Коротко


Подробно

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ   |  купить фото

Бывшая теща за полковника не в ответе

Родственники обвиняемого Ихтияра Уразалина оспаривают арест своего имущества

Нижегородский областной суд усомнился в законности ареста по уголовному делу имущества бывшего начальника тыла регионального управления МВД Ихтияра Уразалина. Сын обвиняемого полковника, а также бывшие жена, тесть и теща представили доказательства, что арестованные дома, машины и земельные участки в Астраханской области принадлежали им задолго до преступления, инкриминируемого Ихтияру Уразалину. Обвиняемый в причастности к хищению 44,8 млн руб. полковник просил «остановить вакханалию» против родни, и апелляция указала районным судам заново рассмотреть вопросы об арестах имущества и счетов.


Облсуд рассмотрел апелляционные жалобы родственников сидящего в СИЗО полковника Ихтияра Уразалина. Напомним, бывшего начальника тыла нижегородской полиции следствие считает причастным к хищению из комнаты хранения вещдоков 44,8 млн руб. наличными. Эти деньги были изъяты в качестве вещественных доказательств при обысках в обанкротившемся банке «Богородский» и у предпринимателя Максима Осокина, обвиненного в незаконной банковской деятельности. Бывший тыловик отрицает свою вину.

В рамках расследования Московский райсуд по ходатайству следователя СК наложил арест на дома, земельные участки и машины в астраханском поселке Красный Яр, на родине полковника. В конце прошлого года суд продлил срок ареста имущества, принадлежащего родителям полковника, его сыну и бывшей жене. Однако астраханские родственники, для которых решение следствия, запретившее им распоряжаться имуществом, стало неприятным сюрпризом, обжаловали арест. Представлявшая их интересы адвокат Наталья Иванова доказывала, что следователь и райсуд нарушили конституционные права, так как имущество родственников Уразалина к нему лично отношения не имело. Дома и участки были приобретены задолго до истории 2014 ­года с пропажей вещдоков, и вся недвижимость не могла быть получена за счет якобы похищенных миллионов. «Земельный участок сыну Анвару подарил его дедушка еще в 2001 году, еще один участок был подарен в 2010 году. Ихтияр Уразалин к этим объектам вообще никакого отношения не имеет»,— перечисляла адвокат.

Сам полковник по видеоконференцсвязи из тюрьмы рассказал, что следствие также арестовало недвижимость его бывшего тестя и тещи, которой они владеют с ­1990-х годов, и он лично возмущен тем, что страдают его бывшие пожилые родственники, которые к уголовному делу никакого отношения не имеют, а насчет имущества их никто даже не опрашивал. По словам арестанта, в райсуд были представлены все правоустанавливающие документы, объясняющие происхождение жилья и земли, но эти доказательства «были полностью проигнорированы». «Арест имущества был нужен только для того, чтобы создать негативный общественный фон и показать в СМИ, какой я негодяй и коррупционер. Нажил столько незаконного добра, что у меня аж 23 обыска провели. Прошу суд остановить эту вакханалию»,— заявил заключенный Уразалин (в прошлом году пресс-служба нижегородского СУ СК распространила фото арестованного в Красном Яре жилья). Представитель прокуратуры возражал, сообщив, что арест имущества был законным и обоснованным, чем вызвал негодующие реплики защиты.

В результате судья Роман Нестерук отменил решение Московского райсуда об аресте имущества, отправив материалы на новое рассмотрение. До конца марта райсуд должен заново рассмотреть вопрос о законности обеспечительных мер. Позже судья Андрей Костров аналогичным образом постановил Нижегородскому райсуду пересмотреть решение об аресте денежных средств сына и бывшей жены Ихтияра Уразалина. На банковских счетах родственников следствие через суд заблокировало около 340 тыс. руб., и адвокат Иванова доказывала, что это их личные средства, полученные, в том числе, от страховой компании.

Напомним, бывшему тыловику нижегородского УМВД продлили срок предварительного заключения до 30 марта. Помимо мошенничества, ему инкриминировали и покушение на посредничество в передаче взятки по тем же самым событиям. ­Следователи СК предполагают, что пропавшие 44,8 млн руб. были переданы высокопоставленным сотрудникам полиции за прекращение уголовного дела против Максима Осокина, который вывез из здания УВД набитые бумагой инкассаторские мешки, дав следователю полиции расписку в получении изъятых денег и заведомо зная, что их ему не вернули. Расследование этого громкого дела идет уже два года. Пока его фигурантами стали адвокат Владимир Воликов, который еще в 2007 году уволился из полицейского следствия и также считает себя невиновным, и бывший директор Московского рынка Иосиф Дриц, на показаниях которого во многом строится предъявленное ­Ихтияру Уразалину обвинение.

Роман Кряжев


Коммерсантъ (Н.Новгород) от 15.03.2018, стр. 8
Комментировать

Наглядно

в регионе

обсуждение