Коротко


Подробно

2

Фото: Павел Кассин / Коммерсантъ   |  купить фото

«Туризм — не панацея»

С президентом Российского комитета Европейского совета по селам и малым городам Ольгой Севан беседует Мария Портнягина

О том, что мешает городам сохранять историческое обаяние, "Огоньку" рассказала президент Российского комитета Европейского совета по селам и малым городам Ольга Севан


— Если речь идет о развитии малого города, с чего обычно все начинается?

— На самом деле нет какого-то единого подхода. Одни города обращаются к своему историко-культурному наследию, другие создают новые символы и образцы. Но начинать всегда надо с разработки концепции развития территории. У нас в стране по-прежнему нет понимания, насколько это важно. Стоит ли удивляться, что в результате многие проекты проваливаются?

Например, мы с коллегами предлагали разработку такой программы для исторического города Звенигорода. К сожалению, закончилось все печально. Это было в 2000 году, когда мы выиграли грант в 30 тысяч долларов — для города в то время внушительная сумма. Нас поддержали местная администрация, общественные организации. Но ничего не вышло: вмешалась РПЦ в лице настоятеля монастыря по соседству, который не дал благословения на проведение работ, и мэр сдал свои позиции. В Звенигороде уже много лет ведется массовая жилищная застройка, из-за которой город утратил свою привлекательность.

— Чтобы подготовить план развития, нужны заинтересованный заказчик и финансирование, а с этим у нас зачастую проблемы...

— Конечно, многое зависит от того, есть ли разумная власть в городе. Но и при наличии таковой успех не гарантирован. Обычное дело: глава городской администрации поддержал программу развития, но спустя время ему на смену приходит другой начальник, который отказывается от наследия предшественника. Прекрасный деревянный Иркутск не относится к малым городам, но вот пример недавний и очень показательный. Несколько лет назад в городе был разработан проект по реконструкции исторической деревянной застройки "130-й квартал", он был блестяще реализован. Но пришел новый руководитель, который посчитал, что "городу не нужны старые деревяшки". К счастью, со временем ситуация переменилась.

Другой яркий пример — любимая мною Вологда. Приезжаешь в нее, и первая реакция: "О, деревянный город!" А на самом деле как подлинно деревянный он почти уничтожен, сохранилось лишь несколько кварталов. За короткий период там было снесено около 300 деревянных домов. Взамен поставили коробки из кирпича, бетонных блоков и обшили их деревом. Это муляжи, а не памятники. И все это происходило при поддержке местной власти...

— А что население? Готово ли оно отстаивать свое историческое наследие?

— В той же Вологде и в некоторых других городах есть общественные организации, которые пытаются бороться за сохранение наследия. Однако проблема в том, что жить в памятниках деревянного зодчества, может, и престижно, но сложно. Многие жители готовы от них поскорее отказаться, потому что инфраструктура в этих домах в жутком состоянии. Газом у нас торгуют направо и налево, а в малых городах его зачастую нет. Больше половины населения в городах с деревянной застройкой по старинке пользуется туалетом на улице. Думаете, люди хотят так жить?! Повсеместно случаются пожары. Частая причина — поджог, так освобождают место под новую застройку. Томск не малый город, но и там скандал за скандалом, идут суды из-за того, что девелоперы продавливают многоэтажное строительство: у них ведь чисто экономический интерес, о сохранении историко-культурного наследия речи не идет.

Показателен пример Суздаля, уникального малого города. Стоит отойти в сторону от исторической части и видишь, что идет активное коттеджное строительство. В Коломне в районе кремля тоже идет застройка... Ходишь — удивляешься. Это в Москве Архнадзор с большим или меньшим успехом пытается бороться за сохранность памятников. А в малых городах, ну какой там контроль?!

— Выходит, что во главе угла — выгода...

— К сожалению, это так. Допустим, объявляется конкурс на реставрацию какого-нибудь храма или дома. В нем участвуют профессиональные реставраторы и какие-то ООО. Последние часто конкурс выигрывают, потому что занижают смету. Подход же такой, что заказ достается тому, кто предложит меньшую стоимость. И что дальше? Либо проект реализуется кое-как, либо такое ООО обращается к тем же реставраторам, чтобы они по меньшей цене выполнили заказ. И многие соглашаются, потому что другой работы попросту нет: большинство реставрационных институтов у нас в стране или уничтожены, или близки к этому.

— Если вернуться к развитию малых городов, часто ставка делается на туризм...

— Это правда, но туризм не панацея. Прежде всего надо думать о том, как создать среду для местного населения, обеспечить жителей работой. Да и развитие туризма тоже требует грамотного подхода. Все еще серьезный тормоз — наша инфраструктура. С дорогами ситуация постепенно меняется. Допустим, раньше с большим трудом можно было добраться от Вологды до Тотьмы, Кириллова, Ферапонтова, а сейчас спокойно на машине можно доехать. Все больше появляется гостевых домов, местные жители организуют у себя прием туристов. Не только в городах, но и на селе, как, например, в деревне Кижме Архангельской области. Конечно, надо придумывать, чем завлечь гостей, как организовать их досуг. Яркий пример — город Мышкин, где был создан узнаваемый символ и местные жители его раскрутили.

— А есть еще примеры малых городов, где инициализаторами перемен становились сами горожане?

— На ум приходит Коломна, где две дамы создали бренд "Коломенская пастила" ("Огонек" писал об этой инициативе в N 5 за 2017 год.— "О"). Позже появились магазин, мастерская... Они много сделали для города, хотя первоначально власти им особенно не помогали, пока не поняли, что это выгодно городу. Однако и в этой истории не все однозначно. Дело в том, что в границах Коломны находится пять сельских поселений, одно из них — это село Протопопово. Была такая энтузиастка Ольга Юрикова, которая делала все возможное для сохранения этого села, чтобы его не застроили многоэтажками.

— Какие места остаются недооцененными, на ваш взгляд?

— Их очень много. Есть города Золотого кольца, о них все знают. А ведь рядом с ними множество городов и поселений, которые незаслуженно оказались в тени.

Недооценены города Русского Севера, каждый из них имеет свою историю, особенную застройку. Эта территория заселялась переселенцами из новгородской и ростово-суздальской земель в XII-XV веках, и они несли разную культуру, что видно в устройстве жилищ, хозяйственных построек, культовых сооружений. В некоторых местах, например на Северной Двине, их культуры пересекались, и это тоже отразилось на застройке и традициях. Тот же Каргополь остается недооцененным. В центре города Христорождественский собор XVI века уже многие годы стоит в лесах и постепенно разрушается...

В целом ситуация в малых городах печальная. Промышленность уничтожена, безработица, люди переезжают в крупные города, многие рвутся в столицу. Сельские территории в упадке, заброшенные деревни повсеместно. Все говорит о том, что надо менять приоритеты, развивать регионы, малые города и села.

Беседовала Мария Портнягина


«Злой город» и его враги

Легенда о стойкости Козельска — ныне 16-тысячного райцентра Калужской области — живет в веках. Она пережила нашествие Батыя, дотла спалившего "злой город" 780 лет назад, Российскую с советской империями, которые из семи недель осады сделали символ непокоренности русского духа...

Читать далее

Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

Социальные сети

обсуждение