Коротко


Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

"Через 15 лет будем жить в умном мире"

Мнение

Интернет вещей и многочисленные умные устройства неизбежно войдут в каждый дом, важно, чтобы это случилось раньше, а не позже, уверен замдиректора Форсайт-центра Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Александр Чулок


— Умный дом, умный город... Это наше будущее или всего лишь мода, которая пройдет?

— Мы наблюдаем глобальные технологические тренды, которые неизбежно станут реальностью для каждого, рано или поздно. Интернет вещей — как раз такой тренд. По разным оценкам, мировой рынок умных городских систем к 2020 году достигнет 400 млрд долларов, рынок интернета вещей — более 500 млрд. Да и число самих устройств, подключенных к интернету вещей, очень скоро превысит 20 млрд! Вот почему многие страны и компании стали активно вкладываться в него — они понимают: подключайся или отстанешь навсегда. В Россию эти инновации тоже проникают — 80 процентов населения, по данным нашего статистического сборника "Цифровая экономика", уже имеют доступ к интернету, а значит, база для умного города у нас есть. Есть программа "Цифровая экономика РФ", утвержденная президентом, на уровне правительства утвержден прогноз научно-технологического развития России до 2030 года... Словом, внимание к данной теме лиц, принимающих решения, такого уровня подтверждает: это не просто мода. Однако понимать тренд и возглавить его — разные вещи.

— О каком сроке идет речь?

— Какие-то элементы интернета вещей есть в наших квартирах уже сегодня. Накопители электроэнергии, вроде того, что разработан Tesla; умные термостаты, умное освещение с датчиками, реагирующими на присутствие человека,— этим будет скоро не удивить. Обычно, говоря об умном доме, вспоминают вещи вроде холодильника, который самостоятельно заказывает еду через интернет и отслеживает состояние продуктов. Так вот подобный холодильник недавно представил на рынок Samsung.

Однако для настоящего прорыва необходимо, чтобы накопилась критическая масса умных датчиков и систем, связанных с ними. Мы имеем дело с так называемым эффектом факса: если ты владеешь им в одиночку, он бесполезен — нужно, чтобы факс был как минимум у кого-то еще.

Когда произойдет прорыв? По данным нашего мониторинга глобальных технологических трендов, уже через пару лет в мире будет насчитываться... 600 умных городов! И возможно, в один прекрасный день мы проснемся в другой реальности.

Проблема, как мне кажется, в другом. В последнее время много говорят о перспективах, но гораздо меньше о рисках и ограничениях, связанных с новыми технологиями. Понимаем ли мы их — в этом я не уверен.

— Что это за риски?

— Они самого разного характера. Не все отдают себе отчет в том, что на наших глазах меняются фундаментальные основы общества, например, распространение технологии распознавания лиц и тотальное засилье цифровых камер размывают неприкосновенность частной жизни. Имеют ли право системы умного города собирать информацию о ваших перемещениях и действиях? Вопрос открытый.

Или нашумевший инцидент: беспилотный автомобиль сбил в США велосипедиста. Готово ли к этому общество? В 2016 году мы измеряли социальный спрос на новые технологии и, в частности, интересовались отношением россиян к беспилотным такси. Так вот примерно каждый пятый из опрошенных относится к ним позитивно и готов пользоваться, и все же большинство респондентов в той или иной степени ответили отрицательно.

— Как насчет хакерских атак на интернет вещей? Они реальны?

— Конечно! Кибербезопасность сейчас выходит на первое место в списке наиболее серьезных вызовов. Ну, например, криптография, применяемая сегодня для шифровки данных, может оказаться беспомощной перед квантовыми компьютерами: а они, по различным оценкам, в ближайшие пять лет появятся в домах обыкновенных пользователей. Или, допустим, "облачные" технологии, к которым все привыкли. Только представьте: несанкционированный доступ к "облаку" может поставить под угрозу целые города. Хакеры последнее время все чаще проникают из своего кибермира в наш, физический, например, взламывая серверы ГЭС, а ведь это уже не просто кража данных — это доступ к объектам критически значимой инфраструктуры! Обычный человек тоже под ударом: гипотетически можно получить доступ к любой квартире и поменять настройки умного дома — температуру, свет, вентиляцию.

— Пора паниковать?

— Нет, системы защиты тоже развиваются. Вообще, это классическая проблема, связанная с техническим прогрессом. Пару столетий назад существовали исследования, доказывавшие, что человеческий организм взорвется при скорости более 70 км/час... То есть любая новая технология неизменно вызывает новые страхи. Поэтому паниковать не надо, а вот задуматься о рисках и выработать эффективные решения нужно уже давно.

— И все же: насколько все это реально в России?

— Недавно у нас закрыли последнюю мартеновскую печь — инновацию, появившуюся еще в 1864 году. А теперь подставьте эту новость к мировой дискуссии об интернете вещей... Задел у нас есть, но и препятствий много.

Еще важный момент: наш бизнес не рассматривает инновации как источник конкурентоспособности, то есть, по сути, не очень заинтересован в них.

Наконец, мы не очень умеем конвертировать инновации в реальные вещи. Например, в стране есть неплохие разработки по математическим моделям, алгоритмам, даже по софту, а также по новым материалам, которые пригодятся в умных городах, есть соответствующие стартапы. Однако важно масштабировать их и распространять.

Сегодня переломный момент: уже через 10-15 лет мы будем жить в умном мире. Многие инновации 1970-1980-х годов копились в виде идей, промышленных образцов, а затем выстрелили уже в наше время. Так и сейчас: накапливается масса, необходимая для перемен, идет война за единый отраслевой стандарт. А дальше либо ты подключен, либо выкинут на обочину. Хотелось, чтобы мы все же оказались в лидерах интернета вещей и умных городов, а не смотрели на них со стороны.

Беседовал Кирилл Журенков


Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение