Коротко



 

Подробно

5

Фото: Олег Харсеев / Коммерсантъ   |  купить фото

«Не питайте иллюзий»

Руководство воронежского облздрава встретилось с бастующими фельдшерами

Более двух часов первый заместитель руководителя департамента здравоохранения Воронежской области Олег Минаков выслушивал претензии фельдшеров и водителей скорой помощи, которые ранее объявили «итальянскую забастовку», отказываясь выезжать на вызовы поодиночке. Вопросы медработников по большому счету сводились к двум проблемам — низкой заработной плате и опасности выезжать на вызовы в неукомплектованных бригадах. Ответы господина Минакова фельдшеров не удовлетворили: он рассказал, что зарплаты повышены не будут, а ехать в одиночку все равно придется, потому что больные важнее. В то же время департамент начал комплексную проверку бухгалтерской документации Воронежской станции скорой медицинской помощи, пообещав бастующим дать более подробные комментарии через шесть недель.


В небольшом подвальном помещении подстанции скорой помощи на территории БСМП №1 30 марта на встречу с руководством департамента здравоохранения собралось около 50 фельдшеров и водителей. Они ожидали главу облздрава Александра Щукина, но тот не пришел. Как пояснил его первый заместитель Олег Минаков, господин Щукин уехал в Москву на итоговую коллегию Минздрава. Вместе с господином Минаковым на встречу пришли заместители руководителя Наталия Нехаенко и Андрей Чуриков, начальник отдела кадровой и правовой службы Вадим Шабашев и председатель профсоюза работников здравоохранения РФ Владимир Максимов. Но ответ по большей части держал первый заместитель, он даже специально выставил вперед стул, в то время как остальные сидели за столом у стены.

Олег Минаков поинтересовался, почему медработники не обратились в департамент, а сразу написали в СМИ и администрацию президента, попросил четко изложить суть претензий. Представителем бастующих выступил фельдшер скорой помощи Советского района Михаил Пестунов. Он рассказал о низких зарплатах - на одной ставке фельдшер без категории в укомплектованной бригаде получает 18-19 тыс. руб., об отсутствии многих надбавок, в том числе за вредность: медработники постоянно контактируют с заболевшими ВИЧ, гепатитом и туберкулезом, но это никак не оплачивается. «Чтобы получать просто достойную, я не говорю приемлемую, зарплату на уровне 27-30 тыс. руб., люди вынуждены работать на полторы ставки без помощника в неукомплектованной бригаде. Это очень тяжело, но продолжается годами, люди измучены, обессилены. Это не три-четыре человека недовольных, которые, как вы сказали СМИ, вынудили коллектив пойти на какие-то протестные действия. Это зрело годами, следствие профессионального выгорания, многолетней нужды. Люди хотят жить и работать достойно, а не умирать в 55 лет, как это происходит с некоторыми нашими коллегами»,— пояснил господин Пестунов.

Основными требованиями он назвал пересмотр тарифов Фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС), от которых и зависит зарплата медработников, стопроцентные надбавки за работу в неукомплектованных бригадах и направление в такую бригаду только с письменного согласия фельдшера. Один из присутствовавших на встрече водителей рассказал о сложностях своей работы: «Всю зиму очень многие машины ездили на летней резине, что провоцирует ДТП. Многих водителей заставляют после работы оставаться и ремонтировать машины: человек уже отработал смену в 12 часов, на каком основании он находится в ремзоне, никаких письменных распоряжений и указаний нет. Вдобавок нас заставляют выезжать на неисправных машинах».

Олег Минаков ждал еще вопросов, но почти все повторяли уже изложенное Михаилом Пестуновым. Медработники из раза в раз спрашивали, почему им приходится выезжать поодиночке. «У нас девочки 22-23-летние работают, в них 50 кг веса, когда они одни выезжают, им приходится одной рукой лечить наркомана, а другой от него отбиваться»,— говорили фельдшеры. «То есть две 50-килограммовые девушки гораздо эффективнее против наркоманов?» — ирония Олега Минакова сопровождалась гулом. «Мне на вызове наркоман дал бутылкой по голове, пролежал на больничном, у меня до сих пор голова кружится. Я написал в прокуратуру, а мне ответили, что нет состава преступления. За это я получаю 20 тысяч, а после расходов на коммуналку и машину у меня остается десять»,— рассказал один из фельдшеров. «Машина – это роскошь»,— тихо прокомментировала это заявление заведующая подстанцией Ленинского района Александра Сукманова. Многие говорили, что им приходится искать вторую работу, на что господин Минаков ответил, что тоже ходит на две.

Еще одна претензия медработников касалась сложных случаев (например, когда человек без сознания), на которые должен выезжать врач. Олег Минаков пояснил, что необходимо для каждой специальности разработать стандарты, чтобы было понятно, кто на какие случаи обязан выезжать. А невыход на линию в неукомплектованной бригаде он предложил прописать в коллективном договоре, которого у фельдшеров пока нет. «Там вы пропишете возможность коллектива отказываться, а администрации давить, потому что эта проблема федеральным законом не урегулирована,— пояснил господин Минаков, добавив, что так или иначе работать в неукомплектованной бригаде все равно придется.— Я же, например, буду оперировать в любом случае, даже если у меня нет второго хирурга и медсестры». «То есть больному понравится, если вы будете оперировать один?» — спросили его. «Больному не понравится, если я вообще не буду этого делать»,— ответил чиновник.

Среднюю зарплату по региону, которой добиваются фельдшеры, господин Минаков сравнил со старой шуткой про среднюю температуру по больнице: «Если у вас 14 тысяч, значит, кто-то рядом получает 60». Судя по представленным декларациям, в 2016 году Олег Минаков заработал 1,6 млн руб., Наталия Нехаенко — 1,7 млн руб., а Андрей Чуриков — 1,9 млн руб. Заработок отсутствовавшего Александра Щукина в 2016-м составил 3 млн руб. По словам Олега Минакова, тариф на один вызов составляет около 60 руб., при населении Воронежа примерно 1 млн человек и некоторых надбавках бюджет скорой помощи составляет порядка 700 млн руб., и «эти деньги уже расписаны до декабря». При этом 80% бюджета составляет зарплатный фонд, из которого 45% идет на выплаты фельдшерам и 34% — водителям. «Вы можете пересмотреть эту структуру, например, сделать соотношение зарплат и прочих расходов 90 на 10, но тогда не будет денег на ремонт машин. Чтобы увеличить вам зарплаты, надо искать поступления извне, а их нет. Или надо забрать деньги у районных и детских больниц, но мы этого делать не будем»,— пояснил господин Минаков. «Не питайте иллюзий, 100% на ставку в полной бригаде у вас не будет. Тариф не пересмотрят, так как объем перечисляемых из ФОМС средств зависит от налогов, которые собирает регион»,— добавил он.

Фельдшеры в итоге пообещали продолжить забастовку. Олег Минаков записал все их вопросы и пообещал не позднее, чем через шесть недель ответить «в рамках компетенции»: «То есть на вселенские вопросы вроде "Как нам жить лучше" мы ответить не сможем». Кроме того, департамент начал комплексную проверку бухгалтерской документации сотрудников БУЗ ВО «Воронежская станция скорой медицинской помощи». Она будет идти «не меньше недели» и по ее итогам, как допустил чиновник, возможно, будет пересмотрено соотношение зарплат.

Напомним, работники воронежской «скорой» 2 марта направили на имя президента России обращение с просьбой проконтролировать выполнение в их организации «майских указов». Письмо подписали 349 человек. По оценке руководителя межрегионального профсоюза «Действие» Андрея Коновала, поддержавшего воронежских медиков, каждую смену в забастовке участвует от восьми до 12 фельдшеров. 29 марта в ходе пресс-конференции руководитель регионального департамента здравоохранения Александр Щукин заявил, что «по факту забастовки нет». По его мнению, «просто одновременно произошло обращение профсоюза в администрацию президента, департамент и СМИ».

Александр Прытков


Материалы по теме:

Комментировать

Наглядно

в регионе

черноземье онлайн

спецпроект

обсуждение