Коротко

Новости

Подробно

«Мы сделали ставку на местный колорит и энергию»

Учредитель «Театра 18+» Евгений Самойлов о развитии современного театра

В феврале ростовский независимый театр современной драматургии «Театр 18+» отметил свое пятилетие. О том, как сегодня развивается проект, что позволяет удержать зрителей и выйдет ли бренд за пределы Ростова-на-Дону, в интервью „Ъ-Юг“ рассказал его учредитель Евгений Самойлов.


Ъ: Немногие культурные проекты, созданные по частной инициативе, могут похвастаться долгой историей или легкой судьбой. Что лично вас стимулирует поддерживать этот проект?

Евгений Самойлов: Любовь к искусству, в первую очередь. Спасибо родителям, что смогли мне ее привить. 20 лет назад я увлекся коллекционированием. Сначала был хаос, покупал просто все, что нравилось; после обучения в арт-школе в Москве пришло понимание, что мне интересно именно современное искусство, а позже познакомился еще и с «современным театром», который оказался более свободным в возможностях, позволяя работать с другими видами искусства и создавать постановки на грани перформативно-выставочной деятельности. И мне хотелось создать такой театр, который бы мог работать с современностью при максимальном отсутствии ограничений.

Ъ: Ориентировались ли вы на какие-нибудь аналоги, когда создавали проект?

Е. С.: Конечно, прежде чем запускать проект, мы изучали опыт аналогов. На тот момент уже существовали «Театр.doc», «Практика», проект «Платформа» Кирилла Серебренникова, «Коляда-театр». У меня была амбициозная идея — сделать современный театр там, где его до сих пор не было. До сих пор многие, кто приезжает к нам из других городов — из Москвы, Санкт-Петербурга, удивляются, зачем нашему южному и сытому Ростову театр, особенно такой, который заставляет выходить из зоны комфорта. Но мне кажется, именно потому, что мы сразу сделали ставку на местный колорит и энергию, нам удалось вокруг этого пространства объединить много творческих людей, благодаря которым у театра появился свой неповторимый, возможно, хулиганский стиль с примесью ростовского духа. К тому же нашим важным отличием является то, что большинство независимых театров в стране не могут позволить себе такой уровень производства спектаклей при полном отсутствии цензуры.

Спектакль «Акико»

Ъ: Если в прошлые годы в театре шли только спектакли, то в последнее время на вашей площадке проходят еще и концерты, кинопоказы, лекции. Почему вы решили расширить афишу?

Е. С.: Проект изначально задумывался как универсальная площадка для экспериментов: художественных, теат­ральных, музыкальных. Конечно, основным ядром был и остается театр, и именно его развитию мы уделяли внимание в первые годы, а в прошлом сезоне вернулись к идее о том, что арт-площадка «Макаронка» — это центр всего современного и актуального в городе. Для этого нужно было, конечно, «оживлять» пространство в целом, привлекать новую аудиторию. Мы не могли этого добиться, показывая только четыре спектакля в неделю, поэтому приняли общее решение проводить больше разнообразных событий, не только театральных. Так появилась регулярная программа «Театр+», куда вошли выставки, музыкальные концерты, вечеринки, лекции и встречи с различными представителями культуры, кинопоказы и читки современных пьес.

Спектакль «Акико»

Ъ: Изменился ли ваш зритель за это время? Как?

Е. С.: Сложно сказать. Чтобы на этот вопрос ответить, наверное, нужно опросить отдельного человека, который был у нас на открытии и спустя пять лет продолжает приходить на спектакли. Могу сказать точно, что зрителей стало больше. Первые эксперименты, конечно, не всем были понятны с первого раза. Мы над этим долго работали: привозили гастроли театров из Москвы и Питера, наглядно показывали, что такое современный театр, обсуждали спектакли и пьесы, пробовали различные жанры и виды. Потребовалось пять лет, чтобы у театра сформировалась своя публика.

Спектакль «Волшебная страна»

Ъ: Как сейчас выглядит финансовая сторона проекта? Приносит ли театр прибыль?

Е. С.: Проект пока себя не окупает. То, что он может это делать и даже приносить небольшую прибыль, я не сомневаюсь, но это достаточно долгий процесс. На сегодняшний день собственные доходы театра — это 40% от общей доли. Конечно, у меня есть четкое понимание того, что нужно сделать, чтобы исправить ситуацию. Формулы успеха как таковой нет, но есть определенная стратегия, которая позволит нам в будущем работать с прибылью. Во-первых, это сдача помещений в аренду, а это возможно, так как площадка многофункциональная и даже позволяет при желании загнать автомобиль. Во-вторых, увеличение количества мероприятий, которые проходят в арт-центре, привлекая сюда новую аудиторию и не позволяя скучать уже знающему зрителю.

Спектакль «Грязнуля»

Ъ: У «Театра 18+» достаточно смелый репертуар. Есть ли ограничения по выбору материала или тем, которые вы устанавливаете?

Е. С.: Наша независимая позиция в первую очередь выражается именно в свободе — выбора материала, подходов, в творческой свободе. Мы не сдерживаем в высказываниях и проявлениях ни себя, ни режиссеров, которые приезжают к нам ставить пьесы, у нас открытое театральное пространство. Например, «Ханана» — спектакль, который Юра (Юрий Муравицкий, художественный руководитель театра.— Прим. ред.) поставил по пьесе Германа (Герман Греков, главный режиссер «18+».— Прим. Ред.), одна из последних премьер — это очень смелый проект (материал — это пьеса). Некоторые даже вспоминают Сорокина или Мамлеева после просмотра. И результат вышел очень провокационным. Не каждая площадка в стране готова позволить себе такую вещь.

Спектакль «Исповедь мазохиста»

Ъ: Какими проектами за пять лет вы гордитесь больше всего?

Е. С.: Больше всего горжусь коллективом, который сформировался за эти годы, и считаю, что без него «Театр 18+» не состоялся бы, а превратился бы в кружок самодеятельности. Кто-то здесь с самого старта проекта, кто-то уходил, кто-то появлялся и оказался с нами на одной волне. Это, кстати, очень важно! У нас нет лишних людей, все понимают, куда мы идем, что делаем.

Ъ: А куда идете? Каковы ваши дальнейшие планы по развитию театра? Недавно в Москве открылся филиал того самого «Коляда-театра» из Екатеринбурга. Не было идеи развивать бренд «Театр 18+» в других городах? Или он может существовать только в Ростове?

Е. С.: Бренд на то и бренд, чтобы он мог тиражироваться. Но у нас таких планов нет. Мы хотим развиваться в городе и делать все возможное, чтобы привлекать самые мощные творческие силы не только из России, но и со всего мира именно в Ростов. Поэтому задача на следующую пятилетку — стать больше. В самых разных смыслах. Я бы хотел, чтобы у театра появилась собственная площадка, возможно, с несколькими залами, увеличить сцену, количество мест, чтобы делать проекты уже совсем другого уровня и масштаба.

Анастасия Соломатина, „Ъ-Юг“


Комментарии

Все материалы

Рекомендуем

обсуждение

Профиль пользователя