него накануне был гипертонический криз, давление 180 на 100, скорую не допустили, пришел врач и уколол, заткнул рот горстью лекарств. Вот все, что я знаю.

— А кто-то сейчас с ним есть? Вы можете к нему поехать, есть доступ?

— К нему не пускают — во всяком случае, мы, допустим, на судно не могли пробраться. Я в растерянности, у меня дети маленькие дома, я просто не знаю, что мне делать.

— А со стороны Крыма есть какая-то помощь вам, со стороны властей? МИД пытался отправить консулов, и им не предоставили доступ.

— Ситуация: у них проблемы с проводкой на судне, пожарные приехали, а их не пропустили, сказали, что там граждане России. Консул приехал, его не пропустили, сказали, что там граждане Украины. Издеваются по полной программе. Наши власти звонят, успокаивают, контролируют этот процесс, как могут. В среду, допустим, мы писали заявление на материальную помощь, но это уже не столь важно, лучше бы этих денег не было, лишь бы они были бы дома.

— А адвокатов вам самим приходится оплачивать?

— Нет, всем этим занимаются власти Крыма, МИД, с нас вообще никаких денег не берут.

— А с другими членами экипажа есть связь?

— С ними есть связь, они на борту. Единственное, не могли с ними связаться, когда у них был бунт.

— В чем этот бунт выражался?

— Насколько я поняла со слов члена экипажа, они собрали вещи и хотели выйти, спустились с судна на берег, а их быстренько вернули, потому что они потребовали капитана. Им дали связаться с капитаном, чтобы он их успокоил и сказал, что все в порядке. Они услышали его голос и остались на пароходе, более или менее успокоенные.

— А еда, вода у них есть?

— Они находятся на расстоянии около 2 км от пропускного пункта, со слов мужа, и то, что адвокаты могут им принести вручную, им приносили каждый день. Но запасы питьевой воды у них уже закончились, осталась техническая вода. Воду, насколько я понимаю, они кипятят и пьют. Они просто на определенное количество дней в баклажках берут питьевую воду: планировали идти на два-три дня, а представляете, сколько времени они там находятся? Единственное, в среду им, слава богу, откачали резервуар с фекальными водами, и они смогли хоть за все это время искупаться, потому что они даже толком в туалет сходить не могли, потому что резервуар был переполнен.

— Что адвокаты вам говорят? Какие шансы на освобождение, какие перспективы?

— Дело в том, что этот процесс не обсуждается, в этом плане я в неведении. Только успокаивают, что меры предпринимаются, и все в порядке, а о точных конкретных действиях я не знаю, потому что телефоны прослушиваются на той стороне, и мне даже муж не может сообщить ничего, это не разглашается. Я только слышу, что этим занимаются на высшем уровне, и будет все хорошо, но такие события происходят, так это затягивается, что терпение лопается, нервы на пределе. Экипаж уже падает духом, они просто не могут находиться на судне.

Беседовала Яна Пашаева


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение